Домашнее насилие судебная практика

Что говорит закон о домашнем насилии 2020 года в России и на чьей стороне он стоит?

Домашнее насилие – достаточно распространенная проблема во всем мире. Страдают от данного явления и мужчины, и женщины, и дети, однако последние две категории наиболее сильно подвержены рискам. В 2020 году многие развитые страны имеют закон, позволяющий привлекать к административной и уголовной ответственности домашних тиранов. В России же вокруг принятого в 2019 году законопроекта развернулась целая полемика с участием политиков, юристов и даже РПЦ. Как обстоят дела в РФ с данным законом и как юридически правильно и безопасно защитить себя или близкого человека в подобной ситуации.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

Что собой являет домашнее насилие?

Под понятие домашнее насилие попадают ряд действий физического, психологического, сексуального и экономического характера. К физическому насилию относится:

  • толкание, пощечина;
  • побои кулаками, шлепки;
  • побои палками, ремнями, молотками, другими тяжелыми предметами;
  • порезы и уколы ножом или другими острыми предметами;
  • тягание за волосы, плевки, биение головой об стены и т.д.

К психологическому насилию относятся такие обстоятельства:

  • унижения;
  • постоянная критика;
  • постоянный контроль, слежка, в том числе проверка переписок, телефонов, использование шпионского программного обеспечения, камеры слежения;
  • угрозы убийства жертвы или ее близких;
  • использование уничижительных слов в обращении;
  • создание условий, в которых жертва оказывается зависимой от абьюзера и не имеет возможности попросить о помощи;
  • создание отрицательного мнения о жертве, выставление ее психически не здоровой, чтобы вызвать недоверие к ней, если она пожалуется;
  • шантаж, манипуляции.

К сексуальному насилию относятся не только акты проникновения, но и принуждения к демонстрации обнаженного тела, прикасание к гениталиям, смотреть порнографию или мастурбацию партнера, а также выполнять репродуктивные задачи.

Домашнее насилие иногда называется бытовым, и явление юридически определяется не только среди законных супругов, но и в парах, живущих в гражданском браке.

Что важно знать о самообороне

Довольно часто женщины, страдающие от домашнего насилия, пытаются ответить партнеру той же монетой, однако грань между самообороной и превышением довольно тонкая. Человеческое тело устроено таким образом, что в критической ситуации задействует все ресурсы для выживания и резкий выброс адреналина может привести к плачевным последствиям.

Закон позволяет жертве защищать свою жизнь и неприкосновенность, но запрещает наносить телесные повреждения и вред жизни обидчику. Поэтому, конечно лучше при малейших предпосылках тирании обращаться в правоохранительные органы и фиксировать инциденты.

Какая ответственность за домашнее насилие?

Пока Законопроект о Профилактике домашнего насилия не принят, правоохранители опираются на ст.116.1. УК РФ. Наказание в случае доказательства бытового насилия будет:

  • штраф до 30 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
  • общественные работы сроком до 240 часов;
  • исправительные работы сроком до полугода;
  • арест на 3 месяца.

Уголовная ответственность за повторные случаи избиения, изнасилования наступает лишь в случае рецидивов и это вызывает тревогу у лоббистов.

Что говорят юристы и правозащитники о законе?

Эксперты утверждают, что штрафные санкции для рецидивистов не предположены и в случае жестких нарушений виновник получит реальный срок.

Если ДН фиксируется впервые, то человек будет оштрафован. Условием является и тяжесть нарушение, то есть, если это ограничивается шлепками, подзатыльниками, и т.д. К сожалению, Уголовный Кодекс РФ не регламентирует понятие побои, соответственно опирается лишь на телесные повреждения и если их нет, то доказать рукоприкладство будет проблематично.

Кроме того, жертвы сами часто не говорят о сложившейся ситуации, поскольку часто считают такое поведение нормой. Ведь на уровне менталитета в РФ такие утверждения – «Бьет, значит любит», «Сама спровоцировала» и т.д.

Следовательно, спасение и защита прав жертв домашнего насилия в руках исключительно самих пострадавших. Во всяком случае, пока.

Что делать в случае бытового насилия?

Жертвы домашнего насилия должны тщательно продумать стратегию выхода из сложившейся ситуации. Большинство не решаются на реальные шаги по причине страха усугубить ситуацию, вызвать сильный гнев партнера, что нередко приводит к более тяжелым последствиям.

Что должен знать человек, подвергающийся насилию:

  1. Начать говорить о проблеме с близкими. Рассказать о происходящем, максимально сосредоточившись на всех фактах.
  2. Обязательно подготовить место, куда можно уйти: к друзьям, снять квартиру, если есть такая возможность.
  3. Держать при себе документы.
  4. Обратиться в полицию и письменно написать заявление.
  5. Зафиксировать побои в медицинском учреждении.
  6. Попросить соседей о помощи, в случае, если они услышат крики, и попросить вызвать полицию.
  7. Обратиться в центр поддержки в подобных ситуациях.

Законопроект о домашнем насилии в России 2019 года

В 2019 году в Государственную Думу был подан законопроект о Домашнем Насилии, поскольку предпосылок достаточно много. В 21 веке многие семьи еще живут по средневековым законам, в то время, как жертвам и их родственникам правоохранительные органы говорят: «Убьет, тогда посадим.»

В домашнем насилии тяжкие телесные повреждения – это редкость, а вот убийства на бытовом уровне происходят в 70% случаев, если в семье присутствует тирания. Причем совершают убийство иногда и жертвы, в процессе самозащиты, после чего их обвиняют в превышении полномочий и отправляют отбывать наказание.

Что же гласит закон? Согласно 4 ст. Закона, цель его – поддержка и сохранения семьи, а также оказание оказание социальной и медицинской помощи пострадавшей стороне. К нарушителю будут применяться защитные предписания, в результате которых он может быть выселен при условии, если есть куда, а также запрет на вступление в любой контакт с жертвой.

Если вникнуть в суть законопроекта, то он, в случае принятия, вносит ряд изменений в процесс правового взаимодействия между жертвами БН и абьюзерами.

Однако все они направлены на сохранение семьи, а не на защиту прав потерпевших. Поэтому, развернувшаяся полемика вокруг данного нормативно-правового акта, вполне оправдана. В чем минусы закона?

  1. Побои в домашних условиях декриминализируются. Ранее за подобное нарушение нарушитель мог получить до 2-х лет лишения свободы. Согласно новому законопроекту, сейчас это административное нарушение, за которое предполагается штраф до 30 тыс.рублей.
  2. В случае отсутствия доказательств, максимум, на который может рассчитывать жертва – это проведение профилактической беседы.
  3. Если есть доказательства побоев, суд может выдать предписание, по которому нарушитель не имеет права контактировать с пострадавшим ни при каких обстоятельствах. Однако, потенциальная опасность для жертвы в таких ситуациях увеличивается в разы, так как это может только разозлить тирана. Кроме того, штраф будет платиться из семейного бюджета, следовательно косвенно его оплачивает и сама жертва.
  4. В тексте законопроекта ничего не сказано о сексуальном насилии, в результате чего получается, что партнеры заведомо согласны на любые действия интимного характера.
Читайте так же:  Загс советского района подать на развод

Куда обращаться за помощью пострадавшим?

Женщины, страдающие от домашнего насилия, дети, пожилые люди, не должны молчать. В РФ имеется несколько организаций, которые помогают в борьбе с созависимостью и домашней тиранией:

  1. Проект «Насилию.нет» https://nasiliu.net/.
  2. Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
  3. Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.
  4. Горячая линия помощи: 8-800-7000-600. Позвонить туда можно бесплатно.

Психологи говорят, что подобные союзы редко становятся нормальными и проблемы в отношениях будут только усугубляться. Разработчики законов иного мнения и прилагают усилия для сохранения ячейки общества любой ценой.

В результате домашнего насилия страдают не только женщины, но и дети, которые рискуют попасть «под горячую руку» либо же наблюдают за этим и получают серьезные психологические травмы. Стоит ли сохранять семью в таком формате или нет, решать, конечно, партнерам, но нужно помнить и о том, что даже у любви есть предел.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

Жертвы домашнего насилия лишены защиты

Адвокат АП Воронежской области, проект «Правовая инициатива»

20 февраля Европейский Суд по правам человека принял постановление по делу «Бопхоева против России», в котором признал нарушение ст. 2 Конвенции (право на жизнь) в ее процессуальном аспекте. Было установлено, что расследование не проводилось должным образом. Заявительницу, которая после похищения впала в кому, и ее мать представляли юристы Проекта «Правовая инициатива».

Обстоятельства дела

Девятнадцатилетняя Заира была похищена односельчанином с целью женитьбы, но по настоянию матери в тот же день возвращена домой. На следующий день родственники девушки со стороны ее погибшего отца, семь взрослых мужчин, обманом вывезли ее в лес, где, применяя силу и угрожая огнестрельным оружием, пытались выяснить, состояла ли девушка в интимных отношениях с похитителем и не «опорочила ли она честь их фамилии». Затем они насильно отвезли ее в дом похитителя и под угрозой убийством запретили возвращаться в материнский дом. Похитителя же они предупредили, что, если девушка вернется к матери, они его убьют. Таким образом мужчины хотели закрепить брак, не обращая внимания на мнения Заиры и ее матери, а также будущей свекрови, которая была против брака сына.

В семье похитителя девушку держали в закрытой комнате, выпускали только в туалет. Изредка сестра похитителя давала ей свой телефон. В разговорах с матерью Заира жаловалась на головокружение, онемение нижней челюсти, затрудненное дыхание, а также на то, что свекровь кричала на нее и говорила, что «все это скоро закончится».

В первый раз Заира попала в больницу через две недели после похищения с диагнозом «почечная колика». На следующий день был поставлен диагноз «отправление неизвестным препаратом». Она теряла сознание, изо рта выходила пена.

Через месяц Заира вновь попала в больницу, уже в реанимацию, и в сознание больше не приходила. Был поставлен диагноз: «Кома неясной этиологии. Медикаментозное отравление?». В больнице мать заметила, что ноги дочери от ступней до колен покрыты синяками.

Похититель расторг брак «в связи с болезнью жены». Заира до сих пор находится в коме. За ней ухаживает мать.

Отказы в расследовании

Мать обратилась с заявлением о возбуждении уголовного дела, где описала действия родственников своего мужа и членов семьи похитителя. Почти сразу следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства) и ст. 115 УК РФ (причинение легкого вреда здоровью).

Первая СМЭ была назначена лишь спустя восемь месяцев, но не в рамках возбужденного уголовного дела, а в рамках доследственной проверки. Эксперт предположила, что причиной комы, вероятнее всего, стала интоксикация, но не смогла сделать этот вывод с полной уверенностью. На основании неуверенности эксперта следователь отказал в возбуждении уголовного дела по ст. 30, 105 УК РФ (покушение на убийство). Мать девушки вместе с адвокатом обжаловала отказы в прокуратуру, указав, что следователь не представил эксперту все имевшиеся медицинские документы и не допросил врачей. Она просила назначить комплексную медицинскую токсикологическую экспертизу. Прокурор согласился с позицией заявительницы.

Проверка была возобновлена, однако спустя некоторое время в возбуждении уголовного дела вновь было отказано, а материал передан по подследственности из СУ СК в полицию, полиция переслала его обратно, и такая чехарда продолжалась около двух месяцев. В итоге в полиции отказали в возбуждении дела уже по ст. 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью). Заявительница обжаловала отказ в суд, который частично удовлетворил жалобу, признал, что проверка была неполной и необходимо установить причины заболевания. Однако, согласно положениям УПК РФ о «процессуальной самостоятельности и независимости следователя», суд не мог сам назначить комплексную СМЭ и судебно-токсикологическую экспертизу, это должен был сделать следователь во исполнение решения суда и указания прокурора. Однако он уклонился от этого и продолжает уклоняться до сих пор.

Мать девушки считает, что Заиру отравили в семье похитителя, чтобы избавиться от нежеланной невестки, «не запятнав ни честь фамилии Бопхоевых, ни свою».

Следствие не рассматривало произошедшее как похищение. Хотя имели место два отдельных эпизода. Сначала Заиру похитили с целью женитьбы. Но когда ей удалось в тот же день вернуться в дом матери, семеро родственников-мужчин отвезли ее в лес и угрозами заставили вернуться в дом «жениха». Каждый из этих эпизодов – классическое похищение. Но, к сожалению, следователь руководствовался не законом, а местными традициями. Проверка по ст. 126 УК РФ даже не проводилась.

Рассмотрение жалобы в ЕСПЧ

В жалобе в Европейский Суд заявительница изложила все детали дела. А также ссылалась на данные Комитета ООН против пыток и Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, согласно которым насилие в отношении женщин, в том числе похищение невест, является довольно распространенным, но редко наказуемым явлением на Северном Кавказе, а вступление в брак зачастую регулируется глубоко укоренившимися патриархальными стереотипами.

При коммуникации дела Суд поставил перед Правительством РФ следующие вопросы: соответствовало ли расследование по этому делу требованиям ст. 2, 3 и 8 Конвенции и были ли у заявительницы эффективные средства правовой защиты?

Российские власти в своем ответе Суду признали, что расследование проводилось в нарушение стандартов Конвенции: недочеты были установлены местным судом, но следователь так и не устранил их. Тем не менее они просили признать жалобу неприемлемой в связи с якобы пропуском срока обращения.

В постановлении Суд указал, что срок не пропущен, и признал нарушение ст. 2 Конвенции в ее процессуальном аспекте, а именно то, что власти не провели эффективного расследования фактически убийства Заиры. Суд более широко смотрит на защиту жизни, и в данном случае связано это с тем, что заявительница находится в состоянии комы без прогноза к выздоровлению. ЕСПЧ установил нарушение права на жизнь, отметив, что в связи с этим нет необходимости рассматривать дело по другим статьям.

[1]

Суд указал: «Основными целями введения уголовных санкций являются возмещение в качестве формы правосудия для жертв и общее сдерживание, направленные на предотвращение новых нарушений и поддержание верховенства закона. Однако ни одна из этих целей не может быть достигнута без привлечения к ответственности виновных лиц. Неудача властей в преследовании наиболее вероятных прямых исполнителей подрывает эффективность уголовного закона, направленного на предотвращение, пресечение и наказание за незаконные убийства. Соблюдение процессуальных обязательств государства в соответствии со ст. 2 требует, чтобы внутренняя правовая система продемонстрировала свою способность и готовность применять уголовное законодательство в отношении тех, кто незаконно прервал жизнь другого человека».

Читайте так же:  Куда нужно подать заявление на развод

Суд назначил заявительнице компенсацию морального вреда в размере 20 тыс. евро и 2 тыс. за судебные расходы.

Исполнение постановления

По делу Заиры Бопхоевой Проект «Правовая инициатива» продолжит работу по исполнению. Прежде всего, это выплата компенсации. Далее – меры индивидуального характера. Адвокатом в Ингушетии Маликой Абубакаровой подано очередное заявление о возбуждении уголовного дела, и есть надежда, что в рамках исполнения Россией постановления ЕСПЧ наконец будет возбуждено уголовное производство и назначена токсикологическая экспертиза. Другой вопрос – удастся ли сейчас собрать доказательства, которые должны были быть зафиксированы по горячим следам. Однако власти России должны будут регулярно отчитываться перед Комитетом министров Совета Европы об исполнении постановления по делу. До тех пор, пока оно не будет исполнено по существу.

Ключевые решения ЕСПЧ по делам о насилии в отношении женщин

В деле Бопхоевой и других, аналогичных ему, Суд опирался на прецедентное решение по делу «Опуз против Турции». Обстоятельства состояли в следующем: мужчина застрелил свою тещу, когда она пыталась помочь дочери бежать из его дома. До этого мужчина неоднократно избивал обеих женщин. Они жаловались в полицию, которая лишь назначала небольшие штрафы. Ключевое значение здесь имело то, что власти знали об угрозах, которые исходили от мужчины, но не приняли мер по защите от жестокого обращения со стороны частного лица (Opuz v. Turky, para 159). Суд также сослался на Рекомендации Комитета министров о защите женщин от насилия, согласно которым власти должны ввести национальную политику против насилия, а насилие против женщин должно квалифицироваться как отягчающее обстоятельство.

В деле «Kontrovà против Словакии» заявительница потребовала возбудить уголовное дело против своего мужа за нападение на нее и избиение электрическим проводом. Позже, вернувшись в отделение вместе с мужем, при содействии полиции она отозвала свое заявление. Через несколько дней ее муж застрелил их дочь и сына. Европейский Суд по правам человека нашел нарушение ст. 2 Конвенции ввиду того, что власти не приняли мер для защиты жизни детей.

В деле «Branko Tomašić и другие против Хорватии» отец семейства убил свою жену и их ребенка, а потом и самого себя. Инцидент произошел через месяц после его освобождения из тюрьмы, где он отбывал наказание за угрозы убийством в адрес своей жены и ребенка. Изначально было решено, что, находясь в тюрьме, а в случае необходимости – и после освобождения, этот человек должен был проходить курсы принудительного психиатрического лечения. Однако суд апелляционной инстанции постановил, что после освобождения такое лечение следовало прекратить. Суд нашел нарушение ст. 2 Конвенции, указав, что власти Хорватии не исполнили предписания постановления о постоянном психиатрическом лечении, а государство-ответчик не доказало, что такое лечение проводилось в тюрьме и что перед освобождением мужчина был осмотрен психиатром.

Системность проблемы

Если говорить о российской правоприменительной практике по делам, похожим на дело Заиры Бопхоевой, то мы имеем более обнадеживающий пример уголовного дела Елизаветы Алиевой из Ингушетии, которую с применением оружия похитили родственники ее сестры. Дело по ст. 126 УК РФ было возбуждено, расследовано, был вынесен приговор двоим из шести похитителей, он вступил в законную силу, однако был отменен в кассации, пересмотревшей факты и постановившей, что, несмотря на активное участие полиции в освобождении, оно было «добровольным».

С одной стороны, примечание к ст. 126 УК РФ о том, что «лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности», помогает сохранять жизни заложников. С другой – в условиях несовершенной судебной системы добровольным может быть признано и освобождение после полицейской погони, как и было в деле Елизаветы Алиевой. Сейчас оно также передано в Европейский Суд.

К сожалению, правоохранительные органы не только на Северном Кавказе, но и в России в целом предвзято относятся к делам о домашнем насилии, считая их семейной проблемой, не требующей вмешательства государства.

ЕСПЧ занимает противоположную позицию: жертвы домашнего насилия находятся в особенно уязвимом положении, и государство обязано принимать активное участие в их защите (см. Hajidova v. Slovakia, para 45–47, Irene Wilson v. UK, para 37).

В России отсутствует специальное законодательство по борьбе с домашним насилием, которое эффективно работает во многих странах мира. В очередной раз рекомендации России принять его дал Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Но мы видим обратную тенденцию.

Без надлежащей нормативной базы невозможно предотвратить насилие. Ведь мать Заиры, зная, что с ней плохо обращаются в семье «мужа»-похитителя и держат взаперти, не имела никаких правовых инструментов, чтобы забрать ее оттуда.


В этом году ЕСПЧ коммуницировал дело «Володина против России», где поставил перед Правительством РФ важные вопросы: адекватно ли российское законодательство задачам борьбы с серьезными случаями домашнего насилия? С учетом того что домашнее насилие в России затрагивает в основном женщин, а полиция проявляет пассивное отношение, формирующее способствующий насилию климат, является ли такое положение дел нарушением ст. 14 (запрет дискриминации) в сочетании со ст. 3 (запрет жестокого обращения) Конвенции?

Мы рассчитываем услышать конструктивную позицию Правительства РФ в ходе рассмотрения этого дела и надеемся, что оно приведет к позитивным изменениям законодательства.

Домашнее насилие: уголовно-правовой и криминологический аспект

Видео (кликните для воспроизведения).

Дата публикации: 04.05.2018 2018-05-04

Статья просмотрена: 1891 раз

Библиографическое описание:

Пухова К. С. Домашнее насилие: уголовно-правовой и криминологический аспект // Молодой ученый. — 2018. — №18. — С. 263-266. — URL https://moluch.ru/archive/204/49979/ (дата обращения: 16.03.2020).

В современной России проблема домашнего насилия является одним из наиболее актуальных направлений предупреждения преступности. На фоне декриминализации побоев в отношении членов семьи и близких лиц вопросы семейно-бытовое насилия стали предметом пристального внимания российской общественности, что делает актуальной данную работу.

В работе исследована проблема противодействия домашнему насилию в Российской Федерации. Предложены пути по совершенствованию законодательства нашей страны в области предупреждения домашнего насилия. Проанализирована официальная статистика, рассмотрена характеристика современного домашнего насилия посредством опроса жителей города Хабаровска по вопросам домашнего насилия.

Ключевые слова: семейно-бытовое насилие, физическое насилие, психологическое насилие, сексуальное насилие, экономическое насилие, жертва домашнего насилия, семейный дебошир, семейный наставник.

Одной из основных проблем в сфере семейно-бытового насилия продолжает оставаться слабое нормативно-правовое регулирование данных вопросов. При условии постоянного развития и изменения особенностей и форм преступных посягательств, в законодательстве данной области права, не только отсутствует необходимая динамика, но и наблюдается в некотором смысле регресс, выраженный, по нашему мнению, в действиях по декриминализации домашнего насилия в РФ.

[2]

Согласно данным статистики МВД России по ст. 116 УК РФ «Побои» только за период с января по сентябрь 2017 года было зарегистрировано около 57 тысяч преступлений, совершенных на бытовой почве, 14 500 тысяч из которых были совершены в сфере семейно-бытовых отношений (из них 9 213 тысяч в отношении женщин и 5 287 тысяч в отношении несовершеннолетних). [4, 4–5 с.].

Читайте так же:  Взыскание алиментов юридические услуги

В частности, до настоящего времени мало исследованы особенности факторов и методов предупреждения насильственной домашней преступности в Хабаровском крае.

На законодательном уровне до сих пор нет специального закона, касающегося домашнего (бытового) насилия. Однако стоит заметить, что в конце сентября 2016 года был вынесен на рассмотрение законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия [4, 3–2 с.]. Вместе с тем, он до сих опор остается не принятым.

До недавнего времени в нашей стране не существовало единого понятие семейно-бытового насилия, что вызывало множество споров со стороны ученых и правоведов. С внесением проекта Федерального закона N 1183390 «О профилактике семейно-бытового насилия», было вынесено на рассмотрение такое понятие: семейно-бытовое насилие — это умышленное деяние (действие или бездействие) одного лица в отношении другого (других) лиц, совершенное в сфере семейно-бытовых отношений, если это деяние нарушает права и свободы человека, и (или) причиняет ему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет нравственные страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред [1, 3–5 с.].

В вышеуказанном законопроекте предполагается выделить четыре вида домашнего насилия:

Физическое, то есть, умышленные насильственные действия, причинившие вред здоровью и (или) физическую боль, любое иное использование физической силы (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ и другое), попытки такого насилия, а также умышленный противоправный отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего, неспособного в силу возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости либо по иной причине, защитить себя от насилия, что может привести к смерти, причинить вред его физическому или психическому здоровью, физическую боль, нанести ущерб чести и достоинству его личности, а также психическому, физическому или личностному развитию [1, 3–5 с.];

Психологическое, то есть, умышленное унижение чести и (или) достоинства путем оскорбления или клеветы, высказывания угроз совершения семейно-бытового насилия по отношению к пострадавшему, его супругу или его родственникам, бывшим родственникам, свойственникам, знакомым, домашним животным, преследование, изъятие документов, удостоверяющих личность, принуждение посредством угроз либо шантажа к совершению преступлений и (или) правонарушений, аморальному поведению или действиям, представляющим опасность для жизни или здоровья пострадавшего, а также ведущим к нарушению психической или психологической целостности; умышленное уничтожение, повреждение или удержание имущества пострадавшего либо его родственников [1, 3–5 с.];

Сексуальное, то есть, деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе принуждение к половым отношениям посредством силы, угроз или шантажа, а также любые иные действия сексуального характера по отношению к членам семьи, в том числе несовершеннолетним [1, 3–5 с.];

Экономическое, то есть, умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарственных препаратов, медицинских изделий или иных предметов первой необходимости, имущества, денежных средств, на которые он имеет предусмотренное законом право, умышленное уничтожение или повреждение имущества, либо иное причинение имущественного вреда; запрет или создание препятствий во владении, пользовании общим имуществом; отказ содержать нетрудоспособных лиц, находящихся на иждивении; принуждение к тяжелому и вредному для здоровья труду, в том числе несовершеннолетнего члена семьи, а также иные подобные действия, вызывающие негативные материальные последствия для пострадавшего [1, 3–5 с.].

В целях установления масштабов домашнего насилия в Хабаровском крае, нами было проведено анкетирование среди жителей г. Хабаровска, в которой был представлен ряд вопросов о домашнем насилии. В ходе анализа проведенного анкетирования был сделан вывод, что жители г. Хабаровска часто сталкиваются с домашним насилием в ходе своей трудовой и повседневной жизни, однако как с ним бороться и законодательство о противодействии бытовому насилию знают не многие. Так, 66 % опрашиваемых не знают о законах, которые регулируют отношения, связанные с домашним насилием, 60 % опрашиваемых знают жертв домашнего насилия или сами являются жертвами и 50 % отвечали о необходимости создания отдельного нормативно-правового акта, который бы регулировал отношения в сфере противодействия семейно-бытового насилия.

При рассмотрении вопроса о совершенствовании законодательства России в области семейно-бытового насилия, мы обратились к опыту зарубежных стран. На сегодняшний день, по меньшей мере, в сорока странах мира имеются те или иные законы [3, 312 с.], противодействующие домашнему насилию, проанализировав опыт этих стран мы пришли к выводу о целесообразности введения следующих изменений в законодательстве России в области противодействия семейно-бытового насилия:

1) Принять специальный федеральный закон «О профилактике семейно-бытового насилия», направленный на защиту и реабилитацию не только жертв домашнего насилия, но и домашних дебоширов, а также профилактику семейного насилия. Данный нормативно-правовой акт должен сформировать отдельный механизм борьбы с семейно-бытовым дебоширством, отрегулировать отношения, связанные с созданием системы профилактики насилия в семейно-бытовой сфере, оказанием услуг пострадавшим от такого насилия, а также закрепить особую процедуру рассмотрения заявлений о насилии в семейно-бытовой сфере.

2) Внести в ст. 63 УК РФ как вид отягчающего обстоятельства: совершение насилия (физического, психологического, сексуального, экономического) в отношении членов семьи (жены, сожительницы; супруга, сожителя; родителей; детей и иных членов семьи, находящихся на иждивении).

3) Так же, может быть целесообразным ввести отдельные пункты в ч. 2. ст. 105, ч. 2. ст. 111, ч. 2. ст. 112, ч. 2, ст. 113, ч. 2. ст. 114, ч. 2. ст. 115, ч. 2. ст. 117, ч.2. ст. 131, ч.2. ст. 132 УК РФ: «то же деяние, совершенное в отношении членов семьи жены, сожительницы; супруга, сожителя; родителей; детей и иных членов семьи, находящихся на иждивении). И на основании указанного признака ввести соответствующие части в ст. 116, 119, 133, 134,135 УК РФ.

Однако, для эффективной борьбы с феноменом семейно-бытового насилия, работы одного уголовного законодательства недостаточно. Необходимо на государственном уровне вводить пропаганду и агитацию о необходимости искоренения домашнего насилия из общества; необходимо просвещать граждан о том, куда необходимо обращаться в случае обнаружения признаков семейного насилия, путем информирования в средствах массовой информации, проведения семинаров и классных часов в образовательных учреждениях и на производственных предприятиях; а так же не маловажно вводить программы реабилитации не только для жертв семейно-бытового насилия, но и семейных дебоширов и вести активную реабилитационную работу с семьей в целом, посредством выявления круга проблем семьи и пути их разрешения. С семьей, в которой имеет место домашнее насилие, должен работать не только психолог, социальный работник, сотрудник правоохранительных органов, но и необходимо назначать наставника — наставником может быть любое лицо (специальное образование иметь не обязательно) которое заинтересованно в помощи семье.

Читайте так же:  Многодетная мать троих детей мать одиночка

Мы убеждены, что на данном этапе невозможно точно дать оценку о целесообразности или нецелесообразности изменений в уголовном законодательстве в области семейно-бытового насилия. Характеризовать данное явление, возможно, будет лишь тогда, когда начнет действовать ФЗ «О профилактике семейно-бытового насилия», так же когда появится Постановление Пленума Верховного суда РФ о практике применения ст. 116. 1 УК РФ и ст. 6.1.1. КоАП РФ и появится судебная практика по данной категории дел.

  1. Проект Федерального закона N 1183390–6 «О профилактике семейно-бытового насилия» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 28.09.2016). — 3–5 с.
  2. Волков К. А. Постановление Пленума Верховного Суда по делам против половой неприкосновенности и половой свободы личности: разъяснения новые, а проблемы старые // Преступность в России: проблемы реализации закона и правоприменения: Сборник научных трудов. — 2015: БГУЭП, 2015. — С. 57–63.
  3. Грухина Ю. А., Дударева Е. В., Рубцова А. Е. К вопросу о домашнем насилии. — Новосибирск: Юрист, 2015. — 309 с.
  4. Козлова Н. А. Руку опусти // Российская газета. — 2017. — № 7196 (30). — С. 2–3.
  5. Куянова А. В. Профилактика семейно-бытовых конфликтов, домашнего насилия и предупреждение преступлений, совершаемых на бытовой почве // Административное право и процесс. — 9-е изд. — М.: Юрист, 2015. — 731 с.
  6. Серебряков В. А., Сыров А. П. Проблемы комплексного криминологического исследования быта. Вопросы борьбы с преступностью. — 33-е изд. — М.: Юрид. Лит, 2017. — 63 с.
  7. Иншаков С. М. Криминология учебник. — М.: Юриспруденция, 2009. — 432 с.
  8. Мелешко Н. П.. Домашнее насилие в современной России: криминологические проблемы противодействия. Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 17-е изд. — М.: Проспект, 2009. — 167 с.

Публикации

В Посольстве Франции в Москве состоялась конференция «Предупреждение домашнего насилия: опыт Совета Европы и национальная судебная практика», организованная в рамках председательства Франции в Комитете министров Совета Европы. Мероприятие было приурочено к открытию очно-дистанционного курса обучения программы HELP (Human Rights Education for Legal Professionals) Совета Европы по теме защиты от домашнего насилия.

Участники конференции обсудили стандарты Совета Европы по защите от домашнего насилия и особенности их имплементации в национальные правовые системы государств-членов международной организации.

Программа HELP направлена на обучение представителей юридических профессий, в том числе судей, прокуроров и адвокатов. Образовательная платформа содействует включению в первоначальное и дополнительное образование стандартов Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ) в интерпретации Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Платформа также направлена на распространение лучших практик и оказание консультативной помощи по разработке курсов, образовательных материалов и методологии, определению приоритетных тем в области образования. Учитывая сложность в отслеживании правоприменительной практики ЕСПЧ, которая стремительно развивается, программа HELP дает возможность представителям юридических профессий эффективным образом следить за последними изменениями в этой области, получать актуальную информацию.

Проблема домашнего насилия и пути ее решения

Открывая конференцию, Михаил Лобов, руководитель Департамента политики и сотрудничества в области прав человека Совета Европы, отметил необходимость комплексного подхода для выстраивания модели эффективного ответа на вызовы, стоящие сегодня перед каждым государством-членом Совета Европы.

«Проблема имеет глубокие социальные корни. Она не может быть искоренена лишь путем санкций. Речь идет не просто об отсутствии того или иного закона или подзаконного акта, который бы установил определенную ответственность за преступления, связанные с домашним насилием. Это было бы слишком просто. Эффективная борьба с домашним насилием является комплексной работой. Если мы возьмем бытовое насилие, то каждый из присутствующих в той или иной форме прямо или косвенно с этим сталкивался», — отметил спикер.

Лобов отметил, что системность подхода к решению проблемы заключается в том числе в своевременном и комплексном обучении юристов актуальным методам противодействия насилию в отношении женщин на основе стандартов ЕКПЧ в интерпретации ЕСПЧ.

Обучение в области прав человека для представителей юридических профессий // Совет Европы

В условиях труднодоступности качественной профессиональной юридической подготовки образовательная платформа HELP, по мнению спикера, представляет собой исключительную возможность для представителей юридического сообщества повысить квалификацию по самым различным направлениям и проблемам, с которыми они сталкиваются на практике.

Спикер подчеркнул, что организаторам HELP удалось не просто перевести содержание курсов на национальные языки, но и адаптировать их к правовым реалиям законодательства каждого государства-члена Совета Европы.

Сотрудничество России и Совета Европы

Представитель аппарата уполномоченного по правам человека в России Любовь Филипп, в свою очередь, обратила внимание на существующие институциональные практики взаимодействия между европейским и отечественным экспертным сообществом в вопросе совершенствования механизмов борьбы с домашним насилием.

«Есть универсальная истина, применимая ко всем странам, культурам, традициям — насилие в отношении женщины ни при каких обстоятельствах не может стать приемлемым, оправданным, терпимым. Следуя своим международным обязательствам, букве и духу национального законодательства, РФ достигла большого прогресса в области прав и законных интересов женщин», — подчеркнула Филипп.

Эксперт отметила успехи в реализации проекта «Национальная стратегия действий Российской Федерации в интересах женщин на 2017—2022 годы», организованного при поддержке Совета Европы и Министерства труда и социальной защиты РФ в сотрудничестве с Министерством иностранных дел РФ и Европейским союзом. Проект направлен на развитие навыков и знаний по предупреждению социального неблагополучия и насилия в отношении женщин, а также на большую вовлеченность женщин в общественно-политическую жизнь страны.

По словам спикера, несмотря на отсутствие в настоящее время специального закона и тот факт, что Россия пока не подписала Конвенцию Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (известную также как Стамбульская конвенция), наиболее прогрессивные положения международного права так или иначе находят отражение в законопроектах, разрабатываемых аппаратом уполномоченного по правам человека РФ.

Особая роль в борьбе с систематическим характером нарушения прав женщин отводится профилактическим мерам и повышению информированности населения, что возможно только при наличии актуальных статистических данных по проблеме и эффективных механизмов защиты жертв от противоправного поведения, отметила Филипп.

Юридическое сообщество как авангард защиты

Читайте так же:  Алименты являются доходом ребенка

Член Совета Адвокатской палаты города Москвы, председатель Совета молодых адвокатов Дмитрий Кравченко заявил, что юридическое сообщество достаточно давно уделяет внимание смежным вопросам, в частности, занимается разработкой механизмов противодействия психологическому давлению, которое, по словам спикера, в определенной степени соотносится с проблематикой домашнего насилия.

Кравченко согласен с тем, что одним из ключевых компонентов любой правозащитной деятельности является профилактика, предупреждение противоправных действий.

Роль международных институтов в национальной правоприменительной практике

Вице-президент Адвокатской палаты Санкт–Петербурга Максим Семеняко сообщил, что на фоне ряда знаковых событий этого года (возвращение России в Парламентскую ассамблею Совета Европы (ПАСЕ), принятие стандарта профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов и пилотное постановление ЕСПЧ по жалобе Валерии Володиной против РФ) конференция приобретает особое значение.

«Оно [возвращение России в ПАСЕ — прим. ред.] окончательно прекратило дискуссию о том, будет ли Россия соблюдать компетенцию ЕСПЧ», — отметил Семеняко.

Обучение в области прав человека для представителей юридических профессий // Совет Европы

Что касается дела Володиной, то Страсбургский суд в июле этого года пришел к выводу, что действующее российское законодательство не обеспечивает на должном уровне охрану интересов каждого члена семьи. По мнению Семеняко, это прецедентное дело, и это лишь часть айсберга.

Юрист ЕСПЧ Елена Барони, в свою очередь, упомянула о другом деле, рассмотренном ЕСПЧ, который обозначил стандарты по защите жертв от домашнего насилия и пути совершенствования национального правового поля. Это дело «Опуз против Турции», в рамках которого заявительница и ее мать заявили о том, что подвергались насилию со стороны мужа заявительницы. Женщины неоднократно подавали жалобы в национальные правоохранительные органы, утверждая, что их жизнь находится в опасности. В конечном счете мужчина был признан виновным в убийстве и приговорен к пожизненному лишению свободы, но на время рассмотрения его дела в апелляционной инстанции он был освобожден и продолжал, как утверждала заявительница, угрожать ей расправой.

Основные стандарты Совета Европы по предупреждению домашнего насилия и борьбе с его проявлениями

По мнению начальника отдела гендерного равенства Совета Европы Катерины Болоньезе, начиная с 70-х годов, когда проблематике домашнего насилия стали уделять внимание, наиболее значимым шагом стало появление Стамбульской конвенции.

«Конвенция — это база, это основа. Не важно, ратифицировала страна Конвенцию или нет, мы призываем всех руководствоваться заложенными в этот документ принципами», — сказала Болоньезе, добавив при этом, что у международного юридического сообщества наконец-то появилась фундаментальная основа для развития инструментов борьбы с различными формами дискриминации граждан с учетом позиции ЕСПЧ.

Продолжая тему международных правовых стандартов, эксперт напомнила о принятой Советом Европы в марте этого года Рекомендации о предупреждении и пресечении сексизма. По мнению Болоньезе, существует прямая связь между проявлением сексизма в различных формах в повседневности и насилием. «Никто не должен подвергаться дискриминации по половому признаку. Сексизм же позволяет существовать климату, в котором также позволяется и насилие», — отметила спикер.

Опираясь на статистические данные, Болоньезе согласилась с тезисом об основополагающем значении превентивных действий и последовательном информировании общества.

«Нужно информировать и обучать людей навыкам и методам предотвращения насилия. Нам нужно менять привычки, менталитет, чтобы стало возможным искоренение стереотипов, допускающих насилие. Обучение должно быть фундаментальным», — отметила эксперт.

Отдельное внимание было уделено проблеме сокрытия факта противоправного действия и появления страха у жертвы насилия на этапе отстаивания своих прав. По словам Болоньезе, в Европе, как и во всем мире, сложилась ситуация, когда потерпевшая сторона часто предпочитает умолчать о случаях дискриминации.

Среди факторов, побуждающих пострадавших скрывать случаи насилия, спикер выделила финансовую зависимость потерпевшей стороны, отсутствие эффективно функционирующей системы мониторинга, предоставления убежища, бесплатной юридической помощи, оперативного рассмотрения жалобы на проявление насилия и недоверие правоохранительных органов к подобным жалобам, нехватка квалификации у представителей судейского корпуса и юридического сообщества.

«Люди должны знать, как они могут получить помощь. В противном случае все это [меры по борьбе с насилием в отношении женщин — прим. ред.] становится бесполезным. Мы должны показать, что в наших обществах нет места безнаказанности», — подчеркнула Болоньезе.

[3]

Кроме того, она выразила обеспокоенность тем, что бремя доказывания до сих пор лежит на жертве насилия. «Необходимо прекратить задавать вопросы женщинам о том, какое у них было поведение или как они были одеты. Необходимо сконцентрироваться на том, что она подверглась насилию», — отметила Болоньезе.

Домашнее насилие во Франции и «цифровая дискриминация»

Адвокат Парижской палаты, почетный президент ассоциации «Адвокаты против насилия в отношении женщин» Май-Ким Янг-Пая, рассказала об имплементации положений Стамбульской конвенции в национальное законодательство Франции.

Французский адвокат заметила, что процесс имплементации еще продолжается и любое обсуждение дальнейшего вектора развития механизмов защиты от домашнего насилия так или иначе проходит в контексте положений Стамбульской конвенции и положений ЕКПЧ в интерпретации ЕСПЧ.

По словам Май-Ким Янг-Пая, всего за период 1980–2003 годов во Франции было принято порядка 23 законопроекта в области защиты от домашнего насилия.

Спикер также сообщила, что в настоящее время идет активная дискуссия о включении в Уголовный кодекс Франции разграничения между насильственными действиями в отношении женщин и мужчин. Гендерный аспект, по мнению адвоката, играет важную роль в наши дни, когда речь заходит об уголовном производстве.

Наряду с этим, отметила спикер, не так давно в Административный кодекс Франции была введена ответственность за психологическое воздействие и дискриминацию по половому признаку «дома, на работе, на улице», а граждане теперь проходят специальное дополнительное обучение для борьбы с этим явлением.

Практика четкого прописывания в законодательных актах всех обстоятельств и статусов участников правоотношений, по мнению спикера, способствует возникновению у жертв психологической уверенности в невозможности безнаказанного насилия, в связи с чем правоохранительные органы все чаще получают информацию о противоправных действиях.

Видео (кликните для воспроизведения).

В заключение спикер отметила, что особое внимание стоит уделить аспекту защиты жертв от «цифровой дискриминации», организовать специальные образовательные курсы повышения правовой грамотности в вопросе защиты персональных данных и конфиденциальности, поскольку это имеет огромное значение в условиях цифровизации всех сфер жизни.

Источники

Литература


  1. Адвокатская деятельность и адвокатура в России. Часть 2. Особенная часть, специализация / ред. И.Л. Трунов. — М.: Эксмо, 2016. — 864 c.

  2. История Библиотеки Академии наук СССР. 1714 — 1964 / ред. М.С. Филиппов. — М.: М-Л: Наука, 2017. — 600 c.

  3. Петражицкий, Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности; СПб: Лань, 2013. — 608 c.
  4. Нешатаева, Т.Н. Иностранные предприниматели в России – судебно-арбитражная практика / Т.Н. Нешатаева. — М.: Дело, 2013. — 216 c.
Домашнее насилие судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here