Алина брагина похищение ребенка

Матери похищенных детей просят изменить закон

Тема, которая стала очень актуальной для многих родителей, — борьба за ребенка после развода. Например, жительница Подмосковья Екатерина Жейда добивается возможности воспитывать дочь. после расторжения брака суд определил, что девочка будет жить с мамой. папа забрал ее к себе и не разрешает даже подходить к ребенку без его ведома.

Ни судебные приставы, ни полицейские повлиять на мужчину не могут: похищение вроде как есть, но считать похитителем отца нельзя — нет соответствующего закона. Однако у Екатерины появилась надежда: юристы предложили ввести уголовную ответственность для тех, кто не выполняет решение суда.

Пятилетняя Софья не живет с мамой уже больше года. Рыдая, женщина рассказывает, что ребенка забрал муж — и до сих пор грозится, что навсегда. И его, мол, совершенно не беспокоит, что после развода суд постановил: Софья должна жить с мамой. Отец намерен воспитывать Соню без участия бывшей жены. С тех пор мужчина разрешает лишь изредка созваниваться с девочкой: в определенные дни и часы, строго под его контролем.

Екатерина Жейда: «Она напугана, что я ее заберу от папы, потому что он ей сказал, что если мама придет с дядями приставами, хватайся за мою ногу и крепко держи. И ребенок в 5 лет напуган: мама придет, мама монстр вообще».

Сколько раз появлялась Екатерина у порога бывшего мужа с полицейскими — помочь они ничем не могут: ребенка забрал родной отец, что нельзя расценить, как похищение. Даже судебный пристав вмешивался, но и это ни к чему не привело. Действовать самостоятельно женщина боится: еще будучи в браке, она обращалась в полицию по факту домашнего насилия. Супруга за побои тогда оштрафовали. Ну, а как же теперь вернуть дочь? Получается, остается лишь ждать перемен на законодательном уровне?

Максимилиан Буров — один из авторов поправок, которые уже поддержали судебные приставы, но которые пока не приняты. Буров и его единомышленники требуют ввести уголовную ответственность за «семейный киднеппинг».

Максимилиан Буров, адвокат: «Это реально станет профилактикой подобных событий. Количество сократится в разы. Ни один бизнесмен не хочет драить унитазы, а в случае обязательных работ придется это делать. Я сам жертва внутрисемейного похищения. Ребенок не может без мамы. Не понимать это может только садист».

Поправки предложено внести в статью 315 Уголовного кодекса. А именно — наказывать не только должностных, но и физических лиц за неисполнение решения суда; и в статью ввести уголовную ответственность за семейное похищение. Этого ждут женщины, разлученные с детьми и вставшие в отчаянии на колени. Вот одна из тех, кто запустил «Я имею право обнимать своего ребенка».

Алина Брагина, основатель общества «Стопкиднеппинг»: «Даже если ты выигрываешь суд, у вас все равно равные права. Я поддерживаю новый закон об уголовной ответственности».

У Алины на руках — 12 решений суда о том, что дочь должна жить с ней, однако уже 7 лет мать разлучена с девочкой. Ребенка прячет отец — Григорий Казанский.

Алина Брагина: «Казанский находится в федеральном розыске в Интерполе за хищение 91 миллиона, моя дочь находится рядом с ним. И я ничего не могу сделать».

Не добившись справедливости, Алина Брагина основала сообщество «Стопкиднеппинг» — старается помочь вернуть в спорных ситуациях детей тому из родителей, кто имеет на это законное право. Возможно, сможет помочь и Екатерине — она так отчаянно призывает к миру бывшего мужа и его родителей, а те уверены, что только они могут воспитывать ее дочь.

Екатерина Жейда: «Давайте жить дружно. Дружно! Не будем ругаться. Она у нас одна, и мы должны решить эту проблему».

Решить пока не поздно — пока психика ребенка не поломана окончательно. А вдруг удастся договориться ?

Семейная драма в Туле: отец и мать делят похищенную дочь в суде

В Туле местная жительница пытается через суд вернуть себе дочь, которую не видела пять лет, с того момента, как ей исполнилось 11 месяцев. В эти дни проходит очередной процесс. Корреспондент телеканала «МИР 24» Анна Деркач разбиралась в этой непростой истории.

Алина Брагина уже не знает, как выглядит Ариана. Что у нее есть — это фотография судебных приставов, сделанных в квартире ее бывшего супруга, одежда и игрушки девочки.

Семейная история началась красиво. Но дочка родилась раньше срока, с осложнениями по здоровью. В процесс лечения вмешалась свекровь, практически разрушив семейную идиллию.

«Пусть она попьет вот траву какую-то, там ушки или лапки медвежьи, я не помню. Я говорю хорошо, я спрошу у врача», — рассказывает Алина историю разлада. После этого, по ее словам, муж обвинил ее в неуважении к своей матери и устроил скандал.

Семья распалась. Алина увезла дочь к маме и всегда была «за» ее общение с отцом. Но Григория Казанского это не устроило, и однажды он просто выкрал дочь. Суд трижды вставал на сторону Алины. Но ни приставам, ни следователям, ни прокурорам вернуть ребенка матери не удалось.

«Наша система не позволяет заставить органы исполнительной власти, в частности приставов и полицию, выполнять свою работу. Они, как правило, выезжают по месту регистрации, звонят в дверь, им никто не открывает. Они уходят и все», — пояснил адвокат Максимилиан Буров.

По его мнению, Григорий тянул время, подавая апелляции в суды сразу нескольких российских регионов, в том числе Москвы и Ингушетии. И вот Богородицкий суд Тульской области неожиданно оставляет ребенка с ним. В разговоре отец сам намекнул почему.

«Я буду ультимативным в каждом моменте, компромиссов не будет. Я уже все зарядил, мне сейчас суд купить легко. Я тебя могу тебя запросто родительских прав лишить при желании, и все это двести штук обойдется», — рассказал Казанский по телефону.

За пять лет Григорий позволил Алине всего раз и издалека увидеть дочь. В октябре прошлого года на игровой площадке торгового комплекса. Девочке тогда даже не сказали, что среди взрослых ее мама. За много лет она, конечно, успела ее забыть.

«В какой-то момент она оказалась рядом со мной. Мне безумно хотелось погладить ее по голове, но охранники просто были готовы порвать меня, если я сейчас сделаю жест рукой», — вспоминает женщина о том моменте.

Потом Григорий исчез, возможно, увез дочь в Испанию. Там у нее уже новая мама и несколько братьев и сестер. Об этом Алине в соцсети написала россиянка, которая живет в Барселоне. Там Ариана ходит в англоязычную школу в городе Монгат.

Читайте так же:  Справка о разрешении выезда за границу

Сегодня в суде очень ждут Григория, к которому у коллегии масса вопросов: как без разрешения Алины он вывез дочь зарубеж, и, главное, почему столько лет скрывал ее от законной матери.

Не трогать и не разговаривать: бизнесмен обманом забрал общую дочь у ее матери

Cosmo рекомендует

Как убрать нависшее веко с помощью макияжа — 3 простых шага

Удлинят шею, подчеркнут грудь и сделают плечи изящными — 7 топов с асимметрией

Алина Брагина уже пять лет не видела собственную дочь — малышку обманом у матери забрал ее отец , бизнесмен Григорий Казанский. С самого начала романа с Григорием Алина заметила его недостатки: мстительность и раздражительность. Но девушка на все закрывала глаза , надеясь , что общий ребенок поможет сгладить все острые углы.

« Он очень красиво за мной ухаживал , хотя наш роман легким не назовешь. Мы то сходились , то расходились. Но я его очень любила , и каждое расставание было для меня невероятно болезненным», — рассказала Алина в интервью « МК».

« Мы вместе отметили Новый год и начали жить в гражданском браке. Сначала все было хорошо , а потом я поняла , что рождение ребенка , по сути , ничего не изменило. Мои надежды оказались иллюзиями. Мы так и не стали семьей. Вспыхивали скандалы. После очередного конфликта с его родителями , который произошел на почве разных представлений о воспитании ребенка , Григорий перестал ночевать дома. Близости между нами уже не было. Но я делала вид , что все нормально», — продолжила она.

Позднее девушка узнала об отношениях возлюбленного на стороне и в итоге ушла вместе с дочерью жить к своей маме. На протяжении трех месяцев отец навестил малышку всего 4 раза , а незадолго до ее первого дня рождения обманом похитил дочь. Григорий с другом пришел в гости к Алине , пока ее не было дома. Бизнесмен попросил бабушку дочери приготовить поесть и , пока она была на кухне , ушел с девочкой из квартиры , закрыв за собой дверь снаружи.

« Мама была в шоковом состоянии. На улице минус десять , ребенок в одних ползунках. Я набираю номер Григория и его друга: все телефоны выключены. Тут же подаю заявление в полицию. Меня спрашивают: „Решение суда есть? Если нет , у вас равные права на ребенка. Никто вашу дочь искать не будет!“ Через три дня он вышел на связь и сказал , что ребенок орет благим матом», — вспоминает тот страшный день Алина.

Дальше события развивались стремительно: на протяжении пяти лет борьбы за дочь Алина обращалась во многие инстанции , суд неоднократно выносил решение вернуть ребенка матери , но малышка по‑прежнему находится с отцом. Однажды Григорий разрешил экс-возлюбленной увидеться с дочерью. Свидание происходило на детской площадке в торговом центре: «Я была в шоке , но согласилась на все , лишь бы увидеть наконец дочь. Но Григорий переписал сценарий по своему усмотрению. Согласно новому варианту мне все было нельзя: говорить , что я ее мама , дотрагиваться до нее , разговаривать , фотографировать. Можно было только наблюдать издалека и задавать вопросы , которые он одобрил: как тебя зовут , как твои дела и так далее».

А теперь Алина и вовсе фигурирует в качестве свидетеля в уголовном деле. Девушке пришло извещение о посылке , и она отправилась на почту: «Документы мне выдали сразу , а посылку долго не могли найти. Только потом я поняла , что они тянули время. Я ни от кого не ждала бандероли. Фамилия отправителя , адрес и телефон — все было незнакомое. Открыла — в нос ударил запах хлорки. Внутри лежали книга , ежедневник и коробка конфет. Я все сложила обратно и пошла к выходу , где меня уже ждали сотрудники полиции». Как оказалось , в посылке были найдены наркотики. Экспертиза показала , что Алина не принимала никаких запрещенных веществ , но как будут развиваться события дальше , пока никто не может предположить.

Новости

Новости

Алина Брагина пытается вернуть ребенка, которого в свое время забрал муж. Сейчас у мужчины другая семья, и малышка называет мамой совершенно чужую женщину. «СтарХит» разобрался в громкой истории борьбы жительницы Москвы за право воспитывать собственную наследницу.

«У нее мои глаза», – подумала 32-летняя Алина Брагина, когда впервые увидела дочь Ариану после пяти лет разлуки. Гражданский муж, бизнесмен Григорий Казанский, в декабре 2011-го забрал у нее ребенка и лишь один раз разрешил увидеть дочку – в октябре прошлого года, и то в присутствии десяти охранников.

«Он был вынужден согласиться на эту встречу по решению суда, – делится со «СтарХитом» Алина. – Перед этим от волнения я не спала неделю, купила куклу ручной работы. Дочка была на дне рождения у подруги в ресторане торгового центра. Мне разрешили смотреть на Ариану только издалека – нельзя было ни говорить, ни прикасаться, ни фотографировать, но потом Казанский внезапно сжалился и сказал Ариане угостить «тетю за соседним столом» макарунами. Дочка подошла, протянула мне сладости, я увидела, как мы похожи… Спросила: «Как тебя зовут?» Она ответила: «Ариша». Мне так хотелось ее обнять, но я понимала – нельзя: за нами следят. Да и дочка испугается, ведь я для нее чужая. Слышала, как она называла мамой другую женщину, ту, что разлучила меня с ее отцом. »

На острие ножа

Москвичка Алина и Григорий познакомились в 2006 году в столичном ночном клубе. Сначала студентке театрального института мужчина не приглянулся, да и связь с женатым не входила в планы. Но красивые ухаживания, дорогие подарки и обещания развестись постепенно сделали свое дело – Алина влюбилась. Отношения пары нельзя было назвать идеальными.

Вскоре Алина забеременела, и они с Григорием стали жить вместе. Малышка появилась на свет 18 декабря 2010 года, она родилась недоношенной и часто болела. Проблемы с ребенком стали причиной постоянных скандалов – у родителей были разные взгляды на лечение.

«Я больше не могла терпеть напряжение, – продолжает Брагина. – Предлагала разъехаться, но он не соглашался. Когда дочке было 9 месяцев, я, открыв ноутбук, случайно наткнулась в соцсети на кокетливую переписку Григория с моделью Анной Рудалевич. Написала ей: «Ты что, спишь с моим мужем?» Она ответила утвердительно. Тут же позвонила Казанскому и сказала, что я в курсе измены, забираю дочку и ухожу. Он коротко ответил: «Имеешь право».

ДЕНЬГИ РЕШАЮТ ВСЕ

Алина упаковала вещи и переехала жить к маме. Казанский наведывался раз в две недели, чтобы увидеть ребенка. 10 декабря 2011 года, пока Брагиной не было дома, Григорий приехал и забрал дочь.

«Мне позвонила мама и в слезах рассказала, что он увез Ариану, – говорит героиня. – Я с тала набирать его номер – телефон недоступен. Приехала в квартиру, где мы когда-то жили, – там тишина. Я с ума сходила: как, где моя малышка? Первая ночь без ребенка прошла как в бреду – я проплакала и не смогла уснуть. На следующий день Казанский стал писать мне гадости – мол, помнишь, ты при ребенке назвала меня дураком? Теперь видишь, кто дурак… Я написала, что подам в суд, а он ответил, что за 200 штук любое решение будет принято в его пользу. Не знаю, как пережила это время, – помню только, что каждый день по несколько часов проводила в церкви , молилась, чтобы Господь вернул мне дочку. Я ничего не ела и похудела до 38 кг – мама боялась, что умру. 18 декабря Ариане исполнился годик, но я даже не увидела ее. Григорий сказал, что его родители против моих встреч с ребенком. После этого я обратилась в суд».

Читайте так же:  Закон о домашнем насилии дата

С того времени Алина и Григорий выясняют отношения в судах Москвы, Богородицка, в ингушском городе Карабулак.

«Он делает себе временную регистрацию там, где у него есть связи, и подает на меня в суд, – говорит Брагина. – У меня на руках больше десяти постановлений в мою пользу, но приставы не спешат отдавать мне Ариану –каждый раз после завершения процесса Казанский скрывается, и его будто бы не могут найти. Сейчас Ариана в Испании – об этом мне рассказал наш общий с Григорием знакомый».

На данный момент Казанский, занимающий пост советника генерального директора завода в Тульской области, пытается не разрешить Алине общаться с дочерью на основании, что та не знает маму.

Сейчас Алина работает администратором в детском развивающем центре, она до сих пор одинока, все ее мысли о дочери.

«Мечтаю, чтобы мне поскорее ее вернули, – говорит Брагина. – Если мы не воссоединимся, я не знаю, как мне жить… 2 марта состоится еще один суд, и я не теряю надежды, что Бог услышит меня и справедливость восторжествует. Но в любом случае я буду бороться за дочь до конца. »

Папина дочка

Больше пяти лет скрывает дочь от бывшей жены отец из Тульской области. Сейчас девочке шесть лет. Отец игнорировал все решения судов, которые определяли место жительство ребенка не с ним. Вместо того чтобы отдать ребенка, он подавал все новые иски.

Недавно суд из Богородицка — родного города отца — наконец-то оставил ему ребенка. Однако это решение отменил Тульский областной суд. Он не только обязал мужчину вернуть дочь матери, но и разъяснил, почему девочку нельзя оставлять с отцом.

В своем решении суд показал, как действуют родители, которые скрывают ребенка годами. Больше 60 процентов отцов, реже — матерей, не выполняют решение суда, по которому ребенок должен проживать не с ними. Служба судебных приставов обнародовала цифры: только треть исковых производств об определении места жительства ребенка исполняется.

Обиженные и несогласные, отцы и матери кочуют со «спорными» детьми по всей стране, прячут их за высокими заборами, нанимают охрану. В наказание же получают всего лишь административный штраф. Но потеря пары тысяч рублей мало кого останавливает. В свое оправдание отцы заявляют, что мать не забирает ребенка сама. И наоборот. «Для передачи ребенка должны присутствовать, как минимум, две стороны. При этом сама истица с моим доверителем не связывается», — объяснял на днях адвокат Антон Жаров во время процесса в московском суде, выступая от имени еще одного злостного неисполнителя судебных решений.

В Туле номер из серии «сама виновата» не прошел. Суд установил, что Алина Брагина, мать девочки, «постоянно боролась за проживание ребенка с ней, обращаясь в различные инстанции, настаивая на принудительном исполнении решения суда». Но борьба матери ни к чему не привела, потому что отец «все время скрывал ребенка не только от Брагиной, но и от службы судебных приставов». Для этого он прописывался по новым адресам и подавал все новые иски. Тульский областной суд приостановил эту череду исков. К последнему отец добавил новое основание — о существовании родной мамы девочка не знает, зато горячо любит новую папину жену и считает ее мамой.

Действительно, обычно при определении места жительства ребенка суды учитывают, к кому из родителей он больше привязан. Но в этом конкретном случае любовь дочки к отцу и его новой семье роли не играет. Отец уже нанес дочери вред, лишив родной матери. Поэтому нельзя оставлять ребенка с ним, заключил суд. Восстановить связь мамы и дочки будет сложно. Девочка неизбежно испытает психологическую травму при встрече с мамой, отметил суд. Поэтому Алина Брагина решила сначала поближе с ней познакомиться, а потом забрать ее по мере привыкания. Суд посчитал это «разумным, гуманным и целесообразным».

Как влиятельные отцы отбирают детей у бывших жен

Алина Брагина, мама Арианы: Здравствуй, моя любимая любовь Арианочка, меня зовут Брагина Алина, я твоя настоящая мама.

Людмила Словохотова, мама Богдана: Здравствуй, Богдан, здравствуй мой родной сыночек. Сегодня тебе исполняется три годика, очень жаль, что я не могу лично поздравить тебя.

Екатерина Кормич, мама Дианы: Я хочу, чтобы ты знала, что я делаю всё возможное, чтобы поскорее быть с тобой рядом…

Видео (кликните для воспроизведения).

У этих молодых красавиц — одна судьба на троих. Размолвки, разборки, развод с богатым и влиятельным мужем. И как финал разлука с самым драгоценным в жизни — собственным ребенком.

Алина Брагина, мама Арианы: Фотография, ей здесь 2 года, это моя дочка, Ариана. Мне ее передали приставы Даниловского ФССП, это федеральная служба судебных приставов. Еще есть у меня фотография на телефоне, ее мне недавно скинули приставы Богородецкого района, совсем недавно. Но там фотография с фотографии, я до этого момента даже не видела, как выглядит мой ребенок.

Алина не видела дочку Ариану больше пяти лет — с тех пор как ее увез бывший муж. Где сейчас находится девочка, она не знает, хотя выиграла 11 судов, и по закону ребенок должен жить с ней.

Дело в том, что бывший муж Григорий Казанский — бывший топ-менеджер в «Ростехе», он управляет то одним крупным заводом, то другим. Закон — не помеха, приставы не могут его отыскать, а он, если судить по фотографиям в соцсетях, каждое лето вывозит девочку в Испанию, хотя без разрешения матери это нелегально.

«Я уже все зарядил, мне сейчас суд купить, я могу тебя даже лишить родительских прав, мне это в 200 штук обойдется, я машину продам. Хотел бы тебя грохнуть, ты бы не узнала. Добрый вечер и все», – говорил предприниматель.

Алина Брагина, мама Арианы: Вариантов может быть три: он предоставил мое свидетельство о смерти, или он предоставил свидетельство о рождении, где в графе мать указана эта баба, или он предоставил фальшивое разрешение на вывоз ребенка.

Читайте так же:  Кто выдает свидетельство о рождении ребенка

«Эта баба» — новая возлюбленная Григория. Раньше женщина была танцовщицей и часто снималась в эротических фотосессиях, а теперь она примерная жена и мачеха ее дочери Арианы. В то время, как родная мать обивает пороги судов. А Максимилиан Буров — адвокат Алины. Еще одной своей клиентке Кате он помогает бороться за дочь Диану. Катя не видела дочку больше года, сегодня, по решению суда, первая встреча. Пока шел суд, бывший муж Кати переехал, а судебный пристав, который должен был свидание организовать, даже не явился.

На самом деле, если папа «простой смертный», то и встречу организуют, и ребенка отберут. Но если папа, крупный бизнесмен, как муж бывшей модели Кати — Денис Избрехт, то приставы могут годами ничего не делать

Максимиллиан Буров, адвокат: Ну, напишем мы жалобу на бездействие, это они могут пережить. А вот если отец напишет жалобу на то, что пристав ребенка тронул и так далее — этого они боятся как огня, и с этим связана их пассивная позиция в рамках исполнительного производства.

Главное в этой истории то, что за бездействие приставов никто не накажет и не уволит, а отца за то, что в назначенный судом час не был дома, оштрафуют лишь на 2 тыс. рублей.

Максимиллиан Буров, адвокат: Процедура привлечения к ответственности — пристав составляет документы, направляет их в комиссию и т.д. Если процедура дольше 2 месяцев, то привлечь нельзя, так как истек срок.

Впрочем, Максимиллиан, отыскал способ борьбы — бить приставов рублем. Вместе с другой своей клиенткой Людой, у которой муж — бывший следователь, и который умело прячется, заметая следы, Макс подал иск на 50 тыс. рублей компенсации за моральный ущерб.

Людмила Словохотова: Мы пытаемся засудить приставов, которые даже не ищут моего ребенка, и уже год не исполняют решения суда. Мне сказали — «вашего ребенка искать не будут». Я не знаю, где они находятся.

Компенсация морального вреда в России, вы не ослышались, уже дважды Максимилиан выигрывал такие иски. Хотя и не такое сильное, что сам адвокат пережил в детстве.

Максимиллиан Буров, адвокат: Я этим занимаюсь, потому что личная семейная драма была. Понимаю этих детей, тоже был объектом похищения со стороны моего отца. После года разлуки с мамой, я думал, что она умерла.

А вот Георгий, наоборот, борется за права отцов. Его часто обвиняют в том, что он профессионально помогает им похищать детей и даже называют «детским рейдером», но бывший следователь работает чисто, следите за руками.

Георгий врывается в детский сад с видеокамерой и оператором, тычет пресс-картами в лицо охранникам — у него действительно есть сайт, зарегистрированный как СМИ. Во время шума-гама-суеты, папа берет на руки мальчика и увозит — и это не преступление, он же не чужой дядя. А дальше мама может сколько угодно пытаться забрать свое чадо назад.

Георгий Алпатов, журналист: Вы в данной ситуации говорите неправду. Что значит «помогаю забрать своих детей». Я присутствую, а это разве помощь?

Но в условиях, когда семейный кодекс не работает, каждый борется за то, что он считает справедливым. Не Георгий, так кто-то другой возглавит отцовский спецназ.

Георгий Алпатов: Эта беда гораздо больше распространена на отцов, именно когда их разлучают со своими детьми. По той практике, которую вы указали. Если 90-95 процентов, остаются жить с матерями.Кто больше с ними будет разлучен — отцы или матери?

«Они ведут себя нагло и цинично, нападая на детские сады и школы. Они похищают наших детей. Их главарь — Георгий Алпатов, бывший мент и женоненавистник», — бьют тревогу в Интернете мамы, у которых бывшие мужья забрали детей.

32-летняя москвичка, иконописец Полина Котова с 19 сентября не видит трехлетнего сына Серафима.

— Приехали люди в черном в детский садик и увезли его, — рассказывает Полина. — Воспитательница отдала ребенка, потому что среди похитителей был его родной отец.

Увидеть дочь и не попасть в тюрьму — две цели в жизни. Несколько месяцев назад Алине по почте пришла посылка. Внутри оказались наркотики. Алина уверена, что это козни ее бывшего.

Алина Брагина: Наши суды тянутся с 2012 года по ребенку. И он в каждом суде говорит, что я употребляла наркотики. Но никаких доказательств применить он не мог. Теперь девушке грозит от 10 до 20 лет тюрьмы.

[3]

Алина Брагина: Мы хотели сначала открыть канал на ютубе. Тут же будут документы из судов, из программ. Когда-нибудь твоя дочь придет и скажет — мама что ты сделала, чтобы меня вернуть? Делала, все что могла, объяснит когда-нибудь Алина. Даже митинги организовывала.

В ноябре 2017 года Андрей Зайцев (в розыске на данный момент), под предлогом отдыха с детьми, увез двух сыновей в Грецию. Спустя обещанную неделю ни мальчиков, ни, пока еще, законного супруга женщина не увидела.

Напомним, что уже больше года назад бывший муж Юлии Шик, Андрей Зайцев, сын директора завода слоистых пластиков, директор музея Стрит-арта забрал сыновей Степана и Федора и решил их не возвращать. Мальчикам тогда было одному три года, другому пять. Саму Юлию Шик из дома выгнали.

Сначала в рамках бракоразводного процесса ей позволяли видеться с сыновьями 2 часа в неделю в присутствии постороннего психолога. Но последняя встреча была в апреле 2018 года. С тех пор, несмотря на попытки и призывы решить дело миром, семья Зайцевых ни разу не дала возможность маме и детям увидеться, даже в Дни рождения.

5 июня 2018 года горсуд вынес определение о том, что до окончания бракоразводного процесса дети должны находиться с матерью. В августе Ленинским районным судом был осуществлен развод Зайцева Юлией Шик, и было установлено, что детей необходимо ей передать. До того, как суд вынес вердикт, Андрей Зайцев появлялся на публичных мероприятиях, в СМИ сообщал о своей позиции, демонстрировал первое определение районного суда, в котором было обозначено ограниченное время для встреч матери с детьми. Но после вынесения решения суда с требованием передать сыновей, Андрей Зайцев стал скрываться.

В то же время в ЗакС стали поступать обращения от женщин с похожими историями и выяснилось, что проблема отъема маленьких детей обеспеченными отцами у простых матерей – типовая. По словам Вячеслава Макарова, таких историй накопилось уже больше сотни.

Про историю Кержакова:

Складывается впечатление, что Кержаков отбирает детей, чтобы не платить алименты. Он, скорее всего, опасается, что по суду его обяжут платить, как Аршавина. В его случае — это 1/4 официального заработка. Речь идёт об очень больших суммах. Есть также предположение, что когда он в прошлый раз забирал ребёнка у Сафроновой, он пытался скрыть свои реальные доходы. Не думаю, что ему нужен именно сам ребёнок. Тем более при его графике, он вряд ли сможет уделять сыну столько внимания, сколько родная мать. Ребёнок большую часть времени будет проводить с какими-нибудь нянями из Молдавии».

Читайте так же:  Установление происхождения детей добровольное установление отцовства

Возьмем случай фитнес-леди Ольги Слуцкер. Перед своим влиятельным мужем она тоже оказалась бессильна. Он увёз детей в Израиль. Кстати, в борьбе за своих детей Ольга тогда объединилась с Яной Рудковской. Той также пришлось выйти на тропу войны с бывшим супругом Виктором Батуриным. Правда, в ситуации Рудковской восторжествовал здравый смысл, дети остались с матерью, продолжили общение с отцом, и с их психикой все нормально.

«У богатых и влиятельных отцов чаще получается решать вопрос в свою пользу, — успокаивает напуганных российских матерей Олег Сухов и продолжает. — У того же Кержакова очень хорошие связи в правоохранительных структурах, он известный человек, чем он успешно пользуется».

«У меня множество процессов, когда отцы пытаются отвоевать через суд своих детей. На мой взгляд, мужчины сейчас взбунтовались, потому что женщины манипулируют ими при помощи детей во время развода. Ставят условия, ограничивают бывших мужей в общении с детьми. А сильной половине это не нравится. И вот здесь начинается борьба, где на первом плане стоит не ребёнок, а желание сделать бывшей супруге или супругу больно, отхватить святое. Суд часто встаёт на сторону отцов».

Адвокат Максимилиан Буров, тот самый, что в детстве пережил разлуку с матерью, и теперь помогает женщинам вернуть или хотя бы увидеть своих детей, знает точно, каким должен быть хэппи энд таких семейных драм. Правильный финал — только один.

Спустя два года россиянке удалось вернуть детей, которых муж увез в Европу

Жительница Петербурга Юлия Шик рассказала, как ей удалось вернуть своих детей, которых два года назад похитил бывший муж и увез в Португалию. Возвращение детей превратилось в масштабную операцию.

«Очень богатые люди после рождения детей выкидывают маму»: история конфликта

Ранее Юлия Шик рассказывала, что ее муж Андрей Зайцев, сын директора петербургского завода слоистых пластиков, увез их общих детей в ноябре 2017 года — по ее словам, тогда он уже имел длительные отношения с другой женщиной и решил забрать детей у их матери. Как говорила Юлия, супруг получил от нее разрешение на отдых с сыновьями в Греции на десять дней, но не вернул мальчиков и остался с ними за границей. При этом Зайцев и Шик еще находились в браке, поэтому правоохранители толком не могли помочь Юлии.

[1]

Тогда она подала на развод с требованием оставить детей у нее. 27 августа 2018 года суд в Петербурге принял решение об определении места жительства мальчиков с Юлией Шик. Это решение вступило в силу в январе 2019 года после того, как были рассмотрены все апелляции ответчика. Зайцев был объявлен в розыск, но детей все равно не возвращал. Юлия Шик в феврале 2019 года обратилась в суд с исковым заявлением о лишении его родительских прав в связи с тем, что он злоупотребляет полномочиями.

Этим летом Юлия узнала о том, что ее сыновья находятся в США, но бывшая свекровь опередила ее — забрала детей и улетела в неизвестном направлении. Тогда председатель Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслав Макаров пообещал, что будет «гонять Зайцевых по всему миру до тех пор, пока они не отдадут детей матери».

Эта история вскрыла серьезную системную проблему. Это лишь одна из очень многих историй, типовая. Очень богатые люди после рождения детей выкидывают менее защищенную и обеспеченную маму на улицу, мол, иди на все четыре стороны, — цитирует его издание «Петербугский формат».

Он отметил, что разлучение с матерью наносит детям непоправимый вред.

В начале октября Юлия Шик узнала о том, что ее дети находятся в Португалии. Она вылетела туда со всеми документами, свидетельствующими о том, что дети должны жить с ней. Юлия встретила семью Зайцевых с детьми на улице, но оппоненты не дали ей забрать сыновей. В итоге все участники конфликта оказались в полиции, после чего был назначен суд — на решения российских судов португальские власти особого внимания не обратили.

«Бог устал смотреть на мои слезы»: как удалось вернуть детей

Юлия Шик смогла забрать детей в Португалии на прошлой неделе и рассказала об этом в Instagram сегодня.

Друзья, мои дети с мамой! 2 года и 27 дней мы были в разлуке! Простите, что пропала, мы уже неделю как вместе. Это пока еще временное решение португальского суда, окончательное решение будет позже, суд дал 10 дней Андрею на написание своей позиции, — поделилась она.

Как сообщила Юлия, суд состоялся в Португалии 6 ноября. По ее словам, отец ее двоих сыновей на заседание не явился — как она считает, чтобы затянуть процесс.

[2]

Я пришла одна на суд со своим адвокатом. Там была судья и прокурор. Они выслушали меня, всю историю. Я плакала, переводчик тоже плакала. Дальше прокурор ходатайствовал, чтобы до решения суда дети были переданы и жили с мамой! Прокурор — взрослый мужчина, на вид строгий, и тут такое озвучил, что мурашки забегали от того, что это может судья одобрить прямо сейчас! — поделилась она.

Юлия рассказала, что поехала в полицию для исполнения решения суда. Полицейские предупредили, что если Зайцевы не будут открывать дверь, то взломать ее стражи порядка не смогут, так как об этом не сказано в судебном решении. К тому же был риск того, что оппоненты Юлии узнают о намерении полиции забрать детей и покинут жилье. В итоге полицейские приняли решение забрать мальчиков в тот момент, когда семья будет выходить из дома.

Я планировала, что буду ночевать у их дома, чтобы не уехали! Из Петербурга ко мне прилетели два друга, они согласились сидеть со мной всю ночь. В полиции мне начальник записал голосовое сообщение на португальском, это он сказал включить, когда будем вызывать полицию, чтобы полицейские поняли, что от них нужно.

Далее Юлия пишет о том, как приехала с друзьями по нужному адресу. Свет в окнах не горел, и молодая мать почти потеряла надежду — подумала, что детей там уже нет. Около десяти часов вечера она увидела подъезжающую к дому полицейскую машину.

Я в полной уверенности, что это точно не к нам, сижу дальше, и тут через пару минут вижу, что к нашей машине идут полицейские с Андреем и его мамой! Я сначала не поняла, как это и зачем, выхожу и слышу, как Андрей просит полицейских зафиксировать, что за ними следят и их преследуют, — рассказала Юлия.

Она порадовалась тому, что семья бывшего мужа сама вышла на улицу, да еще и с полицией.

Потом приехали еще несколько полицейских машин, они все между собой говорили на португальском, и Андрей не понимал, о чем речь! Думал, видимо, что меня за преследование будут наказывать. В общем, полицейские пошли к нему домой, я стояла у подъезда, шел дождь, все подходили ко мне и говорили, что сейчас сможешь забрать! У меня тряслись колени и зубы, как от холода, но это был не холод! — поделилась Шик.

Один из полицейских проверил ее документы, прослушал аудиозапись, кивнул и подошел к ее бывшему мужу.

Я просила полицейского не отпускать Андрея и его мать! Как выяснилось, они жили в соседнем подъезде, и адрес у нас был немного не тот, но, видимо, Бог устал смотреть на мои слезы и просто все сделал, чтобы я наконец соединилась со своими детьми! — считает Юлия.

По ее словам, когда она забирала детей, экс-супруг говорил сыновьям, что с мамой им будет плохо, что их увезут и спрячут. В посте сказано также, что сестра Зайцева позвонила одному из племянников и просила его сказать на суде, что он хочет жить с папой, а бывшая свекровь говорила полиции, что Юлия якобы никогда не воспитывала детей.

Читайте так же:  Сколько платят за усыновление ребенка ежемесячно

Дети плакали. Когда мы отъехали, то дети быстро успокоились. Степа пел песню „Всегда смотри на светлую сторону жизни“ и свистел, Федя танцевал. Я не могла выдохнуть и не верила, что они со мной! Не верю до сих пор, — призналась Юлия.

Изгнанные из «рая»: как олигархи расправляются с надоевшими женами

Семья Жанны Фриске наконец смогла увидеть своего внука. В ложе цирка сидят отец и сын, Дмитрий Шепелев и Платон, справа от них — семья Жанны: бабушка, дедушка и тетя ребенка. Между ними — стена из представителей органов опеки и судебного пристава. Каково это — любящим бабушке и дедушке видеть так своего внука? Ответ на этот вопрос знает Алина Брагина, пришедшая в студию «Прямого эфира» 23 июня, чтобы рассказать о том, как уже пять лет она борется с бывшим мужем за право воспитывать своего ребенка. Ее супруг — миллионер Григорий Казанский — похитил, по словам Алины, годовалого малыша, обвинил ее в наркомании и чуть в тюрьму не упрятал.

«Я борюсь за право воспитывать своего ребенка уже около шести лет, а видела дочь за это время всего один раз, хотя у меня на руках более десятка решений суда в мою пользу», — рассказывает Алина. Муж обвинил ее в проституции и наркомании со словами «Ну подумаешь, я погулял. Погулял бы и вернулся!» Об измене супруга девушка узнала случайно, когда их дочери было всего 11 месяцев, после чего собрала вещи и покинула Григория. Однако вскоре, воспользовавшись тем, что с ребенком на время осталась одна бабушка, Григорий с другом заперли пожилую женщину, и увезли девочку. Алина написала заявление в полицию, но ей пришлось забрать его: Григорий угрожал, что в противном случае они не смогут «договориться».

Адвокат Алины Максимилиан Буров разъяснил гостям в студии, что, к сожалению, по российскому законодательству, похищение ребенка одним из родителей преступлением не является. Кроме того, в студии представили и шокирующую запись разговора Алины и Григория: «Хотел бы тебя грохнуть — ты бы даже не узнала. Добрый вечер и все».

С обратной ситуацией столкнулся второй герой программы — Олег Гершман, бизнесмен, который уверяет, что его жена похитила их ребенка: «После родов психическое состояние моей супруги серьезно усугубилось. В конце концов жить с ней стало невозможно. Я ждал, когда дочка пойдет в детский сад, чтобы развестить. Но всего неделю назад жена наняла мужчину и похитила ребенка из детского сада». Олег рассказал, что супруга угрожала ему, пыталась сбить его автомобилем, подавала ложные доносы в полицию.

Вернулись в «Прямом эфире» и к истории олигарха Сергея Цвитненко, который, когда разводился с женой, буквально построил стену прямо в доме. После 18 лет брака миллионер оставил Маргариту Цвитненко и своего сына инвалида без газа, воды и электричества.

Похожая драма разыгрывается и у Ольги Казаченко, бывшей жены певца Вадима Казаченко. Она лишь недавно стала мамой. Девушка рассказала, что Вадим добился признания их брака фиктивным всего через полтора месяца после того, как узнал, что Ольга беременна. Компания Екатерины Гордон добилась отмены этого решения, после чего Казаченко подал иск о незаконном обогащении.

Что движет героями всех этих историй — корысть, месть или истинная любовь? Кто виноват в войне супругов и кто расплачивается за нее? Как в борьбе за детей не потерять человечность и не навредить самим детям? Все ответы — в «Прямом эфире»!

Москвичка пять лет не может добиться опеки над дочерью

«Ты так и не смогла стать мамой»: заявление бывшего мужа

Сам Андрей Зайцев не согласен с произошедшим. Он создал страницу в Instagram, где опубликовал обращение для Юлии.

В России я не мог защитить права детей. В России мама всегда права и никому не интересно, кто воспитывал детей и к кому они привязаны. Здесь мы могли договориться в их интересах — без хайпа, угроз, манипуляций. Дети были здоровы и счастливы, они забыли свои травмы, успокоились, но ты напала на них на улице. Ты никогда не заботилась об их психике, об их чувствах. За эти два года они стали не такими беззащитными, они знают, что физические наказания неприемлемы, знают, что я все сделал для того, чтобы они были здоровы и счастливы. Они очень привязаны ко мне и к своей бабушке, — заявил, в частности, он.

Как утверждает мужчина, Юлия нанесла детям травму, когда увезла их. Зайцев добавил, что Юлии прекрасно известно, что он не будет силой отнимать детей.

Ты знаешь, что боль разлуки со мной разбивает их сердца. Ты осталась прежней. Я так надеялся, что у тебя появится материнская доброта в сердце. Я не смог защитить детей, ты так и не смогла стать Мамой, — заявил он.

Видео (кликните для воспроизведения).

Тем не менее публикация мужчины вызвал шквал гневных комментариев.

Источники

Литература


  1. Торгашев, Г.А. Методика преподавания юриспруденции в высшей школе / Г.А. Торгашев. — М.: ГОУ ВПО «Российская академия правосудия», 2014. — 463 c.

  2. Каутский, К. Аграрный вопрос; Киев: Пролетарий, 2012. — 330 c.

  3. Лившиц, Р.З.; Чубайс, Б.М. Трудовой договор; М.: Наука, 2011. — 174 c.
  4. Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова. Годичная научная конференция. Том 2. История химико-биологических наук. История наук о земле. Проблемы экологии. История техники и технических наук. — М.: Ленанд, 2013. — 440 c.
Алина брагина похищение ребенка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here