Госдума законопроект о домашнем насилии

В законопроект о домашнем насилии предложили добавить понятие «преследование»

В законопроект о домашнем насилии подготовлены поправки, которые устанавливают понятие «преследование». Об этом пишет РБК, который ознакомился с поправками, разработанными к заседанию рабочей группы в Совете Федерации 15 ноября.

Преследованием депутаты предлагают считать «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем».

Собеседники РБК отмечают, что в настоящее время российские законы никак не защищают от преследования. Один из соавторов законопроекта о домашнем насилии Оксана Пушкина заявила изданию, что предложенные поправки учтут в окончательной редакции документа. Она также напомнила о резонансном убийстве выпускницы СПбГУ, после которого при университете открыли Центр изучения проблем семейно-бытового насилия.

Кроме того, депутаты предлагают выдавать предписание о запрете преследователям приближаться к жертве, его продолжительность — от 30 дней до года, но при необходимости срок может быть продлен. За нарушение предписания предлагается в первый раз ввести административную ответственность, в последующие — уголовную. Также депутаты предлагают запретить общественным организациям, которые помогают жертвам насилия, передавать информацию о нападениях силовикам без согласия пострадавших.

В Госдуме 21 октября прошли парламентские слушания о предупреждении преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Они были организованы Комитетом по контролю и регламенту и Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей. «Афиша Daily» рассказывала, о чем говорили на заседании и какие перспективы у законопроекта против домашнего насилия.

На выходных у здания Госдумы в Москве прошли одиночные пикеты в поддержку закона о наказании за домашнее насилие. Активистов было так много, что некоторые часами ждали своей очереди.

http://daily.afisha.ru/news/32162-v-zakonoproekt-o-domashnem-nasilii-predlozhili-dobavit-ponyatie-presledovanie/

Опубликованный Совфедом законопроект о домашнем насилии не согласовали с рабочей группой

На сайте Совета Федерации РФ 29 ноября опубликовали финальную версию законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, который разрабатывала группа депутатов Госдумы, сенаторов и представителей экспертного сообщества. Документ еще на стадии формирования вызвал многочисленные споры. Сторонники принятия нового закона ссылаются на ужасающую статистику домашнего насилия в стране. Противники, отстаивающие «традиционные ценности», считают, что закон разрушит институт семьи в России.

Однако еще больше вопросов возникло при изучении итогового варианта законопроекта. По словам соавтора законопроекта адвоката Мари Давтян, опубликованная редакция документа не согласовывалась с членами рабочей группы при Совфеде РФ.

«Это результат заигрываний Совфеда с консервативными группами»

«Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности. Мы предлагали нормальный текст, текст, который был бы эффективный. Закон должен быть не просто на бумажке, он должен быть эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно, это бесполезно», — написала Давтян на своей странице в Facebook.

Опубликованный законопроект содержит 28 статей, хотя ранее их было на порядок больше. Основные положения документа сейчас выглядят так:

1. Определение семейно-бытового насилия. Этот термин до сих пор не закреплен юридически. В законопроекте говорится, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания и/или имущественного вреда.

Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов.

2. Профилактика. Принимать участие в профилактике домашнего насилия и оказывать помощь пострадавшим должны общественные, кризисные и медицинские организации, сотрудники полиции и прокуратуры, омбудсмены и органы власти. Меры нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Главная цель — предупреждение противоправных действий, устранение причин насилия и защита жертв от домашних тиранов. Общественные организации, социальные службы и органы власти должны содействовать примирению сторон вне зависимости от того, возбуждено уголовное или административное дело. Среди мер профилактики — индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

3. Защитные и охранные предписания. Это абсолютно новые явления для России. Защитные предписания будут выдавать сотрудники полиции. Они могут быть выписаны только лицам, достигшим 18 лет. «Защитное предписание выносится с согласия лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, или их законных представителей», — говорится в законопроекте.

Документ запрещает нарушителям вступать в любые контакты с жертвой (в том числе по телефону или через интернет), приближаться к пострадавшему и выяснять его местоположение. В законопроекте прописано, что действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранное предписание будет выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться на срок до года и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также будет нельзя контактировать с жертвой, помимо этого его могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма — говорится в документе). Кроме того, агрессора могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу. Какие будут введены наказания за игнорирование предписаний — в законопроекте не прописано.

Читайте так же:  Заявление об установлении отцовства и перемене фамилии

«Законопроект надо переписывать»

По словам Давтян, определение семейно-бытового насилия в нынешней редакции законопроекта полностью выводит из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т. п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления.

«Закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд. В ситуациях семейно-бытового насилия особенно важна защита пострадавших и оказание им поддержки в период подачи заявлений о правонарушении/преступлении, а также в период проверки указанных заявлений. А исходя из предложенной формулировки, человек лишается возможности воспользоваться мерами предлагаемого проекта закона. В подобной формулировке понятия „семейно-бытовое насилие“ проект закона теряет вообще всякий смысл. Там еще много всего на самом деле, но уже этого достаточно, чтобы сказать, что проект в данной редакции недопустим. Все надо опять переписывать, а время идет», — заявила Давтян.

Влияние ЕСПЧ и декриминализации побоев

Работа над законопроектом о домашнем насилии велась несколько лет и была ускорена после того, как летом 2019 года ЕСПЧ направил правительству РФ вопросы по делам четырех россиянок, которые пожаловались на неспособность властей защитить их от насилия в семье и дискриминации. Эти дела широко освещались в СМИ.

ЕСПЧ, в частности, указал на историю Маргариты Грачевой, которой муж отрубил кисти рук. Во время следствия было установлено, что полиция не реагировала на жалобы женщины о побоях. Ирину Петракову избивал и насиловал муж, причем преследовал ее даже после развода. Елена Гершман пережила серию тяжелых избиений со стороны экс-супруга, но из-за декриминализации домашнего насилия ей отказали в возбуждении уголовного дела. Бывший супруг при этом похитил у нее дочь и вывез в другую страну. Наталью Туникову регулярно избивал гражданский партнер, она ударила его ножом после того, как он попытался сбросить ее из окна. Женщину осудили, но потом амнистировали.

Год спустя: чем обернулась декриминализация домашних побоев

В 2017 году в России приняли закон о декриминализации побоев, который лоббировала сенатор Елена Мизулина. «Семейных» агрессоров теперь за оставленные синяки и ссадины не отправляют в колонии, а штрафуют. Противники изменений предсказывали, что нововведения развяжут руки людям, которые потенциально могут совершить насилие. Пессимистичные прогнозы начали сбываться. Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Замдиректора национального центра по предотвращению насилия «Анна» Андрей Синельников в разговоре с корреспондентом Znak.com заявил, что после декриминализации побоев существенно выросло число обращений от пострадавших. В 99% случаев помощи ищут жены домашних тиранов. В 2014 году «Анна» приняла 8 тысяч таких звонков, в 2016 году — 20 тысяч, в 2017-м — около 26 тысяч, а в 2018-м — уже 32 тысячи. «Среди тех, кто к нам обращается, 70% — это люди, которые не нашли поддержки в полиции и социальных службах», — отметил он.

Позиция противников законопроекта

За принятие законопроекта выступают правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества и кризисные центры. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи», отстаивающие «традиционные ценности». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. Консерваторы, в частности, опасаются, что закон позволит изымать детей из семей без решения судов. «Если мы проиграем, то антисемейные либерал-фашисты придут в наши семьи и будут отбирать наших детей для однополых пар, потому что им неоткуда взять детей», — заявлял координатор движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин.

РПЦ также выступает против законопроекта. Замглавы синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе ранее говорил, что предлагаемый документ вызывает сомнения, так как базируется на западном опыте. В РПЦ считают, что действующего законодательства РФ достаточно для борьбы с домашним насилием.

Об этом же говорит пресс-секретарь Виталия Милонова Илья Евстигнеев: «Мы должны сойти с поводка фем-активисток и заняться соблюдением тех законов, которые у нас есть. По большому счету любой виновник домашнего насилия может быть привлечен по уже существующим статьям. Выдумывать паровоз здесь не надо. Домашнее насилие с точки зрения юриспруденции не отличается от насилия между людьми, которые не состоят в браке. Нужно научиться исполнять те законы, которые уже приняты, а не плодить новые».

Правозащитники с такой позицией не согласны: сейчас государство не защищает жертву и не предотвращает домашнее насилие, а только наказывает за уже совершенные преступления. Авторы законопроекта также указывают на то, что никаких новых методов отъема детей в проекте не рассматривают. Спикер Совфеда Валентина Матвиенко ранее отвергла опасения о том, что закон даст возможность для избыточного вмешательства в дела семьи. Юристы добавляют, что подобные законы действуют в странах Западной и Восточной Европы, а также СНГ. По статистике, при их наличии случаи побоев в семье сокращаются в среднем на 30%.

Из-за открытых писем движения «Сорок сороков» и оскорбительных коллажей авторы законопроекта, в числе которых депутат Госдумы Оксана Пушкина, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, обратились в полицию. Они заявили, что им поступают угрозы. По мнению Пушкиной, в обращениях движения «Сорок сороков» содержатся высказывания, оправдывающие семейное насилие «под видом „сохранения“ псевдосемейных ценностей», которые могут привести к возбуждению ненависти или вражды. Также в публикациях против принятия документа можно найти противоправные призывы, считает Пушкина.

Читайте так же:  Материнский капитал на какие цели можно

В то же время звучат мнения, что закон развяжет войну между полами, поскольку многие его положения дают простор для всевозможных перегибов в семейных отношениях. Например, жена, не дождавшись от мужа шубы, сможет его шантажировать защитными предписаниями. Таким же образом могут решаться вопросы, если у супругов возникают разные точки зрения по поводу воспитания ребенка. В результате могут появиться случаи, когда один супруг несправедливо выгоняет второго из дома.

«Право на безопасность»

Андрей Синельников считает, что закон о домашнем насилии важен потому, что дает гражданам «право на безопасность». «Охранные ордера будут создавать препятствия для совершения противоправных действий. Без них сейчас домашние тираны чувствуют себя безнаказанными, а это порождает тяжкие преступления. Хочется надеяться, что при обсуждении законопроекта будет прописан также момент, что нельзя будет забрать заявления о насилии. Сейчас вот непонятно, почему забрала жертва свое заявление — по примирению или из-за опасений за собственную жизнь?» — добавил Синельников.

Стоит добавить, что изначально также оговаривалось нововведение, которое предполагает перевод дел о домашнем насилии из частных в категорию частно-публичного обвинения. Это бы сняло с потерпевших непосильную для них обязанность самим собирать доказательства и потом идти с ними в суд. Жертвам насилия нужно было бы только подать заявление в полицию. Заявителями, как предполагалось, могли бы выступить свидетели или иные лица (например родственники пострадавшего). Оговаривалось также, что в любом случае прекратить преследование абьюзера будет невозможно — даже если стороны помирились. Однако в опубликованном законопроекте об этом речи не идет.

http://www.znak.com/2019-11-29/podgotovlena_itogovaya_versiya_zakonoproekta_o_domashnem_nasilii_chto_izmenitsya

Госдума законопроект о домашнем насилии

Какие меры помогут защитить жертв домашнего насилия? В чём суть предложенного в конце 2019 года законопроекта и почему он разделил российское общество на два лагеря? Чтобы разобраться в проблеме, корреспондент RTД выслушал мнения за и против. Он побеседовал с соавтором документа, депутатом Госдумы Оксаной Пушкиной и с главой общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» Марией Мамиконян, которая критикует эту инициативу.

Смотрите также

Арест Джулиана Ассанжа британскими властями стал чёрным днём в истории журналистики, считают гости Питера Лавелля. В этом выпуске они обсудили причины и последствия произошедшего.

Местные улицы давно стали полем битвы наркоторговцев. Стрельба здесь может произойти в любом месте и в любое время. Таковы реалии парагвайского города Педро-Хуан-Кабальеро, где побывал корреспондент RT.

Эротическая фотосессия стала причиной увольнения детского тренера по кикбоксингу Екатерины Конопенко в Магнитогорске. При этом снимки были сделаны 20 лет назад, женщина сама не выкладывала их в соцсети.

Харир Хусейн Камиль, внучка казнённого президента Ирака Саддама Хусейна, решила опубликовать свои мемуары. О работе над книгой и временах его правления она рассказала в эксклюзивном интервью RT.

Оружие этих людей — фотоаппараты. Они снимают ужасы войны, чтобы показать: ничьи интересы не стоят таких страданий. О том, каково это — смотреть в лицо смерти сквозь объектив, — Софико Шеварднадзе побеседовала с военным фотографом Фабио Буччарелли.

В поисках большей безопасности, лучшего образования, а также работы многие латиноамериканки выбирают один путь — переезд в США. Правда, там может оказаться ничуть не лучше.

Город Майами считается крупнейшим центром торговли людьми в штате Флорида и третьим по США в целом. При этом 40% её жертв — несовершеннолетние.

К волгоградцу Ивану он попал года полтора назад, случайно. И для семьи сразу всё изменилось. Теперь они живут своего рода стаей: бывший охотник, его дочь, которая учится на кинолога, две собаки и волк по кличке Серый.

Деревня Усть-Ималка сгорела за 20 минут. Деревянные колодцы выгорели на несколько метров вглубь, а стекла просто расплавились. Съёмочная группа RT побывала в Забайкальском крае, где произошёл сильнейший степной пожар.

Может ли ситуация с журналистом Иваном Голуновым стать поводом для пересмотра практики расследований, связанных с наркотиками? На вопросы RT об этом деле ответил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов.

27 апреля была освобождена по УДО Варвара Караулова, осуждённая в 2016 году за попытку вступить в ряды запрещённой террористической организации «Исламское государство»*. Свою историю она рассказала в эксклюзивном интервью RTД.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014 г.

http://doc.rt.com/filmy/zakonoproekt-o-domashnem-nasilii-za/

Закон о профилактике домашнего насилия прошел парламентские слушания

Рабочая неделя в Госдуме началась с парламентских слушаний на тему семейно-бытовых отношений и преступлений в этой сфере.

Софья Русова

[2]

Слушания организовал Комитет по контролю и Регламенту и Комитет по вопросам семьи, женщин и детей, активно занимающийся разработкой законопроекта «Об основах системы профилактики домашнего насилия в Российской Федерации». Сам законопроект обсуждался до этого на круглых столах, конференциях, дебатах, в СМИ и становился предметом ругани в социальных сетях.

По данным социологов, которые представили свои доклады в Госдуме, жертвами насилия в семье в большинстве случаев — до 75% — становятся женщины. Когда речь идет о супружеском насилии, их доля достигает 91%. Если бы закон был уже принят, вероятно, судьба сестер Хачатурян, как и тысяч других, но не получивших известности женщин, сложилась иначе.

И тем не менее, как рассказала депутат Татьяна Плетнева, открывшая слушания, в комитет поступило порядка 300 писем против закона о домашнем насилии, и всего 100 в его поддержку. Правозащитники отмечают, что такая активность связана с тем, что долгие годы государственными структурами поддерживаются движения, позиционирующие себя как патриотические, антизападные и православные одновременно. «Среди них немало агрессивных и невежественных людей, которые даже не читая закона, его осуждают», – рассказал один из участников слушаний.

Читайте так же:  Похищение детей в тайланде

Активно ведут себя члены Всероссийского Родительского Сопротивления: ходят по всем круглым столам и общественным мероприятиям, рассказывая о ужасах западного мира и о том, как закон может разрушить традиционные семейные ценности и стать «серьёзной угрозой национальной идентичности и безопасности» .

Насилию дали определение

Адвокат, руководитель Центра помощи пострадавшим от домашнего насилия Мари Давтян, выступившая на слушаниях с докладом рассказала, что законы против домашнего насилия существуют в более чем 100 странах мира. Россия – одна из последних стран как в Совете Европы, так и в СНГ, которая еще не приняла своего.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Домашнее насилие – это системная проблема и решать ее нужно, создавая систему профилактики, которая будет включать в себя и необходимые определения, чтобы не было разночтений у правоприменителей, а также механизм межведомственного взаимодействия для того, чтобы полиция, социальные службы и медицинские организации могли работать вместе как по каждому частному случаю на местах, так и в целом на федеральном уровне. Закон должен оградить потерпевших от новых случаев домашнего насилия защитными предписаниями», – отметила адвокат.

В законопроекте разработана система мер профилактики домашнего насилия, организация защиты, даны определения основным понятиям.

В частности, определены виды насилия, которым подвергается человек. В качестве меры защиты предполагается введение института защитного предписания сроком от одного месяца до двух, когда на время его действия лицо, в отношении которого оно вынесено, ставится на профилактический учет органами внутренних дел и за ним осуществляется контроль. Защитным предписанием в соответствии с законом лицу, в отношении которого оно вынесено, запрещается: 1) совершать домашнее насилие 2) преследовать пострадавшего 3) предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, пострадавшего от домашнего насилия, если это лицо находится в месте, неизвестном лицу, в отношении которого вынесено защитное предписание. Также, согласно законопроекту, государственные соцработники обязаны незамедлительно и бесплатно предоставлять по просьбе пострадавшего временное жилое помещение. Большое внимание в законе уделяется и вопросам организации помощи в социальной адаптации пострадавшим от домашнего насилия.

16 раз писала заявления о побоях

Мари Давтян рассказала, что в год в Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия при Консорциум женских НПО, которым она руководит, поступает более 1200 обращений от пострадавших: «Я хочу обратить внимание на то, что наша практика свидетельствует о том, что проблема домашнего насилия – эта масштабная проблема, которую сегодня невозможно решить за счет существующих механизмов. Конечно, конфликты бывают в каждой семье, но тут речь идёт не о них, а именно о систематическом насилие со стороны более сильного по отношению к более слабым. Чаще всего его жертвами становятся женщины, дети и пожилые люди».

Адвокат отметила, что 97% пострадавших, которые обратились в полицию, не получили от полиции помощи: «Это далеко не всегда связано с тем, что полицейские имеют определенное предубеждение к этим делам и не имеют специальной квалификации (хотя эта проблема тоже существует), но сегодня полицейским чаще всего просто нечем помочь потерпевшим. Полицейские признают, что у них нет никаких реальных механизмов защиты пострадавших в ситуациях, когда риск повторного насилия очевиден, но само насилие еще не произошло. Пока нет механизма защитных предписаний, которые могли бы оградить пострадавших от новых случаев насилия, полиция просто вынуждена ждать, когда вместо побоев, которые наказываются в административном порядке, произойдет преступление и будет причинен вред здоровью. Так, например, в прошлом году в Перми, мужчина ранее привлекавшийся к ответственности за побои забил свою пожилую мать до смерти. До этого женщина 16 раз писала заявления о побоях в полицию».

Говоря об определенных мифах, которые распространяются вокруг законопроекта адвокат отметила, что закон против домашнего насилия не имеет никакого отношения к ювенальной юстиции и направлен на другое: он никак не изменяет существующей сегодня системы работы органов опеки и не дает им никаких полномочий.

По словам других экспертов, опасаться массовых злоупотреблений в случае если закон будет принят не стоит. Российская практика жестко карает за ложные доносы, а перспектива спасения жизни человека намного важнее исключительных случаев возможных манипуляций с законом. Безусловно, критика закона в предлагаемом варианте высказывается со стороны некоторых адвокатов. Например, адвокат Алексей Скляренко в интервью «Бизнес ФМ» отметил, что возникает вопрос будут ли правоохранительные органы действительно этими делами заниматься и что делать, если агрессор не будет выполнять предписание. Адвокат из Казани Надежда Муратова высмеяла определение «экономического насилия», назвав его «шедевром». При этом отметим, что в Стамбульской конвенции (международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье) принятой в 2011 году экономическое насилие признается одной из форм домашнего насилия.

«Меня некому было защищать»

Дети, девочки и девочки- подростки часто терпят и скрывают акты насилия в отношении них, которые совершаются дома, в школе, кружках, в компаниях друзей и просто на улице. Говорить о произошедшем не просто даже многие годы спустя.

Алиса (имя изменено) несколько лет подвергалась сексуальному домогательству со стороны старшего брата. Хотя прямого полового контакта между ними не было, осознать произошедшее и признать то, что в отношении нее было совершено, она смогла только к тридцатилетнему возрасту. С братом она не общается, а на вопрос, почему она не рассказала хотя бы маме, ответила, что однажды попыталась, но мама ей не поверила, посчитав это выдумкой.

Елена, которой сейчас больше 40 лет, дважды за один день была изнасилована – в парке и в подъезде своего дома. Заявление в полицию Елена не написала, посчитав, что огласка может повредить ее карьере учительницы.

Еще одна история – это история девочки из хорошей и любящей семьи. В 16 лет Оксана (имя изменено) познакомилась с молодым человеком на 6 лет ее старше. Через какое-то время он пригласил ее в гости, она приехала. Были разговоры, музыка и алкоголь. Оксана была девственницей и не хотела вступать в половые отношения с этим человеком. Она была изнасилована и избита. «Натягивая брюки на свои ноги в кровоподтеках я думала не о себе, а что скажу родителям. Я считала себя виноватой. Он несколько раз мне повторил, что «я сама к нему пришла». Это сейчас я понимаю, что его вообще нужно было посадить. Но я тогда ничего этого не понимала. Прошло немало времени, но я до сих пор не могу рассказать этого родителям и я до сих пор не могу полюбить себя. Думаю, тот эпизод пагубно сказался на мне: я осознаю, что у меня заниженная самооценка, у меня были проблемы в отношениях с мужчинами. Мне не хотелось жить, потому что я не знала, кто бы мог меня защитить».

Читайте так же:  Лишение родительских прав судебный порядок

Необходимость принятия закона, который бы защищал от домашнего насилия любого члена семьи обсуждается много лет, однако сейчас у него есть все шансы быть принятым: в Совете Федерации заявили, что до первого декабря будет подготовлен итоговый вариант регулирующего текста о профилактике домашнего насилия.

В конце дня в официальном аккаунте Госдумы во Вконтакте прошло голосование “Нужен ли закон о профилактике домашнего насилия”. По итогам его голосования “за” высказалось 87 %. Осталось немногое — чтобы депутаты Госдумы его приняли.

http://newizv.ru/news/society/22-10-2019/zakon-o-profilaktike-domashnego-nasiliya-proshelt-parlamentskie-slushaniya

В Госдуме рассказали о сроках внесения законопроекта о домашнем насилии

— До Нового года точно не внесем, — заявила парламентарий в комментарии ТАСС. — До конца января обязаны.

Она также подчеркнула, что работа продолжается, законопроект продолжает обсуждаться в Совфеде и в Госдуме.

Ранее на большой пресс-конференции президент РФ Владимир Путин рассказал, что у него смешанное отношение к законопроекту и призвал «спокойно обсудить» необходимость принятия отдельного закона.

Напомним, что предварительная версия документа была опубликован на сайте Совфеда для сбора отзывов. Главные новации — введение защитных предписаний (в том числе судебных), а также ряд норм, касающихся профилактики семейного насилия. В Госдуме предложили ряд серьезных уточнений в документ, о чем сообщала «РГ».


http://rg.ru/2019/12/20/v-gosdume-rasskazali-o-srokah-vneseniia-zakonoproekta-o-domashnem-nasilii.html

В Госдуме предлагают ряд уточнений в проект о домашнем насилии

Напомним, что Совет Федерации вынес на широкое общественное обсуждение проект закона на эту тему — данная версия документа может быть дополнена с учетом поступающих предложений. Проект опубликован на сайте палаты. Оксана Пушкина приветствовала такое решение сенаторов.

— Опубликование на сайте Совета Федерации текста законопроекта — это лучший показатель того, что обсуждение вопроса семейно-бытового насилия переходит на новый этап — детальное, предметное обсуждение и внесение на рассмотрение в Госдуму. Замечательно, что Валентиной Ивановной Матвиенко было принято такое решение — обсуждение в публичном пространстве с людьми, которые заинтересованы, чтоб этот процесс был, — заявила она.

Депутат напомнила, что разрабатываемый законопроект вызвал масштабные общественные дискуссии, и выразила надежду, что ознакомление общественности с будущим законом прекратит распространение домыслов, сплетен и интриг вокруг него.

— Возможность всем желающим внести на рассмотрение свои предложения объединит всех неравнодушных в борьбе с «несемейной традицией», — рассчитывает парламентарий.

Однако есть ряд нюансов в предложенной редакции проекта, против которых Оксана Пушкина и ее коллеги возражают.

— Есть моменты, с которыми мы принципиально не согласны, — отметила парламентарий. — На расширенном заседании рабочей группы, которое состоялось 15 ноября, мы уже многие из них озвучивали и обсуждали. Что-то наши коллеги из верхней палаты учли, а что-то оставили без внимания вовсе.

В числе прочего, Пушкина и ее коллеги считают важным особое внимание уделить определению «семейно-бытового насилия» — необходимо изменить нынешнюю формулировку.

Согласно опубликованному проекту, «семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Как отметила зампред профильного комитета, в предложенной редакции из-под действия закона полностью исключаются все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т.п.). Дело в том, что данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления.

[1]

Еще один момент, который хотят уточнить депутаты, касается состава лиц, которые, согласно проекту, подвергаются семейно-бытовому насилию. В версии сенаторов это «супруги, бывшие супруги, лица, имеющие общего ребенка (детей), близкие родственники, а также совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство иные лица, связанные свойством».

— В указанной формулировке отсутствуют лица, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но при этом не связаны свойством, — подчеркнула Оксана Пушкина. Она добавила, что до 12% семей живут длительное время в незарегистрированном браке, при этом почти 30% семей проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака.

Таким образом, в указанное определение должны быть включены как лица, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, так и лица, которые делали перечисленное ранее. Проще говоря, сожители и бывшие сожители.

Парламентарий отметила, что аналогичную позицию высказывал Европейский суд по правам человека по так называемому делу «Володина против России». Напомним, что суд летом этого года удовлетворил жалобу жительницы Ульяновска Валерии Володиной на домашнее насилие со стороны бывшего сожителя и обязал РФ выплатить ей компенсацию в размере 20 тысяч евро, а также покрыть судебные расходы.

— И особое внимание стоит уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания, — подчеркнула депутат. — Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, нерезультативна.

Согласно опубликованному проекту, неисполнение защитного предписания нарушителем влечет ответственность, установленную законодательством Российской Федерации. На время действия предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел. Кроме того, должностное лицо органа внутренних дел вправе обратиться в суд за судебным защитным предписанием.

Читайте так же:  Первая декларация о защите прав ребенка

В документе, который опубликовали сенаторы, санкции не уточняются. Однако ТАСС со ссылкой на сопутствующий проект изменений в КоАП сообщил, что нарушение вынесенного защитного предписания может повлечь штраф в размере до 3 тыс. рублей или арест до 15 суток, а судебного защитного предписания — штраф до 5 тыс. рублей, арест до 15 суток или обязательные работы.

— Очередное бремя административной ответственности отразится на семейном бюджете, а, соответственно, и на жертве, пострадавшей от семейно-бытового насилия, — считает Оксана Пушкина.

Предложения нижней палаты будут направлены в адрес Совета Федерации. «Работа продолжается», — подчеркнула парламентарий.

Оксана Пушкина особо отметила, что сейчас важно внести этот документ для рассмотрения в первом чтении. «А после этого будет время, чтобы детально проработать все нюансы», — добавила она.

http://rg.ru/2019/11/29/v-gosdume-predlagaiut-riad-utochnenij-v-proekt-o-domashnem-nasilii.html

Жертву берут под защиту

Как сообщила вице-спикер верхней палаты парламента Галина Карелова, замечания сенаторы принимают до 15 декабря, после этого документ будет официально внесен в Госдуму.

Предлагается существенно уточнить определение «семейно-бытового насилия». В опубликованной сенаторами редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т.п.). «Таким образом, все потерпевшие, которые ожидают принятия процессуального решения по своему заявлению, лишаются мер защиты и социальной поддержки в самой острой и опасной фазе конфликта», — подчеркивается в документе.

Кроме того, в отношении нарушителя будет невозможно применить ни одну меру профилактики, предусмотренную предлагаемым проектом закона. Будь то профилактические беседы, специализированные психологические программы для нарушителей и т.п.

Депутаты предлагают сформулировать определение семейно-бытового насилия так: «Умышленное противоправное деяние (действие или бездействие) в отношении близкого лица (лиц), включая преследование, если это деяние причиняет физическую боль, наносит вред жизни, здоровью и (или) имуществу таких лиц, а также угроза совершения подобного деяния».

Преследование — одна из наиболее часто встречающихся форм семейно-бытового насилия, указывают авторы замечаний. Его определение в проекте предлагается прописать отдельно. Под ним следует понимать действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Это может выражаться в поиске пострадавшего, попытке выяснить его место проживания или пребывания и ряде прочих действий.

Депутаты требуют уточнить и круг лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию. В сенаторской формулировке отсутствуют сожители (лица, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но при этом не связаны свойством), а также бывшие сожители. «До 12% семей живут длительное время в незарегистрированном браке, при этом почти 30% семей проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака», — объяснила «РГ» один из авторов замечаний, зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина.

В Госдуме также считают, что надо прописать и права иждивенцев жертв — к этой категории относятся дети до 18 лет, престарелые родители, родственники-инвалиды и т.п. Ведь в эпицентре агрессии могут находиться не только пострадавшие, но и те, кто от них зависит, и их тоже надо защищать, уверена Пушкина.

Нормы статьи о защитном предписании, по мнению представителей нижней палаты, также нуждаются в корректировке. В частности, меняется возраст лиц, в отношении которых они могут выноситься. В сенаторской версии лицо должно достигнуть 18 лет, в депутатской — 16. Дополняется и перечень запретов — к пострадавшему нельзя будет умышленно приближаться к нему на расстояние ближе чем на 50 метров.

Особое внимание стоит уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания, подчеркнула Оксана Пушкина. Ведь предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, нерезультативна, считает она и ее коллеги. «Очередное бремя административной ответственности отразится на семейном бюджете, а соответственно, и на жертве, пострадавшей от семейно-бытового насилия», — отметила парламентарий. Депутаты советуют предусмотреть административную ответственность в случае первого нарушения защитного предписания, а для повторного нарушения ввести уголовную ответственность.

Необходимо также расширить возможности суда при назначении наказания правонарушителям, неоднократно наносящим побои, указали в Госдуме. В связи с этим депутаты предложили поправить статью 116.1 УК РФ, которая предусматривает максимально строгое наказание — арест на срок до трех месяцев. Ведь исполнение именно данного вида наказания невозможно в связи с тем, что в России не функционируют так называемые «арестные дома». Соответственно, такие наказания судами не применяется. «Предлагаем исключить из ст. 116.1 УК РФ санкцию в виде ареста и заменить ее на санкцию в виде лишения свободы на срок до одного года», — говорится в замечаниях.

[3]

Основные принципы профилактики семейно-бытового насилия тоже предлагается корректировать. У сенаторов профилактика должна основываться на принципе поддержки и сохранения семьи. «Деятельность органов профилактики, направленная на сохранение семьи в ситуации семейно-бытового насилия, может привести к нарушению права пострадавшего на безопасность и защиту от насилия», — отметили авторы замечаний. Они предлагают «убрать» принцип сохранения семьи и оставить только поддержку. Кроме того, рекомендовано добавить право жертв на получение всех видов бесплатной юридической помощи, а также прописать, что социальные услуги в целях защиты граждан также предоставляются бесплатно.

Оксана Пушкина отметила, что сенаторы и депутаты работают в команде. И хотя в нижней палате не во всем согласны с верхней, однако необходимо принять важный документ и договориться о нюансах.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

Видео (кликните для воспроизведения).

http://rg.ru/2019/12/08/v-gosdume-predlozhili-perepisat-proekt-o-domashnem-nasilii.html

Литература


  1. CD-ROM. Юридические науки. Диск 2. Шпаргалки для студентов. — Москва: РГГУ, 2013. — 418 c.

  2. Петражицкий, Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности; СПб: Лань, 2013. — 608 c.

  3. Басовский, Л.Е. История и методология экономической науки: Учебное пособие / Л.Е. Басовский. — М.: ИНФРА-М, 2017. — 603 c.
  4. Корпоративное право. Актуальные проблемы. — М.: Инфотропик Медиа, 2015. — 242 c.
Госдума законопроект о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here