Чарльз линдберг похищение ребенка

Загадки «дела Линдберга». Кто убил сына национального героя США?

15 сентября 1934 года был арестован Бруно Ричард Гауптман, единственный обвиняемый по делу о похищении и убийстве Чарльза Линдберга-младшего.

Фото: commons.wikimedia.org

12 мая 1932 года водитель грузовика Уильям Аллен остановил машину на обочине дороги в 10 километрах от небольшого городка Хайт-Филдз. Шофер остановился, говоря простым языком, по нужде.

Неподалеку, возле телеграфного столба, Аллен увидел нечто, сперва показавшееся ему муравейником. Но, приглядевшись повнимательнее, он с ужасом понял, что перед ним останки ребенка.

Находка Уильяма Аллена дала новый импульс расследованию одного из самых громких и загадочных преступлений XX века — похищению ребенка летчика Чарльза Линдберга.

Герой нации и его семья

Уроженец Детройта Чарльз Линдберг в мае 1927 года на самолете «Дух Сент-Луиса» первым в мире совершил трансатлантический перелет из Нью-Йорка в Париж.

После этого полета Линдберг превратился в мировую звезду и кумира Америки. По просьбе правительства США он совершал полеты доброй воли в страны Латинской Америки. Во время визита в Мексику Чарльз познакомился с Энн Спенсер Морроу, дочерью американского посла Дуайта Морроу. В 1929 году Энн стала женой Линдберга.

Чарльз и Энн Морроу Линдберг. Фото: commons.wikimedia.org

В 1930 году у пары родился сын, которого в честь отца назвали Чарльзом.

Семья Линдбергов купалась в популярности и не имела проблем с деньгами. У них был собственный дом в городке Инглвуд, а также поместье площадью в 390 акров, расположенное близ Хоупвелла, штат Нью-Джерси.

В поместье Линдберги проводили выходные, а в остальное время жили в Инглвуде. Но в конце февраля 1932 года семья осталась в поместье из-за болезни Чарльза-младшего.

У Чарльза и Энн был достаточной большой штат прислуги. За сыном наблюдала медсестра Бетти Гоув. Около восьми вечера 1 марта 1932 года Бетти уложила мальчика спать и погасила в его комнате свет.

Доказательства и сомнения

Процесс над Гауптманом стартовал в январе 1935 года. Обвиняемый настаивал, что ничего не знает о преступлении, а деньги ему в декабре 1933 года передал на хранение владелец лавки в Бронксе Изадор Сруль Фиш.

Фиш на некоторое время отправился в Германию, собираясь скоро вернуться, однако внезапно скончался. Факт смерти был подтвержден немецкими властями.

Гауптман настаивал, что тратить деньги стал, поскольку Фиш остался должен ему. В подтверждение плотник предоставил свои приходно-расходные журналы.

Купюры оставались единственной уликой, признававшейся самим обвиняемым. Все остальное вызывало серьезные сомнения. Показания свидетелей, включая самого Линдберга, выглядели крайне неубедительно. Почерковедческая экспертиза следствия, доказывавшая, что Гауптман якобы написал письма с требованием выкупа, была опровергнута экспертом защиты. Некоторые улики вообще выглядели как попытка подставить обвиняемого. Например, в его квартире на стене была обнаружена надпись — домашний номер телефона Джона Ф. Кондона, выступавшего посредником при передаче выкупа. Проблема в том, что похитители никогда не звонили Кондону домой. Да и с какой стати Гауптман не стер компрометирующую его надпись, находившуюся на самом виду.

Обвинитель пытался доказать, что семья Гауптмана стала жить на широкую ногу после получения выкупа. Но факты говорили об обратном — к 1930 году на счету Гауптмана в банке лежало более 4500 долларов сбережений, его еженедельные доходы в пять раз превосходили расходы. В начале 1931 года Гауптманы приобрели машину и отправились на ней в путешествие по стране.

Похищение

Примерно в десять вечера медсестра снова зашла в комнату, чтобы посмотреть, все ли в порядке с малышом. Буквально через минуту она вбежала в гостиную и сообщила, что ребенок пропал.

Первоначально Чарльза-младшего искали в детской, а затем в других комнатах, но вскоре стало понятно, что его нет в доме.

Спустя двадцать минут Чарльз Линдберг-старший обнаружил под окнами комнаты сына, расположенной на втором этаже, лестницу.

Все говорило о том, что ребенок был похищен. Обезумевший от горя отец схватив ружье, бросился к ближайшему лесу, полагая, что именно там скрылись преступники. Прислуга вызвала полицию.

При осмотре комнаты, из которой был похищен ребенок, на подоконнике нашли конверт со следующим обращением к Линдбергу: «Уважаемый сэр! Имейте 50 000 $, из них 2 000 $ – в 20 $ банкнотах, 1 500 $ – в 10 $, 1 000 $ – в 5 $ банкнотах. Через 2-4 дня мы сообщим, где Вы должны будете оставить деньги. Мы предупреждаем, чтобы Вы ничего не сообщали публике и не ставили в известность полицию. Ребенок содержится в заботе».

[3]

Оставить дело в тайне, как того требовали злоумышленники, не получилось. Наоборот, на всю Америку прогремела сенсация – у любимца нации похитили дитя!

Вскоре Линдберг получил новое письмо, в котором преступники высказывали свою недовольство и увеличивали сумму выкупа до 70 000 долларов.

Мог ли отец убить сына?

В ходе следствия не раз говорилось о том, что похищение не мог осуществить один человек. Окно в спальне ребенка открывалось вверх и при этом имело дефект, который не позволял его зафиксировать. В ходе следственных экспериментов было установлено – взрослый мужчина теоретически мог влезть в комнату через окно. Но успешно выбраться с похищенным ребенком и спуститься по лестнице без подельника или даже подельников было невозможно.

Но никаких сообщников у Гауптмана следствие не выявило. Как такое возможно? Как он решился на похищение в тот момент, когда домочадцы Линдберга еще не спали – он определенно должен был видеть горящие окна на первом этаже. Да и сам Линдберг должен был заметить в окно приставленную лестницу. Откуда Гауптман знал, что в спальне ребенка не будет медсестры, которая вообще-то должна была находиться с ним рядом?

Это только малая часть вопросов, связанных с данным делом.

Но кто мог расправиться с маленьким Чарльзом, если не казненный Гауптман? Версий существует немало. И по одной из них убийцей мог стать… Чарльз Линдберг-старший.

Сторонники этой гипотезы указывают на то, что конверт с письмом от похитителей на подоконнике увидел именно Линдберг, а не его жена и не медсестра, обыскивавшие комнату в поисках ребенка. К тому же посторонний похититель не оставил бы конверт на подоконнике, откуда его могло банально сдуть ветром. Непонятна и история с погоней за похитителями – Линдберг бросился в лес в темное время суток, без фонаря и блуждал довольно долгое время. Был ли это нервный срыв или имитация?

Но почему отец мог совершить преступление? По одной версии, мальчик в действительности погиб в результате несчастного случая во время конной прогулки, причем по вине Чарльза Линдберга-старшего. Спасая репутацию героя нации, члены семьи и прислуга инсценировали историю с похищением. По второй версии, сын страдал слабоумием, причем в тяжелой форме. Семья хранила эту тайну, но психологически измученный отец решил одним махом прекратить и свои страдания, и муки малыша.

Впоследствии в семье Линдбергов родились еще четверо детей. Когда они выросли, брак Чарльза и Энн распался. Имела ли к этому отношение загадка смерти первенца, сейчас уже никто не скажет.

Спустя почти 90 лет надежд установить истину в этой истории практически не осталось.

Загадки «дела Линдберга». Кто расправился с сыном героя Америки?

12 мая 1932 года водитель грузовика Уильям Аллен остановил машину на обочине дороги в 10 километрах от небольшого городка Хайт-Филдз. Шофер остановился, говоря простым языком, по нужде.

Читайте так же:  Можно подать на алименты после 18 лет

Неподалеку, возле телеграфного столба, Аллен увидел нечто, сперва показавшееся ему муравейником. Но, приглядевшись повнимательнее, он с ужасом понял, что перед ним останки ребенка.

Находка Уильяма Аллена дала новый импульс расследованию одного из самых громких и загадочных преступлений XX века – похищению ребенка летчика Чарльза Линдберга.

Доказательства и сомнения

Процесс над Гауптманом стартовал в январе 1935 года. Обвиняемый настаивал, что ничего не знает о преступлении, а деньги ему в декабре 1933 года передал на хранение владелец лавки в Бронксе Изадор Сруль Фиш.

Фиш на некоторое время отправился в Германию, собираясь скоро вернуться, однако внезапно скончался. Факт смерти был подтвержден немецкими властями.

Гауптман настаивал, что тратить деньги стал, поскольку Фиш остался должен ему. В подтверждение плотник предоставил свои приходно-расходные журналы.

Купюры оставались единственной уликой, признававшейся самим обвиняемым. Все остальное вызывало серьезные сомнения. Показания свидетелей, включая самого Линдберга, выглядели крайне неубедительно. Почерковедческая экспертиза следствия, доказывавшая, что Гауптман якобы написал письма с требованием выкупа, была опровергнута экспертом защиты. Некоторые улики вообще выглядели как попытка подставить обвиняемого. Например, в его квартире на стене была обнаружена надпись – домашний номер телефона Джона Ф. Кондона, выступавшего посредником при передаче выкупа. Проблема в том, что похитители никогда не звонили Кондону домой. Да и с какой стати Гауптман не стер компрометирующую его надпись, находившуюся на самом виду.

Обвинитель пытался доказать, что семья Гауптмана стала жить на широкую ногу после получения выкупа. Но факты говорили об обратном – к 1930 году на счету Гауптмана в банке лежало более 4500 долларов сбережений, его еженедельные доходы в пять раз превосходили расходы. В начале 1931 года Гауптманы приобрели машину и отправились в ней путешествие по стране.

Выкуп

Авиатор был готов заплатить требуемую сумму. Посредником в переговорах стал Джон Ф. Кондон, опубликовавший в газете обращение к похитителям — он был готов заплатить еще 1000 долларов, если преступники не причинят вреда мальчику.

Вскоре Кондон получил письмо от похитителей, где они выражали готовность использовать его как посредника.

В ходе встреч с неизвестным на кладбище, избранном преступниками местом общения, Кондон получил от них ночную рубашку и поясок, используемый для страховки малышей. Медсестра Бетти Гоув заявила, что именно эти вещи были на Чарльзе-младшем в день исчезновения.

Тогда Линдберг и Кондон договорились с преступниками о передаче денег. Когда она состоялась, авиатор получил конверт с местом, где якобы находился его сын. Но это оказалось обманом.

Фото: commons.wikimedia.org

Выкуп был передан 2 апреля 1932 года, то есть через месяц после исчезновения ребенка. Еще через полтора месяца Уильям Аллен сделал свою страшную находку.

«Делу Линдберга» без малого 90 лет, но никакой ясности в нем нет по сию пору. Безобразная работа полиции в самом начале расследования, большое число мошенников, пытавшихся нажиться на деле, противоречивые показания свидетелей — кажется, что кто-то намеренно запутывал следы.

Выкуп

Авиатор был готов заплатить требуемую сумму. Посредником в переговорах стал Джон Ф. Кондон, опубликовавший в газете обращение к похитителям – он был готов заплатить еще 1000 долларов, если преступники не причинят вреда мальчику.

Вскоре Кондон получил письмо от похитителей, где они выражали готовность использовать его как посредника.

В ходе встреч с неизвестным на кладбище, избранном преступниками местом общения, Кондон получил от них ночную рубашку и поясок, используемый для страховки малышей. Медсестра Бетти Гоув заявила, что именно эти вещи были на Чарльзе-младшем в день исчезновения.

Тогда Линдберг и Кондон договорились с преступниками о передаче денег. Когда она состоялась, авиатор получил конверт с местом, где якобы находился его сын. Но это оказалось обманом.

Выкуп был передан 2 апреля 1932 года, то есть через месяц после исчезновения ребенка. Еще через полтора месяца Уильям Аллен сделал свою страшную находку.

«Делу Линдберга» без малого 90 лет, но никакой ясности в нем нет по сию пору. Безобразная работа полиции в самом начале расследования, большое число мошенников, пытавшихся нажиться на деле, противоречивые показания свидетелей – кажется, что кто-то намеренно запутывал следы.

Похищение Чарльза Линдберга-младшего

Став знаменитостью, Линдберг занялся общественной деятельностью: популяризировал идеи создания искусственного сердца, прокладывал воздушные маршруты для авиакомпаний, занимавшихся пассажирскими перевозками, в качестве посла доброй воли совершал авиационное турне по Южной Америке. В ходе этого турне он познакомился с дочерью американского посла в Мексике мисс Энн Морроу, которая стала его женой и родила первенца.

Каждый шаг супругов Линдберг вызывал повышенное внимание репортеров газет и радио, разного рода политических комментаторов и просто любителей «посмотреть на знаменитостей». Чтобы отделаться от этого докучливого внимания, Линдберги купили себе дом в небольшом городке Хоупвелл в штате Нью-Джерси, от которого до Нью-Йорка было
легко добраться на автомобиле. Они полагали, что обретут там покой, но именно там их настигла страшная беда — из дома в Хоупвелле был украден их единственный сын Чарльз Линдберг младший, которому было всего полтора года.

Чарльз Линдберг, его невеста Анна Морроу и ее родители — 1929 год

Дерзкий преступник 1 марта 1932 года пробрался прямо в детскую, находившуюся на втором этаже дома, через окно и похитил спавшего малыша прямо из его постели. Родители в этот момент находились в гостиной, няня Бетти Гоу ужинала на кухне. Когда она зашла в детскую и не обнаружила Чарли в кроватке, то подумала‚ что его забрала к себе миссис Энн, что уже бывало, и тревоги поднимать не стала. Только когда она спросила у хозяйки, не пора ли ей забрать мальчика, а та ответила, что не забирала сына, в доме поднялась страшная паника.

Анна Морроу с Чарльзом Линдбергом младшим

Отец, мать, няня, прислуга, обшарили весь дом и двор, но единственным их трофеем стала записка, приколотая к радиатору отопления в детской: «Сэр! Приготовьте 50 000 долларов: двадцать тысяч в 20-долларовых банкнотах, двадцать тысяч в 10 долларовых и десять тысяч в 5-долларовых. Через пару дней мы сообщим, где оставить деньги. Предупреждаем вас хранить все в тайне от прессы и полиции, если хотите, чтобы с вашим сыном все было в порядке. Отличительные знаки всех наших писем — подпись и три дырки».

Чарльз Линдберг младший

Чарльз Линдберг немедленно дал знать полиции. Прибывшие на место похищения детективы отыскали несколько следов преступника: немного желтой глины на полу в детской, отпечаток приставной лестницы под ее окном и втоптанное в грязь плотницкое долото. Неподалеку от дома нашли и саму деревянную лестницу, разбиравшуюся на три части, которую удобно было перевозить в багажнике автомобиля.

На фото полиция реконструирует сцену похищения Чарльза Линдберга младшего

Эксперт-графолог выдал заключение, что записка, оставленная на месте преступления, была написана либо немцем, либо уроженцем Скандинавии — на это указывали написание некоторых слов и характерные орфографические ошибки. Но все эти улики не позволили следствию сдвинуться с места, даже после того как к поискам похитителя ребенка Линдбергов подключилось ФБР.

Похититель Бруно Гауптман

Следствие так и не сумело выйти на след похитителей. Газетная шумиха вокруг преступления постепенно стихла. Чарльз Линдберг искал утешения в политике, совершая европейское турне, а тем временем сработала ловушка, коварно расставленная им. Прежде чем передать деньги «Джону», Чарльз Линдберг переписал номера купюр, передав этот список в руки полиции, когда выяснилось, что его сын мертв.

Читайте так же:  Лишение родительских прав через алименты

Номера купюр, объявленных в розыск, были разосланы по всем местам, где шел расчет наличными. И вот 15 сентября 1934 года служащий бензоколонки, с которым проезжающий рассчитался десятидолларовой бумажкой, отметил, что номер купюры был указан «в списке Линдберга». Он записал номер машины подозрительного клиента и дал знать полиции. Сыщики живо установили, что десятку на бензоколонке дал некто Бруно Гауптман, немецкий эмигрант, с 1923 года проживавший в Нью-Йорке на 222-й улице. В его доме произвели обыск, обнаружив 41 тысячу долларов. Из них 35 тысяч оказались с номерами из «списка Линдберга».

Подозреваемый объяснил происхождение денег тем, что занимался операциями с акциями на бирже и нажил небольшой капитал. А «нехорошие деньги» могли попасть к нему от торговца мехами Исидора Фишера, который оставил ему их, уезжая в Германию, где вскоре скоропостижно скончался. И тут в дело вступили эксперты. Финансисты проанализировав сделки Гауптмана, установили, что вместе с женой он мог заработать не более 6 тысяч долпаров.

Слева: Бруно Гауптман на охоте

При обыске сыщики нашли номер телефона доктора Кондона — он был нацарапан на дверце буфета. Подозреваемый объяснил, что телефон Кондона записал, найдя его в газете, так как интересовался «делом Линдберга», а потом просто забыл его стереть. Однако таксист, передавший одну из записок для доктора Кондона, опознал его как человека, передававшего письмо. Да и сам доктор заявил, что хоть в лицо не видел «Джона», но голос его вполне узнает.

Полиция конфискует фонограф, в котором, Бруно Ричард Гауптман спрятал часть выкупа

Эксперты-графологи признали идентичность почерков писавшего записки Линдбергам и Гауптмана. Наконец, экспертиза установила, что разборная лестница была сделана из досок пола с чердака дома, в котором жил Бруно Ричард Гауптман. Он приобрел их на лесопилке, на которой когда-то работал.

Жена Гауптмана Анна боролась за реабилитацию своего мужа до самой смерти в 1994 году, всегда веря в его невиновность

На судебном процессе, начавшемся 2 января 1935 года, обвиняемый категорически отрицал свою вину, объясняя все совпадениями и передергиванием фактов. Но твердых аргументов в пользу своей невиновности не привел. На 32-й день процесса — 11 февраля — присяжные вынесли вердикт «виновен», и судья приговорил Бруно Гауптмана к смертной казни.

Бруно Гауптман не признал своей вины, даже после приговора к смертной казни

Гауптман подал несколько апелляций, рассмотрение которых позволило отсрочить исполнение приговора более чем на год. Но 3 апреля 1936 года его усадили на электрический стул в тюрьме штата Нью-Джерси.

3 апреля 1935 года многочисленные наблюдатели собрались перед тюрьмой, где казнили Бруно Гауптмана

Загадки «дела Линдберга». Кто расправился с сыном героя Америки?

15 сентября 1934 года был арестован Бруно Ричард Гауптман, единственный обвиняемый по делу о похищении и убийстве Чарльза Линдберга-младшего.

12 мая 1932 года водитель грузовика Уильям Аллен остановил машину на обочине дороги в 10 километрах от небольшого городка Хайт-Филдз. Шофер остановился, говоря простым языком, по нужде.

Неподалеку, возле телеграфного столба, Аллен увидел нечто, сперва показавшееся ему муравейником. Но, приглядевшись повнимательнее, он с ужасом понял, что перед ним останки ребенка.

Находка Уильяма Аллена дала новый импульс расследованию одного из самых громких и загадочных преступлений XX века – похищению ребенка летчика Чарльза Линдберга.

«Это хорошие деньги!»

Единственной зацепкой следствия стали так называемые «золотые сертификаты», ходившие в США в условиях Великой депрессии. Именно ими Линдберг заплатил выкуп похитителям, предварительно переписав номера купюр.

Купюры из выкупа вскоре стали появляться в банках, однако поначалу их не удавалось отследить. Но в 1934 году владелец бензоколонки обратил внимание на водителя, купившего бензина менее чем на доллар, но при этом расплатившегося «золотым сертификатом» на 10 долларов.

Заметив напряжение хозяина, покупатель бросил: «Это хорошие деньги!» Полиция вычислила мужчину – им оказался житель Нью-Йорка Бруно Ричард Гауптман.

В доме немца, нелегально перебравшегося из Германии в США, обнаружили «золотые сертификаты» более чем на 14 000 долларов – все они были из списка купюр, которыми был выплачен выкуп.

Казалось бы, улика убийственная. Кроме того, следователи обратили внимание, что лестница была необычной, составленной из нескольких видов деревьев и весьма искусно сделанной. Гауптман же по профессии являлся плотником.

Выкуп

Авиатор был готов заплатить требуемую сумму. Посредником в переговорах стал Джон Ф. Кондон, опубликовавший в газете обращение к похитителям – он был готов заплатить еще 1000 долларов, если преступники не причинят вреда мальчику.

Видео (кликните для воспроизведения).

Вскоре Кондон получил письмо от похитителей, где они выражали готовность использовать его как посредника.

В ходе встреч с неизвестным на кладбище, избранном преступниками местом общения, Кондон получил от них ночную рубашку и поясок, используемый для страховки малышей. Медсестра Бетти Гоув заявила, что именно эти вещи были на Чарльзе-младшем в день исчезновения.

Тогда Линдберг и Кондон договорились с преступниками о передаче денег. Когда она состоялась, авиатор получил конверт с местом, где якобы находился его сын. Но это оказалось обманом.

Выкуп был передан 2 апреля 1932 года, то есть через месяц после исчезновения ребенка. Еще через полтора месяца Уильям Аллен сделал свою страшную находку.

«Делу Линдберга» без малого 90 лет, но никакой ясности в нем нет по сию пору. Безобразная работа полиции в самом начале расследования, большое число мошенников, пытавшихся нажиться на деле, противоречивые показания свидетелей – кажется, что кто-то намеренно запутывал следы.

«Это хорошие деньги!»

Единственной зацепкой следствия стали так называемые «золотые сертификаты», ходившие в США в условиях Великой депрессии. Именно ими Линдберг заплатил выкуп похитителям, предварительно переписав номера купюр.

Купюры из выкупа вскоре стали появляться в банках, однако поначалу их не удавалось отследить. Но в 1934 году владелец бензоколонки обратил внимание на водителя, купившего бензина менее чем на доллар, но при этом расплатившегося «золотым сертификатом» на 10 долларов.

Заметив напряжение хозяина, покупатель бросил: «Это хорошие деньги!» Полиция вычислила мужчину — им оказался житель Нью-Йорка Бруно Ричард Гауптман.

В доме немца, нелегально перебравшегося из Германии в США, обнаружили «золотые сертификаты» более чем на 14 000 долларов — все они были из списка купюр, которыми был выплачен выкуп.

Казалось бы, улика убийственная. Кроме того, следователи обратили внимание, что лестница была необычной, составленной из нескольких видов деревьев и весьма искусно сделанной. Гауптман же по профессии являлся плотником.

Похищение

Примерно в десять вечера медсестра снова зашла в комнату, чтобы посмотреть, все ли в порядке с малышом. Буквально через минуту она вбежала в гостиную и сообщила, что ребенок пропал.

Первоначально Чарльза-младшего искали в детской, а затем в других комнатах, но вскоре стало понятно, что его нет в доме.

Спустя двадцать минут Чарльз Линдберг-старший обнаружил под окнами комнаты сына, расположенной на втором этаже, лестницу.

Все говорило о том, что ребенок был похищен. Обезумевший от горя отец схватив ружье, бросился к ближайшему лесу, полагая, что именно там скрылись преступники. Прислуга вызвала полицию.

При осмотре комнаты, из которой был похищен ребенок, на подоконнике нашли конверт со следующим обращением к Линдбергу: «Уважаемый сэр! Имейте 50 000 $, из них 2 000 $ – в 20 $ банкнотах, 1 500 $ – в 10 $, 1 000 $ – в 5 $ банкнотах. Через 2-4 дня мы сообщим, где Вы должны будете оставить деньги. Мы предупреждаем, чтобы Вы ничего не сообщали публике и не ставили в известность полицию. Ребенок содержится в заботе».

Читайте так же:  Муж говорит подать на развод

Оставить дело в тайне, как того требовали злоумышленники, не получилось. Наоборот, на всю Америку прогремела сенсация – у любимца нации похитили дитя!

Вскоре Линдберг получил новое письмо, в котором преступники высказывали свое недовольство и увеличивали сумму выкупа до 70 000 долларов.

Мог ли отец убить сына?

В ходе следствия не раз говорилось о том, что похищение не мог осуществить один человек. Окно в спальне ребенка открывалось вверх и при этом имело дефект, который не позволял его зафиксировать. В ходе следственных экспериментов было установлено — взрослый мужчина теоретически мог влезть в комнату через окно. Но успешно выбраться с похищенным ребенком и спуститься по лестнице без подельника или даже подельников было невозможно.

Но никаких сообщников у Гауптмана следствие не выявило. Как такое возможно? Как он решился на похищение в тот момент, когда домочадцы Линдберга еще не спали — он определенно должен был видеть горящие окна на первом этаже. Да и сам Линдберг должен был заметить в окно приставленную лестницу. Откуда Гауптман знал, что в спальне ребенка не будет медсестры, которая вообще-то должна была находиться с ним рядом?

Это только малая часть вопросов, связанных с данным делом.

Но кто мог расправиться с маленьким Чарльзом, если не казненный Гауптман? Версий существует немало. И по одной из них убийцей мог стать… Чарльз Линдберг-старший.

Сторонники этой гипотезы указывают на то, что конверт с письмом от похитителей на подоконнике увидел именно Линдберг, а не его жена и не медсестра, обыскивавшие комнату в поисках ребенка. К тому же посторонний похититель не оставил бы конверт на подоконнике, откуда его могло банально сдуть ветром. Непонятна и история с погоней за похитителями — Линдберг бросился в лес в темное время суток, без фонаря и блуждал довольно долгое время. Был ли это нервный срыв или имитация?

Но почему отец мог совершить преступление? По одной версии, мальчик в действительности погиб в результате несчастного случая во время конной прогулки, причем по вине Чарльза Линдберга-старшего. Спасая репутацию героя нации, члены семьи и прислуга инсценировали историю с похищением. По второй версии, сын страдал слабоумием, причем в тяжелой форме. Семья хранила эту тайну, но психологически измученный отец решил одним махом прекратить и свои страдания, и муки малыша.

Впоследствии в семье Линдбергов родились еще четверо детей. Когда они выросли, брак Чарльза и Энн распался. Имела ли к этому отношение загадка смерти первенца, сейчас уже никто не скажет.

Спустя почти 90 лет надежд установить истину в этой истории практически не осталось.

Похищение и убийство сына Чарльза Линдберга

Стартовав 20 мая 1927 года на одноместном самолете с аэродрома Рузвельт-Филд у городка Гарден-Сити в штате Нью-Йорк, американский летчик Чарльз Линдберг через 33 часа приземлился под Парижем, на поле аэродрома Ле-Бурже, и мгновенно стал мировой знаменитостью. Но еще больше внимания привлекала к себе страшная трагедия, разыгравшаяся 5 лет спустя в семье: неизвестные преступники похитили 1,5-годовалого сына Линдберга. Несмотря на все старания полиции, ребенка так и не нашли.

Гауптман не признал вину даже на электрическом стуле

Есть еще один момент, косвенно свидетельствующий в пользу Гауптмана, – в ходе процесса обвинение предлагало ему сделку. В случае, если бы он признал вину, Гауптман избежал бы смертного приговора, который, с учетом общественного мнения, был весьма вероятен.

Но Бруно Ричард Гауптман категорически отказался.

13 февраля 1935 года присяжные 7 голосами против 5 признали его виновным в похищении Чарльза Линдберга-младшего. Основываясь на этом вердикте, судья приговорил Гауптмана к казни на электрическом стуле.

После этого одно из американских изданий предложило приговоренному за 90 000 долларов написать рассказ от первого лица о том, как произошло преступление. Самому Гауптману теперь все равно, зато он сможет обеспечить безбедную жизнь семье при помощи абсолютного честного заработка. Но смертник категорически отказался, снова заявив, что ни в чем не виноват.

Из-за неоднозначности дела приведение приговора в исполнение отложили на несколько месяцев. Последним шансом Бруно Гауптмана оставалось прошение о помиловании на имя губернатора. Но он его так и не подал, поскольку оно предполагало признание вины, а немецкий эмигрант настаивал, что к преступлению непричастен.

3 апреля 1936 года Бруно Ричард Гауптман был казнен. Но вопрос о том, свершилось ли правосудие, открыт до сих пор.

Герой нации и его семья

Уроженец Детройта Чарльз Линдберг в мае 1927 года на самолете «Дух Сент-Луиса» первым в мире совершил трансатлантический перелет из Нью-Йорка в Париж.

После этого полета Линдберг превратился в мировую звезду и кумира Америки. По просьбе правительства США он совершал полеты доброй воли в страны Латинской Америки. Во время визита в Мексику Чарльз познакомился с Энн Спенсер Морроу, дочерью американского посла Дуайта Морроу. В 1929 году Энн стала женой Линдберга.

В 1930 году у пары родился сын, которого в честь отца назвали Чарльзом.

Семья Линдбергов купалась в популярности и не имела проблем с деньгами. У них был собственный дом в городке Инглвуд, а также поместье площадью в 390 акров, расположенное близ Хоупвелла, штат Нью-Джерси.

В поместье Линдберги проводили выходные, а в остальное время жили в Инглвуде. Но в конце февраля 1932 года семья осталась в поместье из-за болезни Чарльза-младшего.

У Чарльза и Энн был достаточной большой штат прислуги. За сыном наблюдала медсестра Бетти Гоув. Около восьми вечера 1 марта 1932 года Бетти уложила мальчика спать и погасила в его комнате свет.

Доказательства и сомнения

Процесс над Гауптманом стартовал в январе 1935 года. Обвиняемый настаивал, что ничего не знает о преступлении, а деньги ему в декабре 1933 года передал на хранение владелец лавки в Бронксе Изадор Сруль Фиш.

Фиш на некоторое время отправился в Германию, собираясь скоро вернуться, однако внезапно скончался. Факт смерти был подтвержден немецкими властями.

Гауптман настаивал, что тратить деньги стал, поскольку Фиш остался должен ему. В подтверждение плотник предоставил свои приходно-расходные журналы.

Купюры оставались единственной уликой, признававшейся самим обвиняемым. Все остальное вызывало серьезные сомнения. Показания свидетелей, включая самого Линдберга, выглядели крайне неубедительно. Почерковедческая экспертиза следствия, доказывавшая, что Гауптман якобы написал письма с требованием выкупа, была опровергнута экспертом защиты. Некоторые улики вообще выглядели как попытка подставить обвиняемого. Например, в его квартире на стене была обнаружена надпись – домашний номер телефона Джона Ф. Кондона, выступавшего посредником при передаче выкупа. Проблема в том, что похитители никогда не звонили Кондону домой. Да и с какой стати Гауптман не стер компрометирующую его надпись, находившуюся на самом виду.

Обвинитель пытался доказать, что семья Гауптмана стала жить на широкую ногу после получения выкупа. Но факты говорили об обратном – к 1930 году на счету Гауптмана в банке лежало более 4500 долларов сбережений, его еженедельные доходы в пять раз превосходили расходы. В начале 1931 года Гауптманы приобрели машину и отправились на ней в путешествие по стране.

«Это хорошие деньги!»

Единственной зацепкой следствия стали так называемые «золотые сертификаты», ходившие в США в условиях Великой депрессии. Именно ими Линдберг заплатил выкуп похитителям, предварительно переписав номера купюр.

Купюры из выкупа вскоре стали появляться в банках, однако поначалу их не удавалось отследить. Но в 1934 году владелец бензоколонки обратил внимание на водителя, купившего бензина менее чем на доллар, но при этом расплатившегося «золотым сертификатом» на 10 долларов.

Заметив напряжение хозяина, покупатель бросил: «Это хорошие деньги!» Полиция вычислила мужчину – им оказался житель Нью-Йорка Бруно Ричард Гауптман.

[2]

В доме немца, нелегально перебравшегося из Германии в США, обнаружили «золотые сертификаты» более чем на 14 000 долларов – все они были из списка купюр, которыми был выплачен выкуп.

Читайте так же:  Раздел имущества кфх

Казалось бы, улика убийственная. Кроме того, следователи обратили внимание, что лестница была необычной, составленной из нескольких видов деревьев и весьма искусно сделанной. Гауптман же по профессии являлся плотником.

Гауптман не признал вину даже на электрическом стуле

Есть еще один момент, косвенно свидетельствующий в пользу Гауптмана – в ходе процесса обвинение предлагало ему сделку. В случае, если бы он признал вину, Гауптман избежал бы смертного приговора, который, с учетом общественного мнения, был весьма вероятен.

Но Бруно Ричард Гауптман категорически отказался.

13 февраля 1935 года присяжные 7 голосами против 5 признали его виновным в похищении Чарльза Линдберга-младшего. Основываясь на это вердикте, судья приговорил Гауптмана к казни на электрическом стуле.

После этого одно из американских изданий предложило приговоренному за 90 000 долларов написать рассказ от первого лица о том, как произошло преступление. Самому Гауптману теперь все равно, зато он сможет обеспечить безбедную жизнь семье при помощи абсолютного честного заработка. Но смертник категорически отказался, снова заявив, что ни в чем не виноват.

Из-за неоднозначности дела приведение приговора в исполнение отложили на несколько месяцев. Последним шансом Бруно Гауптмана оставалось прошение о помиловании на имя губернатора. Но он его так и не подал, поскольку оно предполагало признание вины, а немецкий эмигрант настаивал, что к преступлению непричастен.

3 апреля 1936 года Бруно Ричард Гауптман был казнен. Но вопрос о том, свершилось ли правосудие, открыт до сих пор.

Контакт с похитителем

Расследование не приносило результатов, и чтобы хоть как-то повлиять на преступников, Чарльз Линдберг опубликовал в газетах обращение к похитителям, прося вернуть сына живым. Этот отчаянный шаг принес определенный результат — по почте Линдбергу прислали записку, подписанную оговоренным прежде условным знаком: «Мы будем держать у себя ребенка, пока все не утихнет». А следом пришло уверение: «Мы заинтересованы в том, чтобы вернуть вашего малыша невредимым».

Еще до того, как подозреваемый был арестован, дело получило огромное внимание общественности благодаря популярности Линдберга

Потом были еще несколько записок, о которых Чарльз Линдберг не сообщал полиции, полагая, что частным образом все устроит лучше. Внутренне он уже сдался и готов был платить. Отыскался и человек, который был готов посредничать в этом деле. Некто Джон Кондон, пожилой преподаватель Нью-Йоркского университета через газеты предложил похитителям услуги посредника, и ему также стали приходить письма от похитителей.

Согласовав свои действия с Линдбергом, доктор Кондон условился о встрече с похитителем, назначенной на одном из Нью-Йоркских кладбищ в районе 233-й улицы. В ходе этого рандеву некто, прикрывавший лицо и назвавшийся Джоном, заверил посредника в том, что ребенок жив и здоров, его вернут, как только будут получены деньги. Двумя днями позже Линдбергам прислали детскую пижамку, которую миссис Энн опознала как именно ту, в которой она уложила сына спать в тот проклятый день 1 марта. После этого были назначены дата и место передачи денег.

На кладбище в Бронксе отправились сам Чарльз Линдберг и доктор Кондон, доставившие 50 тысяч «баков» в мелких купюрах, упакованные в коробку. При встрече с «Джоном» мистер Линдберг, опасаясь мести сообщников, не предпринял попыток задержать киднепера, и тот ушел с деньгами, обещав указать место нахождения Чарли в очередном своем послании. И записка действительно пришла: «Мальчик находится в Боуд Нелли. Это рядом с островом Элизабет».

Мистер Линдберг ринулся в Новую Англию, туда, где, как полагал, спрятан его сынок, но поиски его ни к чему не привели. Проклятый «Джон» нагло его надул — пока он рыскал в Новой Англии, всего в шести милях от дома Линдбергов шофер Уильям Аллен в лесу случайно наткнулся на разлагающийся труп Чарли Линдберга. Эксперты установили, что он погиб от удара по голове в тот же день, когда его похитили. По характеру ранения предположили, что похититель уронил его, когда выбирался из окна детской, и мальчик, упав с высоты второго этажа, ударился головкой. Преступник цинично играл на родительских чувствах, пытаясь получить выкуп за мертвеца.

[1]

Две смерти на одно дело

После обнаружения тела ребенка на расстоянии нескольких миль от места его исчезновения полиция выразила уверенность, что данные останки принадлежат сыну Чарльза Линдберга. Согласился с этим и безутешный отец.

При этом внешне опознать тело было невозможно из-за крайней степени разложения тканей. Ориентировались на количество зубов.

Судебно-медицинская экспертиза проводилась с целым рядом нарушений, однако даже при этом обнаружились несостыковки. Погибший был примерно на 10 см выше роста пропавшего Чарльза Линдберга-младшего. На суде следствие, дабы избежать лишних вопросов, просто изменит данные в документах.

По мнению экспертов, ребенок погиб сразу – скорее всего, похититель уронил его в тот момент, когда вылезал с малышом из окна. Бросив труп, бандиты, тем не менее, решили все-таки получить выкуп и реализовали свои намерения.

Небезосновательно выдвигалась версия о том, что преступники не могли бы действовать в доме без помощи домашних. Регулярные допросы лиц, живших в доме Линдберга, привели к тому, что одна из девушек – Виолет Шарп – из-за подозрений свела счеты с жизнью. Лишь потом стало ясно, что девушка скрывала не подельников, а роман с женатым мужчиной.

Похищение

Примерно в десять вечера медсестра снова зашла в комнату, чтобы посмотреть, все ли в порядке с малышом. Буквально через минуту она вбежала в гостиную и сообщила, что ребенок пропал.

Первоначально Чарльза-младшего искали в детской, а затем в других комнатах, но вскоре стало понятно, что его нет в доме.

Спустя двадцать минут Чарльз Линдберг-старший обнаружил под окнами комнаты сына, расположенной на втором этаже, лестницу.

Все говорило о том, что ребенок был похищен. Обезумевший от горя отец схватив ружье, бросился к ближайшему лесу, полагая, что именно там скрылись преступники. Прислуга вызвала полицию.

При осмотре комнаты, из которой был похищен ребенок, на подоконнике нашли конверт со следующим обращением к Линдбергу: «Уважаемый сэр! Имейте 50 000 $, из них 2000 $ — в 20 $ банкнотах, 1500 $ — в 10 $, 1000 $ — в 5 $ банкнотах. Через 2−4 дня мы сообщим, где Вы должны будете оставить деньги. Мы предупреждаем, чтобы Вы ничего не сообщали публике и не ставили в известность полицию. Ребенок содержится в заботе».

Фото: commons.wikimedia.org

Оставить дело в тайне, как того требовали злоумышленники, не получилось. Наоборот, на всю Америку прогремела сенсация — у любимца нации похитили дитя!

Вскоре Линдберг получил новое письмо, в котором преступники высказывали свое недовольство и увеличивали сумму выкупа до 70 000 долларов.

Гауптман не признал вину даже на электрическом стуле

Есть еще один момент, косвенно свидетельствующий в пользу Гауптмана, — в ходе процесса обвинение предлагало ему сделку. В случае, если бы он признал вину, Гауптман избежал бы смертного приговора, который, с учетом общественного мнения, был весьма вероятен.

Но Бруно Ричард Гауптман категорически отказался.

Бруно Ричард Гауптман. Фото: commons.wikimedia.org
Читайте так же:  Мать одиночка льготы и пособия край

13 февраля 1935 года присяжные 7 голосами против 5 признали его виновным в похищении Чарльза Линдберга-младшего. Основываясь на этом вердикте, судья приговорил Гауптмана к казни на электрическом стуле.

После этого одно из американских изданий предложило приговоренному за 90 000 долларов написать рассказ от первого лица о том, как произошло преступление. Самому Гауптману теперь все равно, зато он сможет обеспечить безбедную жизнь семье при помощи абсолютного честного заработка. Но смертник категорически отказался, снова заявив, что ни в чем не виноват.

Из-за неоднозначности дела приведение приговора в исполнение отложили на несколько месяцев. Последним шансом Бруно Гауптмана оставалось прошение о помиловании на имя губернатора. Но он его так и не подал, поскольку оно предполагало признание вины, а немецкий эмигрант настаивал, что к преступлению непричастен.

3 апреля 1936 года Бруно Ричард Гауптман был казнен. Но вопрос о том, свершилось ли правосудие, открыт до сих пор.

Две смерти на одно дело

После обнаружения тела ребенка на расстоянии нескольких миль от места его исчезновения полиция выразила уверенность, что данные останки принадлежат сыну Чарльза Линдберга. Согласился с этим и безутешный отец.

При этом внешне опознать тело было невозможно из-за крайней степени разложения тканей. Ориентировались на количество зубов.

Судебно-медицинская экспертиза проводилась с целым рядом нарушений, однако даже при этом обнаружились несостыковки. Погибший был примерно на 10 см выше роста пропавшего Чарльза Линдберга-младшего. На суде следствие, дабы избежать лишних вопросов, просто изменит данные в документах.

По мнению экспертов, ребенок погиб сразу – скорее всего, похититель уронил его в тот момент, когда вылезал с малышом из окна. Бросив труп, бандиты, тем не менее, решили все-таки получить выкуп и реализовали свои намерения.

Небезосновательно выдвигалась версия о том, что преступники не могли бы действовать в доме без помощи домашних. Регулярные допросы лиц, живших в доме Линдберга, привели к тому, что одна из девушек – Виолет Шарп – из-за подозрений свела счеты с жизнью. Лишь потом стало ясно, что девушка скрывала не подельников, а роман с женатым мужчиной.

Герой нации и его семья

Уроженец Детройта Чарльз Линдберг в мае 1927 года на самолете «Дух Сент-Луиса» первым в мире совершил трансатлантический перелет из Нью-Йорка в Париж.

После этого полета Линдберг превратился в мировую звезду и кумира Америки. По просьбе правительства США он совершал полеты доброй воли в страны Латинской Америки. Во время визита в Мексику Чарльз познакомился с Энн Спенсер Морроу, дочерью американского посла Дуайта Морроу. В 1929 году Энн стала женой Линдберга.

В 1930 году у пары родился сын, которого в честь отца назвали Чарльзом.

Семья Линдбергов купалась в популярности и не имела проблем с деньгами. У них был собственный дом в городке Инглвуд, а также поместье площадью в 390 акров, расположенное близ Хоупвелла, штат Нью-Джерси.

В поместье Линдберги проводили выходные, а в остальное время жили в Инглвуде. Но в конце февраля 1932 года семья осталась в поместье из-за болезни Чарльза-младшего.

У Чарльза и Энн был достаточной большой штат прислуги. За сыном наблюдала медсестра Бетти Гоув. Около восьми вечера 1 марта 1932 года Бетти уложила мальчика спать и погасила в его комнате свет.

Две смерти на одно дело

После обнаружения тела ребенка на расстоянии нескольких миль от места его исчезновения полиция выразила уверенность, что данные останки принадлежат сыну Чарльза Линдберга. Согласился с этим и безутешный отец.

При этом внешне опознать тело было невозможно из-за крайней степени разложения тканей. Ориентировались на количество зубов.

Судебно-медицинская экспертиза проводилась с целым рядом нарушений, однако даже при этом обнаружились несостыковки. Погибший был примерно на 10 см выше роста пропавшего Чарльза Линдберга-младшего. На суде следствие, дабы избежать лишних вопросов, просто изменит данные в документах.

По мнению экспертов, ребенок погиб сразу — скорее всего, похититель уронил его в тот момент, когда вылезал с малышом из окна. Бросив труп, бандиты, тем не менее, решили все-таки получить выкуп и реализовали свои намерения.

Небезосновательно выдвигалась версия о том, что преступники не могли бы действовать в доме без помощи домашних. Регулярные допросы лиц, живших в доме Линдберга, привели к тому, что одна из девушек — Виолет Шарп — из-за подозрений свела счеты с жизнью. Лишь потом стало ясно, что девушка скрывала не подельников, а роман с женатым мужчиной.

Мог ли отец убить сына?

В ходе следствия не раз говорилось о том, что похищение не мог осуществить один человек. Окно в спальне ребенка открывалось вверх и при этом имело дефект, который не позволял его зафиксировать. В ходе следственных экспериментов было установлено – взрослый мужчина теоретически мог влезть в комнату через окно. Но успешно выбраться с похищенным ребенком и спуститься по лестнице без подельника или даже подельников было невозможно.

Но никаких сообщников у Гауптмана следствие не выявило. Как такое возможно? Как он решился на похищение в тот момент, когда домочадцы Линдберга еще не спали – он определенно должен был видеть горящие окна на первом этаже. Да и сам Линдберг должен был заметить в окно приставленную лестницу. Откуда Гауптман знал, что в спальне ребенка не будет медсестры, которая вообще-то должна была находиться с ним рядом?

Это только малая часть вопросов, связанных с данным делом.

Но кто мог расправиться с маленьким Чарльзом, если не казненный Гауптман? Версий существует немало. И по одной из них убийцей мог стать… Чарльз Линдберг-старший.

Сторонники этой гипотезы указывают на то, что конверт с письмом от похитителей на подоконнике увидел именно Линдберг, а не его жена и не медсестра, обыскивавшие комнату в поисках ребенка. К тому же посторонний похититель не оставил бы конверт на подоконнике, откуда его могло банально сдуть ветром. Непонятна и история с погоней за похитителями – Линдберг бросился в лес в темное время суток, без фонаря и блуждал довольно долгое время. Был ли это нервный срыв или имитация?

Но почему отец мог совершить преступление? По одной версии, мальчик в действительности погиб в результате несчастного случая во время конной прогулки, причем по вине Чарльза Линдберга-старшего. Спасая репутацию героя нации, члены семьи и прислуга инсценировали историю с похищением. По второй версии, сын страдал слабоумием, причем в тяжелой форме. Семья хранила эту тайну, но психологически измученный отец решил одним махом прекратить и свои страдания, и муки малыша.

Впоследствии в семье Линдбергов родились еще четверо детей. Когда они выросли, брак Чарльза и Энн распался. Имела ли к этому отношение загадка смерти первенца, сейчас уже никто не скажет.

Видео (кликните для воспроизведения).

Спустя почти 90 лет надежд установить истину в этой истории практически не осталось.

Источники

Литература


  1. Кучерена Анатолий Бал беззакония. Диагноз адвоката; Политбюро — М., 2015. — 352 c.

  2. Гусева, Т. А. Государственная регистрация юридических лиц (+ CD-ROM) / Т.А. Гусева, А.В. Чуряев. — М.: Деловой двор, 2008. — 232 c.

  3. Перевалов, В. Д. Теория государства и права / В.Д. Перевалов. — М.: Юрайт, Юрайт, 2010. — 384 c.
  4. Шамин, А. Н. История биологической химии. Истоки науки / А.Н. Шамин. — М.: КомКнига, 2013. — 392 c.
Чарльз линдберг похищение ребенка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here