Дети жертвы домашнего насилия

Дети жертвы домашнего насилия

97,3% респондентов НВ считают, что в Украине существует проблема домашнего насилия. Такие предварительные данные демонстрирует анонимный онлайн-опрос, который НВ запустило совместно со студией онлайн-образования EdEra. Сейчас анкету заполнили более 1900 человек.

10,2% опрошенных признались, что когда-нибудь и сами оказывали физическое насилие по отношению к своим близким, однако впоследствии поняли, что действовали плохо.


1,8% заявили, что совершали такие действия, однако не считают это насилием.

В общем онлайн-опроса посвященное различным видам домашнего насилия в Украине, как то физическое, психологическое, сексуальное и экономическое.

Последний вопрос — не обязателен для заполнения и предусматривает развернутый ответ. Мы попросили наших читателей поделиться собственными анонимными историями о пережитом домашнем насилии. Сейчас таких историй собралось уже около трех сотен. В них респонденты рассказывают о том, как переживали физическое насилие со стороны родителей, сексуальное насилие со стороны старших родственников в детстве и делятся историями о том, как и почему прибегали к насилию сами.

[2]

Репортер НВ Саша Горчинская отобрала 15 историй о различных аспектах насилия и публикуем без привязки к другим данным в анкете.

В детстве я сталкивалась с домашним насилием. В частности, была жертвой психологического давления со стороны отца. На людях он играл роль идеального мужа и отца. Но при этом мог публично унизить, указать на «недостатки» внешнего вида, например, на лишний вес у мамы, или на поведение.

Дома он выливал всю накопившуюся агрессию и злость: не такой порядок в квартире, мы, дети, ленивые, ничего не делаем, криворукие — ничего не умеем делать. Называл меня, свою дочь, «чмом». Проявлял неуважение к нуждам семьи, обесценивал наши интересы, личностные качества. Создавалось впечатление, что семья для него — это повинность, потому что у каждого мужчины, уважающего себя, «должны» быть жена и дети. Такого ожидали от него его родители, так должно было быть.

Также он агрессивно проявлял эмоции, злость, когда я или мой брат не соответствовали его ожиданиям. Например, в поведении, обучении, выборе свободного времени. Он не хотел проводить время со своими детьми — я постоянно чувствовала, что являюсь бременем для него. Он не проявлял ни доброты, ни нежности. Когда мы были меньше, мог наказывать, ударить кожаным ремнем. Никогда не хвалил за достижения, презирал их, сравнивал с нас другими. С большой неохотой приобщался к воспитанию. Обычно, но не всегда, это был крик, если мы чего-то не понимали.

В общем, ассоциация с детством, подростковым периодом — это крики, унижение, недовольство со стороны отца, желание спрятаться и стать невидимой. И мама, которую хотелось защитить, которая плакала так, чтобы никто не видел, и пила «сердечные» лекарства.

Ситуация эмоционально изменилась в мои 30 лет. Мы с братом переехали на другую квартиру. Я начала заниматься психотерапией. Первая сказала отцу, что его люблю. Научила обнимать, целовать. Услышала от него, чтобы он меня любит. И брата тоже.

Его отношение тоже изменилось, стало намного теплее. Если раньше он ревностно относился, когда надо было тратить деньги на семью, то сейчас сам предлагает помощь с ремонтом в квартире. Или оплачивает такси, если поздно возвращаюсь домой. К достижениям нас, детей, относится с уважением и восхищением.

Полмесяца назад моя тетя потеряла сына. Когда ей позвонили из больницы и сообщили, что у него остановилось сердце, у тети началась истерика. А ее муж ударил ее по голове со всей силы со словами: «Замолчи, идиотка! Соседи услышат».

Ну и сейчас каждый раз, как тетка начинает плакать от горя, человек на нее кричит. То есть для него тишина в квартире важнее, чем чувства собственной жены. Да и к тому он ее постоянно контролировал, запретил из-за ревности выходить на работу, ругался, если тетка шла к подругам или сестер, постоянно кричал и грубо к ней относился.

Еще ко мне приставал, когда я была еще подростком, но я не решилась рассказать об этом тете.

Я била и унижала своих детей. Первых двух. Осознание того, насколько страшные вещи я сделала, пришло постепенно. На протяжении нескольких лет с нами жила моя сестра со своим маленьким сынишкой. Я ежедневно наблюдала за ними и за тем, как, оказывается, можно строить отношения с ребенком без обид и поверхностных проявлений; на взаимном уважении. Я наблюдала, как без негатива решать конфликтные ситуации, как реагировать на детские капризы. Это — длительный процесс. Своих детей я уважать не умела.

20 лет прошло. Дети говорят, что давно простили меня, но меня это не успокаивает. Каждое упоминание приносит боль. Думаю, если бы кто-то тогда смог меня решительно остановить, возможно, я опомнилась бы чуть раньше. Сейчас не могу без слез смотреть, как на улице или в общественном месте мама кричит на своего ребенка или бьет ее. Я каждый раз вмешиваюсь. Не уверена, что это поможет. Но ничего не делатьне могу.

У меня прекрасная семья. Замечательные родители, которые всегда жили мирно и спокойно. Когда мне было 18, я познакомилась с парнем. Ему было 27 и это были мои первые серьезные отношения.

Первое время все было просто прекрасно, но со временем я начала понимать, что не могу купить себе одежду, предварительно не отправив фото ему и не дождавшись одобрения. Одежду, которую я покупала одна, носить я как бы могла, но каждый раз приходилось многое выслушивать. Истерику у него вызывало и мое желание пойти в магистратуру, потому что он считал, что я должна убирать и готовить вместо этого. У меня, естественно, никто не спрашивал. Помогла его мама, которая со скандалом выбила мне возможность учиться.

Параллельно пришел алкоголь. У нас дома постоянно были его друзья, моим же вход в дом был запрещен. Я понимала, что так жить ненормально, но думала, что семья моих родителей — это идеал, а значит не всем так везет. Плюс — меня же не бьют, значит, не так и плохо.

Денег на руках у меня не было, хотя у него был свой бизнес. Человек менялся, как только закрывали дверь в наш дом. Однажды он сильно напился и в меня летели стулья и посуда. Пол ночи я просидела на лестнице на второй этаж, общаясь с мамой, которая жила в 300 км от меня, для того, чтобы хоть кто то смог вызвать полицию, если меня там убьют. На утро он даже и не извинился, сказал что-то типа: «Подумаешь, немного перепил!»

Читайте так же:  По поводу матери одиночке

Мой личный ад продолжался пять лет. Все это время думала, что я виновата в том, что происходит, ведь все вокруг говорят, какой он хороший. Кроме того единственного раза меня никогда не трогали физически, но я пережила два нервных срыва и уходила от него с весом 42 кг при росте 170 см.

Почти через год узнала, что, оказывается, насилие бывает не только физическим. Благодаря информации от Центру інтеграції та розвитку я поняла, почему мне было так плохо при абсолютно идеальной картинке со стороны. Сейчас у меня парень, с которым мы вместе три года. У меня много друзей, мне дают возможность развиваться, носить что я хочу. И только теперь я поняла, что у моих родителей просто нормальные здоровые отношения.

Мне 24, моему мужу — 25, нашему ребёнку 2,6 года. Ещё до свадьбы, пять лет назад, мы с мужем дрались. Иногда не серьезно, а иногда до выбивания окон в доме. Два года назад мой супруг, будучи выпившим, начал провоцировать меня на скандал — плюнул мне в лицо. На что я ответила тем же и у нас началась серьёзная драка. Я две недели лежала с сотрясением, на мне не было видно лица. Потом ходила к психологу. Сейчас мы с мужем до сих пор вместе. Спросите почему? Я и сама не смогу ответить.

После этого ни разу не поднял руки, но я простить до конца не могу до сих пор. Но парадокс в том что я считаю от части себя виноватой, если бы не плюнула в ответ, этого всего бы не было. Я постоянно ищу ему оправдания.

У меня была ситуация, когда партнер в состоянии аффекта толкнул нашего трехлетнего ребенка в косяк двери. Ребенок упал, испугался, стал сильно плакать. Я побежала к ребенку, но партнер меня остановил, схватил ребенка и стал бегать с ним по квартире, с криками, что мы его довели. Ребенок сильно плакал, мне было очень страшно — я не понимала, ребенок плачет от боли или от страха.

Мне пришлось взять себя в руки, очень ласково обратиться к партнеру, чтоб он позволил мне осмотреть малыша. К счастью, обошлось синяками. Я успокоила ребенка, а потом партнер, не спрашивая моего согласия, увел ребенка на прогулку — было лето, не надо было сильно одеваться.

Когда он ушел, я поняла, что у меня дрожат руки. Я позвонила подруге и спросила, что делать. Она дала телефон горячей линии по противодействию насилию. Я не знала, что с моим ребенком и боялась звонить партнеру, чтоб не вызвать вспышку агрессии с его стороны. Я позвонила в службу, и женщина на том конце линии стала спрашивать, почему он рассердился. Давно ли у нас был секс, не просила ли я его купить что-то дорогое перед этим, не обижала ли я его, все ли у него хорошо на работе. Я сначала автоматически отвечала на вопросы, но потом стала приходить в себя и спрашивать, что мне делать. Мне посоветовали успокоиться, подумать над своим поведением и как можно ласковее его встретить.

Когда я положила трубку, я была в ужасе и шоке. Мне казалось, что я во всем виновата. Хорошо, что позвонила подруга и поддержала меня. Девочки предложили мне переночевать вместе с ребенком у них дома.

Я не получила помощи от социальной службы. Если бы не мое окружение, я бы не смогла вырваться из того круга насилия. Потому что сначала он кричал на меня и ограничивал в деньгах. Потом стал кричать на ребенка, а потом уже произошла эта ситуация. И только тогда я осознала, в каком ужасе живу.

Когда была маленькой, мама часто меня била руками, ремнем. Даже были случаи, когда она меня вроде как даже хотела удавить. И я всегда от нее слышала: «Я тебя прибью. Зачем я тебя родила, лучше бы убила при рождении. Вырастешь никем».

Мой отец с ней расстался, когда мне было 3, а моему брату полтора года. Ей было очень трудно. Она работала на нескольких работах. На выходных ходила на рынок и пыталась продать наши вещи, из которых мы уже выросли.

И сейчас я понимаю, что тогда ей было сложно как психологически, так и физически. Но, конечно, это ее не оправдывает. Из-за ее действия я начала убегать из дома, с 15 лет. Часто приезжала к отцу и просилась у него пожить — не могла больше жить с мамой.

И так, пока совсем не стала самостоятельной, пока не начала зарабатывать и жить отдельно. Я никогда не делилась с мамой своими эмоциями насчет событий, которые происходят в моей жизни. И даже сейчас, когда у меня уже двое собственных детей, мама — это не первый человек для меня, которому я могу довериться.

Мой бывший партнер совершал в отношении меня насильственные действия физического, психологического и сексуального характера. Сначала он казался добрым и терпеливым. Затем стал очень ревнивым. Постоянно подозревал в чем-то.

Позже впервые поднял на меня на руку, когда я поздно вернулась от друзей, к которым он сам меня отвез и не захотел идти вместе со мной. Он душил и бил меня, потому что «я заставила его ждать всю ночь, а он волновался». Растерянность и страх загнали меня в ступор, а внешние обстоятельства были таковы, что я не могла уйти от него.

После этого он клялся и плакал, что больше такого не будет. Но это произошло еще несколько раз. Дважды я была в огромных синяках и царапинах. Даже на лице. Приходилось прятать и маскировать их. Он закрывал двери и окна, забирал мои ключи и телефон, чтобы я не могла убежать. А потом бил. Бил сильно. Даже ногами.

Последний раз он избил меня так сильно, что остались гематомы и черные синяки по всему телу. И несколько раз попал в голову, которая потом ужасно болела. Я кричала, сколько было силы, звала полицию или хоть кого. Но никто не отреагировал.

Читайте так же:  Что гласит закон о домашнем насилии

Пытался задушить и перекрыл нос и рот. Я уже почти потеряла сознание, когда он, видимо, понял, что может натворить, и отпустил. Больше не кричала. Потому помощи было не от кого ждать. Соседи не отреагировали, хотя это был солнечный день, людей на улице много гуляло. Потом он меня отпустил. А через несколько часов принес полотенца, смоченные в холодной воде, и прикладывал их к моей голове и рукам, которыми не могла двигать.

Личный опыт: что чувствует ребенок — жертва домашнего насилия

Общественная кампания против домашнего насилия не должна ограничиваться пикетами, иначе она превращается в маскарад

Тема домашнего насилия в России продолжает оставаться предельно актуальной, особенно сегодня, когда проходит судебный процесс против сестер Хачатурян, убивших собственного отца. И хотя это страшное свидетельство журналиста Наташи Киселевой, откровенно поделившейся своим опытом, вряд ли способно сразу изменить общественное мнение, тем не менее, пусть оно заставит еще раз задуматься над этой проблемой. В конце концов, вода камень точит. А уж кровь – тем более:

«Меня невероятно раздражает поверхностное понимание проблемы и инстаграмные пути решения. Даже массовый выход с бумажками должен подкрепляться другими действиями. Нельзя, чтобы ответом на любую несправедливость была табличка, где просто меняется фамилия после Я(Мы). Нельзя, чтобы реакция общества была всегда в одинаковой форме. Нельзя успокаиваться на этом. Иначе протесты превращаются в маскарад с гимнастерками и пилотками 9 мая. И, честно, я не знаю, как это поддерживает жертв домашнего насилия, можете закидать меня камнями. Пожалуйста, не останавливайтесь на табличке.

Я пишу этот очень сложный для меня текст, потому что хочу, чтобы вы поняли, что чувствует жертва домашнего насилия, что ей нужно и что вообще со всем этим делать.

Меня били с девяти до девятнадцати лет, пока я не сбежала из дома. Били страшно, почти каждый день. За все. За тройку, за опоздание на 10 минут (поэтому теперь я всегда опаздываю), за съеденную без разрешения сосиску, за то, что не так смотрю, не так говорю.

Меня били всем. Я могу составить энциклопедию и классифицировать по шкале боли любой предмет в вашем доме. Спойлер: больнее всего, когда бьют тонким кожаным поводком. Особенно, когда он обвивает твою детскую лодыжку как змея, а металлический карабин разрывает кожу и через мясо доходит до кости. Звенящая боль, отдающая во все органы сразу как электрошок. Заживает очень долго, рубцы проходят годами. Еще больно, когда твоей головой пробивают дверь, или когда тебя тащат за волосы по полу к батарее и колотят твоей головой по ней пока ты не потеряешь сознание. Так я получила своё первое сотрясение мозга в 19 лет, после чего и сбежала из дома. Ну, и ногами в живот тоже больно очень.

На мне не было живого места. Вкус детства для меня не вкус конфет и жвачки, а вкус крови во рту или вкус крови из носа. Тёплая соленая кровь. Я ходила в синяках, ссадинах больше 10 лет подряд. Именно поэтому я понимаю, о чем говорю, и хочу по пунктам разложить.

Домашнее насилие над детьми в семье

Одной из главнейших проблем нашего времени является насилие над детьми в семье. Подвергнувшийся издевательствам и побоям ребенок имеет огромное количество психологических проблем, с трудом адаптируется в социуме и часто перенимает поведение родителей уже в отношении своих собственных детей.

Психические особенности пострадавших детей

Дети, пережившие насилие в семье, имеют серьезные психологические травмы, которые становятся результатом личностных и поведенческих особенностей человека. Они подвержены немотивированным вспышкам гнева, переносят собственную агрессию на младших и на животных. Другие дети, наоборот, могут быть чрезмерно замкнуты и пассивны, что вызывает проблемы в общении со сверстниками. Некоторые могут пытаться привлечь к себе внимание вызывающим поведением или попытками суицида.

Пострадавшие от сексуального насилия дети могут иметь познания, несвойственные их возрасту, странно вести себя со сверстниками. С возрастом сами могут стать агрессорами по отношению к другим людям в сексуальном плане.

Подвержены депрессиям. Часто имеют низкую самооценку, из-за чего в будущем им тяжело добиться успехов.

Профилактика

Перечислим основные способы профилактики насилия над детьми в семье:

  • информирование населения относительно правильного воспитания детей, об административной и уголовной ответственности, которую родители могут нести за причинение вреда ребенку;
  • оперативное реагирование на поступающую информацию о семейном насилии;
  • психологическая помощь детям, подвергшимся насилию, с целью коррекции их дальнейшего поведения;
  • реабилитационные центры для проблемных семей;
  • своевременно оказанная помощь жертвам подобных действий.

Важно внимательно относиться к окружающим людям. Жертвы насилия зачастую нуждаются в психологической поддержке окружающих. Дети наиболее беспомощны перед взрослыми, потому при первых подозрениях о домашнем насилии над ребенком необходимо срочно принимать меры, а именно обращаться в государственные органы. Равнодушие окружающих может стоить ребенку не только здоровья, но и жизни.

Таким образом, дети – самые уязвимые члены общества, а потому нуждаются в особой защите и заботе. Насилие над детьми в семье – один из самых травмирующих факторов, который влечет за собой проблемы с физическим и психическим здоровьем, а также с социальной адаптацией ребенка. Очень важно вовремя фиксировать факты издевательств над ребенком и предотвращать их, используя социальные, административные и уголовные инструменты.

«Немножко побил», а она умерла. Как расследуются дела о домашнем насилии без специального закона

Как несовершенства законодательства влияют на судьбу жертв домашнего насилия?

Сестры Хачатурян. «Нас в школу папа не пускает»

Громкое дело, которое до сих пор не закрыто – дело сестер Хачатурян. Мария, Крестина и Ангелина обвиняются в убийстве отца, Михаила Хачатуряна. При этом доказано, что девушки много лет терпели побои и сексуальное насилие. Обвинение по статье «Убийство, совершенное группой лиц» предполагает от 8 до 20 лет тюремного заключения.

– Мы продолжаем настаивать на том, что действия девочек – необходимая оборона. Благодаря расследованию нам удалось доказать несколько эпизодов насилия в отношении девочек, причем как физического и психологического, так и сексуального, – говорит Мари Давтян, которая вместе со своими коллегами представляет интересы сестер Хачатурян в суде.

Следствие установило, что это насилие длилось на протяжении нескольких лет, в отношении каждой из дочерей. Эксперты института им. Сербского, которые проводили экспертизы и делали заключение, признали, что личностные расстройства у девочек возникли в связи с систематическим насилием и страхом за свою жизнь. У них образовалась защитно-оборонительная реакция, в ходе которой они не могли критически оценивать свои действия, и ощущение субъективно-безвыходной ситуации, они были вынуждены защищаться.

Читайте так же:  Последствия установления отцовства в судебном порядке

– Говоря простым языком, они постоянно боялись за свою жизнь, Михаил Хачатурян регулярно угрожал, что он может ее отнять, – рассказывает адвокат. – В материалах дела есть переписка с родственниками, которым девочки жаловались, присылали свои фотографии с окровавленной и рассеченной головой. Реакция родственников – «никому больше об этом не говори».

Как рассказала Мари Давтян, дети пытались найти поддержку в ближайшем окружении, но даже школа, которая видела, что девочки не приходят на уроки, не смогла помочь. Представители школы и органов опеки приходили домой для проверки ситуации, но им никто не открыл дверь.

[3]

– Однажды в качестве общественного наблюдателя они пригласили соседку. Та побоялась даже назвать свою фамилию. Когда в квартиру наконец удалось попасть, девочек спросили: «Почему вы не приходите в школу?», они ответили: «Нас папа не пускает». Так и записали. Никого это не насторожило. Все эти документы были в комиссии по делам несовершеннолетних. Последовали ли какие-то активные действия с их стороны? Нет, – отмечает адвокат.

По ее словам, та мера пресечения, которая действует в отношении девочек сейчас (запрет определенных действий), достаточно мягкая для статьи, по которой они проходят (105, часть 2 – убийство по предварительному сговору). Они имеют право выходить из дома, проходят реабилитацию, но должно быть прекращено уголовное дело. То, что этого еще не произошло, во многом связано с несовершенством законодательства.

Видео (кликните для воспроизведения).

– Законодательство предлагает нам оценивать этот случай как классическую ситуацию нападения. Но ситуация намного сложнее. Верховный суд давно разъяснил, что люди, которые находятся в ситуации длящегося преступления, продолжительного насилия, имеют право в любой момент защищать свою жизнь.

На практике мы постоянно встречаемся с тем, что женщина, которая защищалась от убийства, отбывает наказание или за умышленное же убийство, или за превышение пределов необходимой обороны.

Это – проблема правоприменительной практики на местах, в первую очередь следственного комитета, который придерживается одной позиции: если есть труп, то кто-то должен сесть за убийство.

Сексуальное насилие

Сексуальное насилие над детьми в семье – это любой вид взаимодействия с ребенком, при котором происходит:

  1. Сексуальная стимуляции половых органов ребенка или взрослого с помощью ребенка.
  2. Демонстрация ребенку половых органов.
  3. Подглядывание за ребенком.
  4. Растление и изнасилование ребенка.
  5. Эксплуатация с целью проституции или съемки порнографии.

Сексуальное насилие очень серьезно травмирует психику ребенка. У жертв подобных действий падает успеваемость, они становятся замкнутыми, у детей случаются беспричинные истерики. Пережитый в детстве стресс влияет на всю дальнейшую жизнь. Жертвы насилия живут меньше остальных людей, они больше подвержены психическим и физическим болезням, у них есть проблемы с социализацией.

Проблемы с социализацией

Пережившие насилие дети испытывают огромные трудности в социальной адаптации, им тяжело находить общий язык со сверстниками. Часто имеют проблемы с алкоголем и наркотиками, с помощью которых они находят успокоение. Девочки склонны к занятию проституцией, у мальчиков нарушается половая ориентация.

Таким детям тяжело создавать собственные семьи. Часто они переносят пережитое на собственных детей, становясь агрессорами. Потому цикл насилия в семье продолжается из поколения в поколение.

Болезни

Одним из последствий насилия над детьми в семье могут быть разные травмы: переломы, ушибы, повреждения внутренних органов, ожоги. В результате ребенок может стать инвалидом или лишиться жизни.

К последствиям сексуального насилия относятся повреждения половых органов, болезни, передающиеся половым путем (СПИД, гонорея, сифилис, различные инфекции).

Перечисленные формы насилия часто сопровождаются эмоциональным и психологическим давлением, что может стать причиной проблем с психикой и нервной системой. У таких детей наблюдаются нервные тики, заикание.

Ослабленный постоянными стрессами организм восприимчив к разным инфекционным и бактериальным заболеваниям. Дети, подвергнувшиеся насилию, часто болеют аллергией, недержанием мочи и кала, дыхательными патологиями. Во взрослом возрасте они чаще болеют раком.

Суть и статистика

Насилию могут быть подвергнуты дети разных возрастов в семьях разного материального и социального положения. Существуют статистические исследования, по которым можно определить, какие группы детей находятся в большей зоне риска:

  • в 50 % случаев родители, подвергающие своих детей насилию, сами в детстве были его жертвами;
  • чаще всего подвергаются насилию дети в возрасте до 3 лет;
  • очень часто жертвами становятся приемные дети;
  • в зоне риска дети с психическими или физическими отклонениями.

В 77 % случаев агрессорами являются родители детей, в 11 % — другие близкие родственники, и в 2 % — чужие люди (няни, приемные родители).

Согласно мнению ученых, хотя и не существует точных данных относительно того, сколько людей подвергались насилию в детстве, однако каждый ребенок хоть раз в жизни познал насильственные действия или унижения. В России внутрисемейному насилию подвергаются около 49 % детей. Около 10 % жертв домашнего насилия погибает. В целом, на сто таких случаев приходится один или два летальных исхода.

Методы борьбы

Проблема насилия над детьми в семье распространяется на все социальные слои общества. Зачастую предотвратить и защитить ребенка могут только окружающие неравнодушные люди. При обнаружении признаков подобных действий по отношению к ребенку необходимо связаться с социальными службами, которые возьмут семью под свой контроль.

В такой ситуации зачастую родители, как и ребенок, нуждаются в психологической помощи. Семья ставится на учет, курируется социальной службой. В случае повторения насильственных действий ребенок изымается из семьи.

В случае причинения ребенку тяжелых травм родители должны быть лишены своих прав и, кроме того, обязаны нести уголовную ответственность за свои действия. Нормативный акт, по которому родители могут быть лишены своих родительских прав за насилие над детьми в семье – статья 69 Семейного кодекса РФ. За причинение вреда здоровью ребенка предусмотрено наказание в виде штрафа 40 тыс. рублей или исправительных работ до 6 месяцев. За истязание ребенка предусмотрено наказание в виде лишения свободы от 3 до 7 лет.

Причины

Стоит отметить, что с древности у людей сложился утилитарный подход к детям. Ребенок раньше считался лишь придатком к взрослым, родители могли распоряжаться малышом как им угодно, воспитывать, как считали нужным. В древней Спарте так и вовсе больных и некрасивых детей убивали. Жестокие наказания часто применялись и на Руси. Считалось, что нет ничего зазорного в том, чтобы воспитывать ребенка с помощью физических наказаний. Многие люди переняли данную линию поведения и в наше время.

Читайте так же:  Взыскание алиментов на супругу до 3 лет

Выделим наиболее частые причины домашнего насилия над детьми:

  1. Стереотипы о воспитании детей, которые сложились исторически. Особо подобная проблема прослеживается в сельской местности, где насильственные методы воспитания детей переходят из поколения в поколение и считаются абсолютно нормальными.
  2. Ребенок разочаровал ожидания родителей, не оправдал возложенные на него надежды. Часто родители «во благо» пытаются сделать так, чтобы ребенок всесторонне развивался, а для того записывают его на всевозможные кружки и тренинги. Если ребенок не выдерживает подобных нагрузок, он способен вызвать агрессию у своих родителей. К тому же подобные методы воспитания часто становятся главной причиной морального и эмоционального насилия, когда ребенка заставляют заниматься тем, что ему не нравится.
  3. Низкий уровень культуры населения.
  4. Психологические отклонения родителей, алкоголизм и наркомания.
  5. Нежелательная беременность.
  6. Плохое поведение самого ребенка, попытки привлечь внимание неправильными поступками и провоцированием родителей на агрессию.
  7. Негативный опыт родителей, которых самих подвергали насилию в детстве.
  8. Экономические и социальные перемены в обществе. Собственную тревогу, негодование, неудовлетворенность взрослые склонны скидывать на тех, кто слабее их.

Можно выделить следующие виды насилия над детьми в семье: физическое, сексуальное и эмоциональное, суть которых мы рассмотрим ниже.

Физическое насилие

Насилие – это действие лица или группы лиц, которое может причинить вред психическому, физическому и половому здоровью другого человека. Физическое насилие – нанесение ребенку физических травм его родителями или другими взрослыми, которые могут стать причиной проблем со здоровьем, развитием или могут лишить ребенка жизни.

К физическому насилию над детьми в семье относятся: избиение, пытки, удушение, истязание, нанесение ожогов раскаленными предметами или жидкостями. Также сюда относится способствование употреблению ребенком алкоголя, отравляющих веществ, наркотиков.

Жестокие методы наказания – шлепки, удары ремнем, подзатыльники — также являются элементами физического насилия.

Физическое насилие над ребенком в семье широко распространено в связи с исторически сложившимися традициями воспитания детей. При воспитании ребенка необходимо помнить, что подобные методы несут только вред психологическому и физическому состоянию ребенка.

Немножко побил, а она умерла

1 октября в Златоусте похоронили 26-летнюю многодетную мать Светлану Сергееву. Ее смерть могла пройти незамеченной, но о женщине на своей странице в соцсетях написала депутат Заксобрания Челябинской области Ольга Мухометьярова.

«Жертвой мужа-тирана стала Светлана, выпускница колледжа, где много лет назад я была руководителем, – рассказала Ольга. – У Светланы осталось трое детей. Самой младшей – девять месяцев. Выходя замуж в июле прошлого года, Светлана мечтала изменить свою жизнь, а в итоге…. Муж убивал молодую женщину на глазах собственных детей».

Светлана Сергеева. Фото: VK

Журналистам портала 74.ru отец Светланы рассказал, что, когда следователи вошли в квартиру, по окровавленному телу матери ползала ее девятимесячная дочь. Прокуратура Златоуста при этом не может квалифицировать преступление как убийство. «Он был задержан в административном порядке, поскольку был пьян. Там труп не криминальный, – рассказал журналистам прокурор Златоуста Евгений Шумихин. – У нее острая сердечная недостаточность. Процессуальная проверка проводится, мужчина проверяется на причастность. Он не отрицает, что ее немножко побил, рукоприкладством занимался, но причина смерти другая. Мы предполагали, что там может быть асфиксия, но вскрытие показало, что сердце. В любом случае органы полиции проведут проверку и примут в отношении мужчины решение, всё на контроле».

Аналогичная история Таисии Бушиной всколыхнула в свое время всю Самарскую область. Красивая женщина вдруг стала неприметно одеваться и полностью отказалась от косметики, объяснив родственникам, что это не нравится ее возлюбленному. Он постоянно ревновал ее и изводил допросами. Один из них закончился мучениями и побоями, но изначально мужчине предъявили не «убийство», а более мягкую статью.

Таисия Бушина. Фото: Facebook

[1]

С юридической точки зрения, если мужчина избивал женщину и в это время она скончалась от инфаркта, то есть не от тех действий, которые он совершил, то его нельзя считать виновным в ее смерти, – объясняет адвокат и эксперт центра «Насилию.нет» Мари Давтян. – В Тольятти было страшное дело Таисии Бушиной, которую забил до смерти ее молодой человек. Изначально экспертиза не могла установить, от чего именно она умерла, несмотря на то что она получила жесточайшие телесные повреждения. У нее был двойной перелом ключицы, сломаны все ребра, она была просто черного цвета, он избивал ее несколько часов.

Его задержали и тут же отпустили, завели уголовное дело об умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести, а ведь он даже не отрицал, что избил Таисию.

Только повторная экспертиза, уже после эксгумации, установила, что она умерла, захлебнувшись рвотой, которая возникла из-за сотрясения головного мозга после ударов по голове. Повторную экспертизу провели после шума в СМИ и соцсетях.

Законодательство, конечно, руководствуется не историями о домашнем насилии. Такая практика сложилась по другим делам, в основном – по бытовым дракам. Случаи именно домашнего насилия пока не выделены отдельной статьей в законодательстве.

– В моей практике было много случаев не о домашнем насилии, а о бытовой драке, когда двое мужчин дрались, один толкнул другого, тот неудачно упал и ударился головой. Умер от инсульта. Тут мы обычно пытаемся добиться более мягкого приговора, потому что у обвиняемого не было умысла убийства. В случае с инфарктом по статье «убийство» обвиняемый может проходить, если знал о сердечно-сосудистом заболевании у потерпевшей, но все равно наносил ей удары в грудную клетку, – рассказывает адвокат Михаил Тимошатов, в недавнем прошлом – старший следователь ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу.

Нарушение развития

В семьях, где процветает насилие по отношению к ребенку, замечено отставание в его физическом и нервно-психическом развитии. Отмечено, что негативное отношение к малышу способно влиять на него еще на стадии внутриутробного развития. Нежеланные дети часто рождаются раньше срока, имеют врожденные проблемы со здоровьем, развиваются медленнее своих сверстников.

Подверженные насилию дети отстают от сверстников в весе и росте, они хуже учатся. У таких людей зачастую больной помятый вид: бледная кожа, круги под глазами, непричесанные волосы, мятая одежда. Это замкнутые дети, которые могут иметь плохие привычки. Они сложно социализируются в обществе, не ладят со сверстниками, всех сторонятся.

Читайте так же:  Льготы ндфл мать одиночка

Не изнасилование скалкой, а вред здоровью

На практике изнасилование часто трактуют лишь как насильственное половое сношение. Если насильник действовал палкой, скалкой или другими предметами, то это может быть квалифицировано как «вред здоровью», а не сексуальное насилие.

Доказательство – материалы уголовных дел , среди которых история изнасилования посторонним предметом, после которого потерпевшая скончалась.

« Своими преступными действиями Юсупов Р.Г. причинил… телесные повреждения в виде разрыва задней стенки влагалища с кровоизлияниями в мягкие ткани шейки и влагалища, которое осложнилось травматическим гемоперитонеумом, которые относятся к повреждениям причинившим тяжкий вред здоровью опасный для жизни человека и в прямой причинной связи со смертью не состоят, а так же виде кровоподтеков и ран на наружных органах, кровоподтеков на туловище, на верхних и нижних конечностях, которые относятся к повреждениям причинившим легкий вред здоровью» ( орфография и пунктуация источника сохранены – прим. ред. ).

Для сравнения – легким вредом здоровью может также считаться оплеуха или пощечина.

Мари Давтян объясняет, что переквалификация изнасилования снижает предполагаемый срок наказания.

– Бывает сложно доказать факт изнасилования из-за того, что в стрессе девушки при даче показаний не придают внимания мелочам, которые очень важны для доказывания. Следователь же зачастую старается упростить себе работу и может «подгонять» формулировки под нужную статью, чтобы расследовать было легче. Два предложения из допроса на пять листов могут существенно изменить наказание. Именно так рождаются дела, когда вместо «иных действий сексуального характера», например, изнасилования посторонним предметом, рождается квалификация «побои», – говорит Михаил Тимошатов .

«Мама сильно порезалась и не просыпается»

Парадоксы на этом не заканчиваются. Ребенок, который стал свидетелем жестокого убийства собственной матери, может выступить смягчающим обстоятельством для обвиняемого. Так было в деле об убийстве 29-летней Алены Вербы. Муж, Сергей Гусятников, забил ее ножом из-за неконтролируемых приступов ревности. В соседней комнате спал их общий ребенок. Проснувшись, он несколько часов провел с окровавленным телом мамы.

Наличие несовершеннолетнего ребенка пытались представить на суде смягчающим обстоятельством для убийцы, хотя ребенок сам являлся потерпевшим, но нам удалось доказать суду, что в данном случае это не может считаться смягчающим вину обстоятельством. Ранее муж уже угрожал Алене ножом, она снимала побои в травмпункте и обращалась за помощью. С ее супругом провели разъяснительную беседу. Он объяснил свое поведение тем, что хотел просто напугать жену, – рассказала об этом деле Мари Давтян . – Сын Гусятникова звонил отцу в то утро со словами «Мама сильно порезалась и не просыпается».

Алена Верба. Фото: VK

Страдание матери на глазах у детей законодательно не является отягчающим обстоятельством. При этом приговор суда при наличии несовершеннолетнего ребенка у обвиняемого будет несколько мягче, но только если преступление не совершено в отношении ребенка. В таком случае это становится серьезным отягчающим обстоятельством.

Здесь все зависит от судей. На практике я не встречал значительного смягчения наказаний при таких обстоятельствах. Ситуация судами оценивается в совокупности, и если супруг избивал мать на глазах ребенка, это будет учтено как характеристика события, и, учитывая, что конкретного указания на то, какой срок снимает то или иное смягчающее, в законе нет, суд применит смягчающее обстоятельство, но наказание все равно будет суровым, – отмечает в свою очередь адвокат Михаил Тимошатов.

Эмоциональное насилие

Эмоциональное насилие — это воздействие, которое держит ребенка в напряженном эмоциональном состоянии, что может вызвать проблемы с психическим здоровьем.

К эмоциональному и психологическому насилию над детьми в семье относятся:

  • унижения и оскорбления;
  • изоляция ребенка от общества;
  • равнодушие и отстраненность;
  • запугивание и угрозы;
  • принуждение ребенка к аморальным действиям;
  • завышенные требования, с которыми ребенок не способен справиться.

Постоянные конфликты в семье между родителями могут стать причиной торможения развития ребенка.

Дабы избежать эмоционального и психологического насилия, общение с ребенком должно складываться на принципах взаимного уважения, терпимости к детским неудачам, отсутствия равнодушия при общении с ребенком.

Мужчин тоже бьют

В инициативе принятия закона о домашнем насилии, который позволил бы разграничить дела о бытовых драках, закончившихся трагедией, и нападении хулиганов на улице со случаями смерти от руки супруга или супруги, часто сомневаются именно мужчины. Согласно прошлогоднему опросу ВЦИОМ , 36% россиян частыми считают случаи ущемления прав женщин. Среди опрошенных женщин эта доля составляет 43%, тогда как среди мужчин – 27%.

Тем временем специалисты отмечают, что домашнему насилию подвергаются и мужчины, но статистику по таким делам собрать еще сложнее, чем по случаям насилия, применяемого к женщинам.

– Мужчины тоже становятся жертвами семейного насилия, но, чтобы собрать какую-то статистику, надо обращаться к зарубежной практике, а не к российской. В силу нашей психологии такие дела редко доходят до суда, а эпизоды насилия выясняются случайно. Например, проходит суд по имущественным делам или по определению места жительства ребенка и мужчина говорит: «А еще она меня била сковородкой», но приобщать это к делу отказывается. Считается, что мужчина слабый, если его бьют, еще и женщина , – говорит Михаил Тимошатов .

От домашнего насилия, в отличие от нападения хулигана на улице, – не скрыться. Насильник знает ваше место работы, учебы, всех ваших родственников, вы связаны с ним наличием общих детей, кредитов, жилплощади.

Видео (кликните для воспроизведения).

По словам Мари Давтян, потерпевшему сложнее защититься, он в большей опасности, чем тот, кто единожды встретил на улице хулигана, и эта разница существенна. Именно поэтому регулировать ситуацию домашнего насилия и иные преступления, совершенные посторонними людьми, надо по-разному. У этих преступлений разные причины и основания, они по-разному совершаются и должны рассматриваться по-разному, но сейчас этого не происходит.

Источники

Литература


  1. Омельченко, О. История политических и правовых учений. История учений о государстве и праве; М.: Эксмо, 2011. — 576 c.

  2. История политических и правовых учений / В.Г. Графский и др. — М.: Норма, 2003. — 944 c.

  3. Бикеев, А. А. Трудоправовая деятельность в организации. Учебное пособие / А.А. Бикеев, М.В. Васильев, Л.С. Кириллова. — М.: Статут, 2015. — 144 c.
  4. Радько, Т. Н. Теория государства и права в схемах и определениях. Учебное пособие / Т.Н. Радько. — М.: Проспект, 2015. — 776 c.
Дети жертвы домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here