Домашнее насилие братом и отцом

Сексуальное насилие детей в семьях

Эта статья предназначена для тех, кто услышал от своих детей шокирующую новость. Для тех, кто еще не услышал, но вскоре, возможно, услышит. Вероятно, вы просто не хотите об этом знать, и поэтому я пишу эту статью для вас. Для того чтобы вы все же обратили свое внимание на то, что происходит в ваших семьях. Эта новость о том, что ваш ребенок переживает сексуальное насилие со стороны близких родственников или отчима.

Страшно звучит, но процент изнасилованных детей в семьях слишком высок. И в большинстве случаев матери и бабушки таких детей предпочитают не замечать того, что происходит. Я не ошиблась.

В БОЛЬШИНСТВЕ СЛУЧАЕВ ПРЕДПОЧИТАЮТ НЕ ЗАМЕЧАТЬ ПРОИСХОДЯЩЕГО

Судебных разбирательств на эту тему избегают, поэтому о масштабе трагедии знают только психологи или психотерапевты. Ибо по роду своей деятельности работают с травмами. И это только те, кто нашел в себе силы говорить об этом со специалистом. А сколько людей закрыли и похоронили в себе эту страшную историю, носят боль в себе и молчат?! Жертва сексуальных домогательств и насилия, которой удалось с помощью судебного механизма наказать своего обидчика, гораздо лучше восстанавливается после травмы, потому что приобретает чувство большей защищенности. Чаще всего к нам обращаются уже совершеннолетние девушки или женщины, которые понимают, что самостоятельно справиться с этой болью не могут. У родственников не находят ни поддержки, ни понимания. Чаще всего их отвергают, им не верят даже тогда, когда они рассказывают об этом будучи взрослыми!

Истории жертв сексуального насилия

«Когда я рассказала маме, что меня насиловал отец, пока она была в роддоме, мама была в шоке и смогла сказать только одно: «И что теперь нам разводиться?». Она долго сидела, потом ушла куда-то и ночью пришла пьяная, хотя она вообще не пьет. Они ругались с отцом, а я ругала себя – что же я натворила».

«В 10 лет моя дочь рассказала, что когда ей было где-то 4-5 лет, а она часто гостила у бабушки, муж моей матери совершал с ней ужасные вещи. Не буду описывать подробности, но по ее рассказам поняла, что он совершал развратные действия сексуального характера. Еще она сказала: «Мама, мне было не страшно». Я была в шоке! Я рассказала матери, но она не хотела в это верить и его оправдывала!»

Существует замечательный проект. Анастасия Мельниченко запустила его на Facebook под хештегами #ЯНеБоюсьСказати и #ЯНеБоюсьСказать пользователи рассказывают о пережитом насилии. Одна из историй этого проекта:

Сексуальная ориентация далеко не всегда врожденная. Иногда она следствие приобретенной травмы.

Если ребенок почувствует в вас силу, то он справится со своей травмой быстрее. Детям необходимо опереться на взрослых. Лишая его этой опоры, вы предаете его. Вы предаете его, когда выбираете не слышать и не знать, что с ним происходит. Если вам важнее собственный мир и сохранность отношений с родственником или мужем, то вы будете «сохранять мир» в семье, но ценой предательства собственных детей. И это ваша ответственность.

Я считаю, что необходимо привлекать к уголовной ответственности родителей, умалчивающих о фактах сексуальных преступлений над собственными детьми. Потому что именно благодаря замалчиванию количество зла в мире увеличивается.

Домашнее насилие в России

Вас регулярно бьет муж на почве ревности, социально-бытовых проблем или просто так? А вы терпите его издевательства?

Не нужно держать это в тайне и ждать, когда его «попустит» и все «устаканится». Если уже раз ударил и вы ничего с этим не сделали, то ударит и второй раз.

Многие женщины по всему миру страдают от домашнего насилия, выражаемое в систематической физической, психологической или сексуальной расправе по отношению к близким членам семьи.

Существует ли закон о домашнем насилии, могут ли обидчика, тирана привлечь к ответственности за домашнее насилие в 2020 году?

Как доказать, что вы стали жертвой домашнего насилия и у кого можно попросить помощи, чтобы спасти свое здоровье и возможно даже жизнь?

Что такое домашнее насилие?

Это действия физического, сексуального, психологического и экономического насилия, которые произошли между бывшими, теперешними супругами или между близкими родственниками.

Домашнее насилие также касается тех пар, которые живут даже в гражданском браке.

Закон о домашнем насилии в России

В России уже было несколько попыток принятия закона, который бы определял, что такое домашнее насилие, устанавливал бы какие-то нормы регулирования. Но на 2020 год закона, который бы определял насилие в семье, как юридическую проблему, его нет.

Зачем нужен такой закон? Если женщина или пожилой человек подвергается насилию и это не дошло до тяжких телесных повреждений или до убийства, то это все будет квалифицироваться как дела частного обвинения.

Что это означает? Это значит только одно: пострадавший должен самостоятельно пойти в полицию или к мировому судье и написать заявление о семейных побоях.

К тому же он должен доказать, что побои действительно были. А для этого необходимо снять побои в травмпункте.

Собрать бумаги, оформить их правильно – зачастую не под силу пострадавшим, а на адвоката у жертвы насилия нет денег. Именно поэтому такие дела редко доходят до суда.

[2]

Такого понятия, как «домашнее насилие» в российском законодательстве нет. Есть истязания, побои, избиение, угроза убийством, однако домашнее насилие нигде не фигурирует.

Что делать, если муж бьет: убегать или защищаться?

Все зависит от ситуации, при которой происходит домашнее насилие.

В какой-то ситуации проще будет убежать от обидчика. Но в какой-то ситуации жертва понимает, что убежать нереально и единственный способ избежать побоев – прибегнуть к методам самообороны.

В случае если нападавшему был причинен вред, то ни в коем случае нельзя избавляться от следов насилия. Такие действия могут быть интерпретированы, как уход от ответственности.

Потому что если будут выявлены следы затирания крови, уничтожены предметы, которыми жертва оборонялась, то у того, кто оборонялся, в таком случае есть высокий риск того, что его действия будут интерпретированы, как умышленное причинение вреда другому человеку.

Если потерпевший оказался в ситуации, где он проявил самооборону, тогда он должен, наоборот, зафиксировать все следы преступления.

Из-за страха, стыда, недостатка информации не все жертвы насилия обращаются в правоохранительные органы.

Читайте так же:  Кто занимается бытовым насилием в семье

Домашнее насилие над женщинами: куда обращаться?

Когда дело доходит до суда, то многие женщины домашнего насилия молчат.

Они боятся того, что их проблема выйдет за рамки семьи, о том, что об избиении узнают родственники, сослуживцы по работе. Они воспринимают побои как собственный позор.

С этим стереотипом борются различные организации, которые призывают противодействовать домашнему тирану:

  • Проект «Насилию.нет» – https://nasiliu.net/.
  • Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
  • Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.

Как женщине узнать о таком центре помощи жертвам домашнего насилия?

Для этого она может позвонить по общероссийскому телефону помощи 8-800-7000-600. Оператор по возможности перенаправит женщину к своим коллегам в нужный регион, чтобы жертве была оказана помощь на месте.

Кстати, сейчас и в полиции стали давать заявительницам телефоны таких центров.

Деятельность центров помощи жертвам домашнего насилия заключается в том, чтобы помочь женщинам/родителям/мужчинам найти в себе внутренние и внешние ресурсы для того, чтобы остановить тирана.

Многие женщины, страдающие от насилия в семье, молчат и не выносят эту проблему за пределы дома. Причины того, почему жертвы избиения со стороны мужа, сына, родителей терпят, разные, но результат всегда один – сломанная судьба или, что еще хуже, смерть от побоев.

Что делать, если муж (жена, дети, родители) бьет?

Для того, чтобы в корне исправить ситуацию, потерпевший может:

  • Вынести проблему избиения, насилия в публичное пространство – обязательно обращаться в соответствующие органы, например, поставить в известность участкового.
  • Попросить поддержки у знакомых, близких людей.
  • Обратиться в полицию с заявлением.
  • Зафиксировать полученные травмы в травмпункте.
  • Стать решительным. Если сын бьет мать или муж жену, тогда потерпевшей нужно поставить вопрос об избиении так: «Или ты прекращаешь надо мной издеваться или я от тебя ухожу/ты съезжаешь с квартиры и т. п.».
  • Оповестить соседей о том, что если они услышат крики из квартиру, то пусть сразу же вызывают милицию.
  • Быстро покинуть дом в случае подстерегающей опасности. Для этого жертва должна прятать ключи, деньги, телефон и документы в доступном месте, чтобы при возможности она могла взять их и быстро покинуть дом.
  • Попросить друзей или родственников предоставить ему убежище, если ему будет грозить опасность.
  • Обратиться в кризисный центр, где ему окажут психологическую и юридическую помощь.
  • Самооборона как способ защитить себя от домашнего насилия

    Если женщина регулярно страдает от побоев мужа, его кулаков, пощечин и так далее, то некоторые, очень смелые представительницы прекрасного пола пытаются ответить своим благоверным тем же.

    В этом случае речь идет о самообороне: чтобы муж ее не избил до потери сознания женщина идет в атаку – совершает домашнее насилие над мужчиной, над своим обидчиком.

    При этом границы самообороны законодатель определяет так: вред, который наносит жертва должен быть не более того, который нанес обидчик.

    Грубо говоря, если муж подходит к жене с ножом, то ей нельзя хватать топор или пистолет.

    В случае, если жена оказалась в ситуации, где ей нужно применить самооборону, то прежде всего она должна защитить свою жизнь, а также здоровье и личную неприкосновенность.

    Есть такое понятие, как «неожиданное нападение». Потерпевший, который оказался в такой ситуации, не может определить характер нападения, чтобы адекватно ответить обидчику.

    В этом случае закон говорит о том, что в случае неожиданного нападения жертва может обороняться как угодно.

    Если женщина стала жертвой насилия, то в первую очередь ей нужно обратиться в органы полиции. При рассмотрении заявления пострадавшей участковый обязательно примет меры предупредительного воздействия на правонарушителя.

    Изменения в законодательстве

    Побои перестали быть уголовным преступлением. Закон нарушил принцип соразмерности. Внутрисемейные побои по степени общественной опасности были ранее более опасными, чем побои чужих людей.

    За шлепок близкого лица давали до 2 лет лишения свободы, за шлепок чужого – административное наказание.

    В 2020 году максимальный денежный штраф за побои, к ним также относится домашнее насилие своих близких составляет 30 тысяч рублей. А еще недавно до принятия поправки в Уголовном кодексе семейным тиранам грозило до 2 лет лишения свободы.

    В обществе раскол, одни говорят, что смягчение наказания – правильное действие, поскольку нельзя сажать человека за порку ремнем или затрещину. Другие утверждают, что принятая поправка только на руку домашним садистам. Кто прав, а кто виноват?

    Что говорят депутаты о декриминализации домашнего насилия?

    Депутаты Госдумы посоветовали людям воспринимать Закон «О декриминализации домашнего насилия» как условие для создания крепкой семьи. Таким образом, они хотят, чтобы в российских семьях были сохранены семейные ценности.

    Противники принятия поправок заявили о том, что новый закон только ухудшит ситуацию в семье. Ведь в большинстве случаев судьи наказывают домашних тиранов штрафом, но кто его платит, если бюджет семейный?

    Поэтому они считают, что такая мера наказания не является сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, то это накладывает на семью только дополнительную финансовую нагрузку.

    Что говорят юристы о декриминализации домашнего насилия?

    Специалисты уверены, что смена уголовного наказания на штраф не означает, что побои легализованы. Изверг-рецидивист в любом случае получит реальный срок.

    Так, если домашнее насилие над детьми, женой, родителями было совершено в первый раз, тогда мужчине грозит административная ответственность. Но это идет речь о легких побоях: шлепки, подзатыльники, затрещины и т. д.

    В Уголовном кодексе не содержится четкого определения того, что такое побои. В то же время словарь Ушакова определяет это понятие так: побои – это удары по живому телу.

    В словосочетании «домашнее насилие» ключевое слово «домашнее». По некоторым данным с ним сталкивается каждый четвертый в семье, но так оно и остается.

    Но многие жертвы тиранов не обращаются в полицию, поэтому официальная статистика на самом деле лукавая, потому что если жертва сама не признается, то никакой жертвы вроде как и нет.

    Что грозит мужу-тирану за домашнее насилие?

    Каждый случай индивидуальный, поэтому правоохранительные органы расследуют каждую ситуацию, стараются докопаться до истины.

    Если говорить об ответственности, то она может наступить по статье 116.1 УК РФ. И то уголовная ответственность может наступить для тирана только в том случае, если жертва ранее уже обращалась в правоохранительные органы или в суд с аналогичной просьбой, заявлением.

    Читайте так же:  Свидетельство рождения ребенка армения

    Тогда мужу-тирану или другому члену семьи, который совершает домашнее насилие в отношении других членов семьи, может грозить такое наказание:

    • штраф до 40 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
    • обязательные работы сроком до 240 часов;
    • исправительные работы сроком до полугода;
    • арест сроком до 3 месяцев.

    Уголовная ответственность за неоднократные случаи домашнего насилия наступает только в случае рецидива – повторных, регулярных избиений.

    В случае, когда побои были совершены в результате ситуативного, эмоционального конфликта, когда люди не имели умысла причинять друг другу вред, когда нет никакого преследования одного человека со стороны другого, то в таких случаях допустима административная ответственность.

    Если же жертва обратилась к правоохранительным органам впервые, тогда ее обидчику будет грозить только административная ответственность, но это при условии, что он причинил жертве физическую боль, которая не привела к таким негативным последствиям, как: расстройство здоровья, временная утрата трудоспособности.

    За совершение насильственных действий в отношении членов семьи, за причинение физической боли жене/мужу/родителям/детям виновному грозит наказание по ст. 6.1.1 КОАП РФ «Побои».

    Наказание подразумевает такую ответственность:

    • штраф от 5 до 30 тысяч рублей;
    • административный арест сроком от 10 до 15 суток;
    • обязательные работы сроком от 60 до 120 часов.

    Полиция предпринимает действия в отношении жертвы и домашнего тирана только в том случае, если жертве будут нанесены телесные повреждения – например, синяки, гематомы, переломы и т. д.

    Домашнее насилие с точки зрения законодательства РФ в 2020 году перестало рассматриваться как уголовно наказуемое деяние, при условии, что оно не повлекло за собой серьезных травм или временной утраты трудоспособности.

    Если муж однократно избил жену, тогда ему грозит только административная ответственность.

    В случае повторного обращения жертвы в правоохранительные органы, встанет уже вопрос о привлечении обидчика к уголовной ответственности по ст. 116.1 УК РФ «Побои».

    Хотел сбросить с балкона, душил, избивал в постели: четыре страшные истории о домашнем насилии

    Андрей и Наташа. «Ты должна мне ноги мыть и эту воду пить»

    Анна и Иван. «Ты моя, что хочу, то и делаю»

    Олеся и Тимур. «Изменял мне, когда я была на 8-м месяце беременности»

    – С Тимуром мы прожили вместе два замечательных года. Это был очень заботливый человек, семьянин. Он красиво ухаживал, дарил цветы, писал романтичные смски. Мы поженились, я забеременела, – рассказывает Олеся. – Когда я была на восьмом месяце, его поведение вдруг круто изменилось.

    Мужа подолгу не было дома, ему безразлично стало мое состояние. Сначала я связывала его постоянное отсутствие с работой. Он приезжал после трехдневного отсутствия, поест, помоется, выведет меня на конфликты и уедет. Это уже позже я узнала, что у него появилась другая. Он отдыхал с любовницей на турбазе в тот момент, когда я лежала в больнице.

    Олеся в ужасе прожила целый месяц, потому что не понимала, что происходит с ее мужчиной.

    – Я пыталась поговорить с ним. Если это была какая-то беда, я бы все силы приложила, чтобы исправить это.

    Женщина родила здоровую девочку, а в день выписки муж предпочел провести время с любовницей.

    – Я приняла решение всё изменить. Озвучила это Тимуру, он раскаялся: мол, я всё осознал, давай сохраним семью, я тебя люблю. В тот момент я очень хотела ему верить и поверила.

    Вскоре квартиру, в которой жила молодая семья, пришлось продать. Супруги переехали к маме Тимура.

    – Месяц спустя после ужасной жизни, которая сопровождалась постоянными драками, отъездами мужа, я поняла, что надо расходиться.

    Я круглосуточно находилась в затравленном состоянии. Тимур стал со мной жестоко обращаться – если раньше мог просто грубо оттолкнуть, то потом швырял меня, как вещь.

    Может, я где-то провоцировала его, но мне было больно, я не могла об этом молчать.

    Свекровь помогала мне с ребенком и со временем взяла на себя все обязанности по уходу за крошкой. Потом она, видя меня, затравленную и угнетенную, полностью отстранила меня от «кормлений и пеленаний». И когда в один момент я психанула и сбежала из дома, ребенка мне уже не отдали. Я сняла квартиру, но дочку забрать так и не смогла, меня просто не пускали на порог.

    Несколько месяцев я ходила по инстанциям, но тщетно. Мне давали устные рекомендации, а мне нужна была физическая помощь. Муж меня оскорблял по телефону, угрожал. Даже заявился ко мне на работу со своей мамой! Они пришли к начальнице и просили ее меня образумить – я должна была отказаться от ребенка. К счастью, у меня адекватное руководство.

    У Олеси уже опустились руки. Она пришла к инспектору ПДН и предупредила, что воспользуется единственным выходом, который видела в тот момент, – пойти на Первый канал и на всю страну рассказать свою историю.

    – В тот же вечер мне ребенка принесли, я уехала в Тулу. Здесь я почувствовала больше сил, особенно когда обратилась в Кризисный центр. Но террор со стороны мужа продолжался, он хотел вернуть ребенка. Я уверена, что наша дочка была разменной монетой, чтобы наказать меня. Тимур с мамой «атаковали» Кризисный центр, как-то отслеживали мою геолокацию.

    Несколько месяцев назад Олеся подала на развод.

    [3]

    – Я очень боялась, что, когда пройдет суд, его не остановит решение, он увезет от меня ребенка. Но работа психологов делает свое дело. Сейчас я себя чувствую очень уверенно. Я уже не боюсь его. Мои рекомендации женщинам, которые попадают под насильственные действия, – отсекать это сразу.

    Моя большая ошибка была в том, что я сама себя затянула в эту яму. Если бы я приняла решение сразу, всё сложилось бы проще.

    Если он ударил – надо уходить. Сила удара, как и степень наглости, приобретает всё больший масштаб. Когда ты простил человека за его зверское поведение, он остался безнаказанным. Ребенок, который растет в семье, не должен видеть это насилие, эти ужасы!

    Видео (кликните для воспроизведения).

    . Женщина признается, что хотела уйти от мужа тихо-мирно. Она не собиралась прятать ребенка от мужа и свекрови. Но из-за неадекватной реакции Тимура молодой маме приходится скрываться в стационарном отделении социальной реабилитации для женщин и детей Кризисного центра. Супруг говорит, что борется за малышку, но при этом не предоставляет никакой физической или финансовой помощи.

    Читайте так же:  Мать одиночка отменили

    – Конечно, не так я себе декрет представляла. Жаль, что в нашем государстве так долго тянется бракоразводный процесс. Мы бы уже жили спокойно, но пока вынуждены скрываться. А я хочу успеть насладиться материнством! Мне кажется, сейчас муж тоскует по мне. Пишет красивые смски, предлагает вернуться. Но меня это уже не трогает. Точка невозврата пройдена.

    Почему молчат жертвы отцов-насильников?

    Дети, у которых не сформированы доверительные отношения с родителями, чаще становятся жертвами сексуального насилия. Дети должны знать…

    Белорусские дети страдают от насилия, как и любые другие. В отличие от развитых стран, обладающих современными системами выявления фактов насилия и оказания помощи пострадавшим детям, в Беларуси проблема остается закрытой, отсутствует единая система помощи детям.

    Проблема сексуального насилия против детей скрыта от глаз

    Порядка 400 преступлений против половой свободы детей, которые фиксируются в Беларуси ежегодно — это лишь вершина айсберга. Например, в Швеции таких преступлений регистрируется в десять раз больше. Таким образом, можно говорить о латентности, которая присутствует везде, но в нашей стране выражена наиболее ярко.

    Существует ряд основных причин высокой латентности преступлений такого рода. Это неэффективность системы выявления, недоверие граждан к милиции и другим правоохранительным органам, низкая доступность экстренной, анонимной и качественной психологической помощи. А еще страх, что следствие и суд станут более сильным ударом, чем преступление.

    По данным различных исследований, причиной около 10% расстройств психики и поведения детей, возникающих после перенесенного сексуального насилия, является не само насилие, а травматичная процедура расследования, рассказала начальник отдела психолого-физиологических исследований главного управления судебно-психиатрических экспертиз центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз Людмила Мун.

    По словам председателя правления международного общественного объединения «Понимание», члена комиссии по делам несовершеннолетних при Совете министров Андрея Маханько, в его практике случалось, что пострадавших от сексуального насилия детей опрашивали 13 раз восемь различных людей:

    «Это недопустимо, ведь ребенок раз за разом вынужден вспоминать о случившемся. Работа в специализированных комнатах, где ведется видеозапись разговора, позволяет сократить такое общение до двух раз. В идеале опрос должен проводиться лишь однажды. Для этого необходимо, чтобы доказательства, полученные с помощью электронных средств, получили законную силу в суде».

    Следствие обяжут приглашать психолога

    Первая комната для опроса детей-жертв насилия и свидетелей преступлений экспертами «Понимания» была создана в 2009 году, теперь их 17 (шесть в Минске). Для сравнения, в Польше таких комнат 220. По подсчетам специалистов, в Беларуси необходимо около 50 таких комнат. С 2009 года через комнаты дружественного опроса прошел 781 ребенок (на 1 января 2015 года). Самому маленькому было меньше четырех лет.

    Специальная комната опроса позволяет организовать допрос жертвы однократно, подчеркнула психолог-эксперт отдела психолого-физиологических исследований главного управления судебно-психиатрических экспертиз Наталья Махнач. В комнате — только ребенок и психолог. Связь с другими заинтересованными осуществляется через окно-зеркало и по беспроводной связи. Беседу записывают и могут впоследствии использовать в процессе следствия и суда.

    «Мы подстраиваемся под каждого ребенка с учетом возраста, особенностей, уровня развития, — рассказала Наталья Махнач. — Не задаем наводящих вопросов, не делаем выводов. Наша цель — создать такую дружественную атмосферу, при которой ребенок смог бы рассказать о случившемся, чтобы это было максимально безболезненно. Для этого есть программа обучения специалистов, есть рекомендации. Психолог во время опроса является своего рода посредником, переводчиком между следственными органами».


    Вид комнаты опроса в главном управлении судебно-психиатрических экспертиз
    со стороны помещения, где могут находиться представители ребенка, следователь.


    Одна камера направлена на ребенка, вторая снимает панорамный вид комнаты.
    О том, что идет съемка, дети знают, а о том, что за зеркалом есть еще кто-то — нет.

    Психолог-эксперт Анжелика Назаренко отметила, что особенно ценится свободный рассказ ребенка: «Например, говоришь ребенку, что слышала, что с ним что-то случилось, и просишь рассказать об этом. Детали уточняем, но не задаем наводящие вопросы. В разговоре опираемся только на то, что слышим».

    Как отметила Людмила Мун, во время опросов обнаруживается огромное количество деталей и дополнительных сведений, которые являются основой для обвинения, а порой и для переквалификации преступления.

    Правоохранительные органы делают все возможное, чтобы снизить количество травмирующих ситуаций для детей, связанных с дачей показаний, стараются следовать рекомендациям по проведению опроса. Однако решение, как именно проводить опрос, все равно принимает следователь.

    Группа экспертов направила в парламент предложения, которые касаются защиты детей-жертв сексуальных преступлений. В том числе предлагается обязать следственные органы организовывать один опрос пострадавшего ребенка, который будет проводиться подготовленным психологом в специальной комнате для опросов с применением видеозаписи.

    Жертвы сексуального насилия молчат годами

    Дети, у которых не сформированы доверительные отношения с родителями, чаще становятся жертвами сексуального насилия. Дети должны знать, что с любыми проблемами могут прийти к родителям. Особенно доверие важно в подростковом возрасте. Если таких отношений нет, дети могут годами не рассказывать о том, что с ними происходит.

    Анжелика Назаренко привела пример девочки, которую изнасиловали на улице, а та пришла домой, выстирала одежду, в которой была, и села делать уроки. Ее воспитывали отец и мачеха, с которой девочка ладила, но доверия не испытывала.

    Правда, этот случай, скорее, исключение, так как о насилии вне семьи, как правило, рассказывают сразу.

    А вот жертвы семейного насилия нередко предпочитают молчать — из-за страха обвинений со стороны окружающий, из-за неполного осознания совершаемых с ними действий, из-за недоверия к окружающим или страха разрушить семью и мир, в котором живут, страха мести. Порой насильник вынуждает ребенка молчать убеждением или угрозами. При этом, отметила Людмила Мун, дети в большинстве случаев хотят рассказать о случившемся, находятся на грани того, чтобы заговорить.

    О том, что восьмилетнюю Таню изнасиловал отчим, девочка рассказала сразу после случившегося. Выбора не было — мама и старшая сестра зашли в дом, когда она выбегала из комнаты, где отчим мучал ребенка. Ей поверили, вызвали милицию, Людмила Мун произвела опрос. Однако насильнику чуть ли не удалось избежать наказания, так как мама девочки отказалась от своих первоначальных показаний:

    «Насильник был единственным кормильцем в семье. В данном случае у следствия было достаточно улик, чтобы привлечь к ответственности. Отмечу, что не только экономическая зависимость останавливает женщин от того, чтобы защищать своих детей. Есть различные психологические причины, например, ревность к другому сексуальному партнеру (дочери), попытка избежать чувства вины (мол, недосмотрела дочь)».

    Дети, ставшие жартами насилия, часто переживают одну и ту же травму несколько — в результате пережитого, во время следственных действий, суда и, конечно, из-за давления окружения.

    Читайте так же:  Смена птс и стс при смене фамилии

    Людмиле Мун запомнился случай, когда отец вступал в сексуальную связь с каждой из своих дочерей по достижении ими определенного возраста. Был он многодетным отцом, и у него одновременно было несколько любовниц-дочерей. Когда правда открылась, а мужчина понес наказание, девочки стали объектами порицания в деревне, где жили. Люди возмущались, что они «посадили отца за решетку».

    Среди семейных насильников доля отцов и отчимов практически одинаковая. Большинство из этих мужчин не педофилы, то есть сексуального расстройства у них нет. Как впрочем, и какого-то психического. «Отсутствие совести не является заболеванием», — отметила Людмила Мун. При том что инцест табуирован в большинстве культур, такое случается повсеместно, а различие статистических данных — вопрос качества выявления преступлений против половой свободы.

    [1]

    «Наша обязанность и ответственность как родителей заключается в том, чтобы создавать с детьми отношения, в которых будет любовь и тепло, — подчеркнула Людмила Мун. — Дети, которые недополучают их в семье, имеют больший риск быть вовлеченными в насильственные сексуальные отношения. У тех же, чьи потребности удовлетворены, риск меньше».

    Насилие над детьми опасно, потому что оно продолжается из поколения в поколение. Каждый ребенок, который растет в атмосфере ежедневных издевательств, имеет многократно повторяющийся травматический опыт.

    Куда обращаться жертвам насилия

    В Минске работает телефон доверия для подростков 315-00-00.

    Телефон общенациональной детской линия 8-801-100-1611. Звонки бесплатны с любого номера и принимаются круглосуточно.

    Телефонный аппарат и компьютер, на которые поступают звонки, находятся в приемном отделении РНПЦ психического здоровья, рассказал заместитель директора центра Сергей Осипчик.

    «Здесь специалисты находятся круглосуточно, есть несколько звонков в день, — рассказал он. — Звонят соседи по поводу фактов насилия над детьми, родители проконсультироваться по поводу проблем в воспитании. И звонят дети. Типичный звонок — вечером в пятницу или субботу, когда отец семейства приходит пьяный и начинает интересоваться делами в школе, проверять дневник, так сказать. Дальше претензии, доходящие до рукоприкладства».

    Андрей Маханько отметил, что в течение трех лет линия обслуживалась двумя операторами, которые находились в специальной комнате (ее курировало «Понимание»). Сегодняшнее нахождение линии в РНПЦ – это компромисс: «У врача, который дежурит в приемном покое совершенно другие обязанности».

    Председателя правления международного общественного объединения «Понимание» Андрей Маханько считает, что в Беларуси необходимо создать национальный колл-центр для детей-жертв насилия, который может стать частью единой системы помощи детям.

    Чтобы эффективно защищать детей-жертв насилия, необходимо определить субъектность, то есть сконцентрировать сервисы для таких детей в одной структуре, считает Маханько: «Сейчас детьми занимается сразу много ведомств. Детская социальная служба — вот где должны быть сконцентрированы функции защиты детей».

    «Подобная система уже доказала свою эффективность в ряде развитых стран. Хочется верить, что и в Беларуси работа единой системы помощи детям, пострадавшим от насилия, будет налажена», — заключил Андрей Маханько.

    В Подмосковье отец четыре года насиловал свою дочь, а мать делала вид, что не замечает

    5 декабря в следственный отдел в Подмосковье обратилась 16-летняя Оксана Вересаева (*все имена изменены). Девушка заявила: ее насилует родной отец. Уже четыре года и — в изощренных формах. Об этом сообщил источник «Комсомольской правды» в правоохранительных органах.

    — Когда мне было 12, он предложил поиграть. Тогда все случилось первый раз. Потом еще раз, и еще. Все эти годы он принуждает меня к сексу, — рассказала девочка в отделении.

    В семье Вересаевых четыре ребенка, Оксана — старшая. Мама девушки, ее братья и сестры знали об изнасилованиях, но внимания не обращали. Рассказать взрослым о том, что происходит дома, Оксана, первокурсница местного колледжа, боялась. Да и папу подставлять не хотелось. На странице девушки в соцсетях много постов про отцовскую любовь и призывов вроде «Кто любит свою семью — ставьте лайк».

    Отец Оксаны — 38-летний Василий Вересаев. Мужчина был судим за кражу со взломом, нигде не работал и сидел дома. Жили Вересаевы на зарплату матери девушки. Правда, где она работает, неизвестно. Судя по фото в соцсетях, в роскоши семья не купалась.

    В какой-то момент 16-летняя Оксана все-таки не выдержала издевательств и пошла в следственный отдел. Против Василия Вересаева возбудили уголовное дело по статье «Насильственные действия сексуального характера». Отец девушки вину признал. За насилие над малолетней дочкой ему грозит лишение свободы сроком до 20 лет.

    — Подозреваемый задержан. Решается вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Проводится комплекс следственных действий, направленный на установление всех обстоятельств совершенного преступления, а также сбор и закрепление доказательственной базы, — прокомментировала старший помощник руководителя Главного следственного управления СКР по Московской области Ольга Врадий.

    С Оксаной сейчас работают медики. Скорее всего, после этого девушку направят в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних.

    Работники центров для жертв домашнего насилия рассказали о пробелах в законах

    Проблемы жертв домашнего террора усугубились после декриминализации насилия, к тому же очень часто в семейных конфликтах насильники манипулируют жертвами, рассказали опрошенные «Кавказским узлом» работники приютов для жертв домашнего насилия, комментируя инцидент в махачкалинском центре защиты материнства и детства «Теплый дом на горе». По их словам, законодательство по защите прав как матерей, так и отцов в России является неполноценным.

    Как писал «Кавказский узел», 10 мая полицейские в Махачкале начали расследование нападения мужчины на Центр защиты материнства и детства «Теплый дом на горе», в котором укрывалась с детьми его жена, пострадавшая от семейного насилия. В приюте сообщили, что угрозы от мужей таких женщин поступают часто.

    «Теплый дом на горе» помогает беременным женщинам, одиноким и многодетным мамам, которым необходима помощь. В приюте женщинам предоставляется временное жилье, питание и одежда. Кроме того, сотрудники организации помогают женщинам с работой и детсадами, оформляют документы и пособия, говорится на странице организации в соцсети «ВКонтакте».

    Основной причиной ухода женщин с детьми из семей являются дошедшие «до безобразия» отношения с близкими людьми — мужем, сожителем, иногда отцом или братом, рассказала 14 мая корреспонденту «Кавказского узла» руководитель женского общественного движения «Надежда», которое оказывает помощь жертвам домашнего насилия в Краснодарском крае и по всему югу России, Кира Васильева.

    «Это, как правило, конфликтная ситуация, в которой женщина уже существовать не может. А методов и способов насилия много. И иногда речь не идёт о прямом физическом насилии, а о сексуальном насилии, психологическом или экономическом давлении. Эти четыре причины в принципе заставляют уходить из дома и обращаться в кризисные центры», — рассказала она.

    Читайте так же:  Проблема домашнего насилия в семье

    Между тем, по её словам, женщина тоже должна обосновать необходимость защиты и ухода из семьи с детьми.

    «Для того, чтобы попасть в какой-то центр или учреждение, нужны, к примеру, медицинские документы — снятые побои и тому подобное», — уточнила Васильева.


    Она отметила, что какое-то время женщина, когда уходит от мужа, вместе с детьми находится в изоляции от него, отцы при этом не могут общаться с детьми.

    «Это является нарушением прав отца. Поэтому в настоящее время мы начали направление в нашей работе, которое мы называем «Папа-школа». Мы защищаем не только права женщин, которые считают себя обиженными, но в какой-то степени берём под защиту права мужчин. К примеру, когда женщина не даёт общаться с детьми. Если отец не лишен родительских прав или не ограничен в них, то в таком случае по закону у матери нет права мешать ему видеться с детьми», — пояснила Васильева.

    Она указала, что отрешение отцов от детей идет от того, что женщина опасается встречаться с ним из-за возможных физических посягательств на неё.

    «Предположим, она ушла, потому что муж её бил, другое насилие применял, то у неё нет защиты, как, например, на Западе, где выписывают судьи «охранные ордера». Мы давно стремимся к тому, чтобы законом ввели и в России этот способ оградить женщину от насилия», — отметила Васильева.

    В ситуации, когда женщина ушла из-за побоев, опасается общаться с мужем и вынуждена скрываться вместе с детьми, у неё выход только обратиться в правоохранительные органы, хотя их оценка сейчас не очень удовлетворяет пострадавших.

    «Раньше был хороший закон, который по частному обвинению применял статью 116 УК РФ о нанесении тяжких телесных повреждений, за что могли и посадить. Сейчас же Госдума декриминализировала статью. Теперь это административное правонарушение. Только после второго раза нанесения побоев деяние мужа становится уголовно наказуемым», — посетовала Васильева.

    Агрессия в семье по отношению к матери причиняет психологические страдания детям

    В московском кризисном центре защиты женщин-жертв домашнего насилия «Анна» корреспонденту «Кавказского узла» рассказали, почему женщины с детьми уходят от мужей и какие проблемы связаны с этим.

    «Самая распространенная причина — насилие со стороны мужа или партнера. При этом следует отметить нехватку убежищ (приютов) – большая часть женщин (более 60%), позвонивших на Всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия, отметила, что им некуда уйти даже на время обострения фазы насилия», — сообщил заместитель директора центра Андрей Синельников.

    Он отметил, что если отец детей не лишен родительских прав, то, согласно законодательству, он имеет право на встречи с детьми.

    «К сожалению, как показывает наша практика, большинство обидчиков использует это право для контроля пострадавших женщин и их преследования», — подчеркнул Синельников.

    Он также сообщил, что случаи нарушения прав отцов в их центре не регистрируются, так как в первую очередь деятельность кризисных центров ориентирована на защиту прав пострадавших женщин.

    «Следует отметить тот факт, что дети — свидетели насилия переживают такую же психологическую травму, как и дети, являющиеся жертвами насилия. Таким образом, если их отец является агрессором по отношению к жене, он причиняет психологические страдания и своим детям», — пояснил Синельников.

    В центр обращаются к ним основном женщины, пострадавшие от домашнего насилия, но есть и обращения от мужчин, сказал корреспонденту «Кавказского узла» сотрудник Центра защиты женщин, пожелавший остаться анонимным.

    «Среди обратившихся мужчин есть отцы и братья, которые видят страдания своей дочери или сестры и хотят помочь. Иногда соседи-мужчины, также знающие о проблеме женщины. Кроме того, бывают и жалобы пожилых мужчин, родителей, которые сами страдают от насилия взрослых детей», — сказал он.

    Приюты в основном рассчитаны на мам с детьми

    Самая частая причина ухода женщин с детьми в социальные гостиницы и приюты — это то, что мужчина «поднимает руку», избивает женщину с малолетними детьми и даже беременных, рассказала корреспонденту «Кавказского узла» администратор приюта для женщин с детьми в Подмосковье «Дом для мамы» Елена.

    «Приюты в основном рассчитаны, безусловно, для мам с детьми. Потому что мужчины по определению более сильные, как правило, им проще встать на ноги, проще найти заработок. А как это может сделать, например, мама грудничка?» — отметила она.

    Еще одна частая причина ухода, по её словам, это отказ самого мужчины от женщины с ребенком.

    «Он по каким-то своим соображениям не хочет жить с женой и детьми. Также распространенной причиной ухода могут бытовые проблемы, не связанные обязательно с применением насилия мужем. Что называется, «не сошлись характерами», накопление каких-то обид. Терпение, как говорят, лопается. И при этом уйти женщине к родным и близким или жить самостоятельно нет возможности», — рассказала Елена.

    В течение многих лет тенденции в московском регионе, то есть проблемы и причины ухода женщин с детьми от мужей, остаются одними и теми же, указала она.

    Администратор приюта признала, что бывают ситуации, когда мамы отказывают по своей инициативе отцам в общении с ребенком, не давая принимать участия в воспитании и заботе.

    «Здесь лучший выход — договариваться на добровольной основе. Например, дать возможность видеться мужчине с ребёнком с какой-то периодичностью. Но нередко договориться возможности нет из-за опасений женщин. В таком случае, конечно, можно идти в суд, юридически решать», — считает она.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Автор: Рустам Джалилов; источник: корреспондент «Кавказского узла»

    Источники

    Литература


    1. Ефименко, Е. Н. Корпоративные конфликты (споры). Учебно-практическое пособие / Е.Н. Ефименко, В.А. Лаптев. — М.: Проспект, 2015. — 240 c.

    2. Очерки конституционной экономики. 10 декабря 2010 года. Госкорпорации — юридические лица публичного права. — М.: Юстицинформ, 2010. — 456 c.

    3. Смолина, Л. В. Защита деловой репутации организации / Л.В. Смолина. — М.: Дашков и Ко, БизнесВолга, 2010. — 160 c.
    4. Оксамытный, В.В. Теория государства и права. Гриф МО РФ / В.В. Оксамытный. — М.: Камерон, 2004. — 246 c.
    Домашнее насилие братом и отцом
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here