Истории женщин домашнего насилия

«Бог терпел и нам велел»: три истории о домашнем насилии

Вчера Госдума во втором чтении приняла законопроект, выводящий побои в семье, совершённые впервые, из Уголовного кодекса. Спикер нижней палаты парламента Вячеслав Володин объяснил, что такая мера необходима для создания крепких семей. Самиздат «Батенька, да вы трансформер» поговорил с женщинами, ставшими жертвами домашнего насилия (имена героев изменены), и выяснил у психолога, почему избиение близких людей — это про всех нас.

По статистике, каждые сорок минут в России женщина гибнет от руки своего мужа или партнёра, и каждые двадцать минут в стране одна женщина страдает от домашнего насилия. Жертвы часто терпят физическое и психологическое давление, не обращаясь за помощью в полицию или к психологам. Они не прерывают отношения с абьюзером, а продолжают мириться с таким положением дел.

Ольга жила в Москве, училась на заочном отделении вуза и подрабатывала репетитором. С Артёмом, который на тот момент жил в Казани, девушка познакомилась через свою лучшую подругу из этого же города. Поначалу казалось, что у них много общего — любовь к музыке, играм, книгам, косплею. В какой-то момент ученики Ольги разъехались, она на сезон осталась без работы. Девушка пожаловалась Артёму на вынужденный отпуск, и молодой человек позвал её к себе в гости.

Когда Ольга только приехала в Казань, её отношения с Артёмом не выходили за рамки дружеских. Спустя месяц пара стала встречаться. Девушка вернулась в Москву на сессию, ей нужно было защищать диплом. С молодым человеком они переписывались, приезжали друг к другу на выходные. Потом Артём сказал, что хочет переехать к Ольге в Москву. Но время шло, а задуманное он так и не осуществлял. После защиты диплома девушка сама переехала к нему в Казань. Тогда и появились первые тревожные признаки.

На тот момент у Ольги был недостаток массы тела — весила она около сорока килограммов. Но это не мешало Артёму постоянно говорить ей, сначала в шуточном тоне, что она поправилась. Позднее замечания были уже в грубой форме. Мать молодого человека предупреждала, что с её сыном лучше не спорить, потому что это может вызвать вспышку агрессии с его стороны. И была права.

Однажды он начал душить Ольгу после того, как та попросила его слушать музыку в наушниках, потому что у неё болела голова. В другой раз избил из-за того, что девушка поздно ложилась спать и шумела в ванной.

Предугадать, что заставит его поднять руку, было невозможно. Ольга лишь знала, что алкоголь делал её сожителя более агрессивным. А выпить Артём любил.

Парень запрещал девушке слушать музыку, которая не нравится ему, и смотреть фильмы, которые не любил сам, одеваться так, как она хочет. На вопрос о том, почему Ольга не ушла от него сразу после первых признаков абьюза, девушка ответила, что Артём мастерски убеждал её в том, что она сама спровоцировала его своим поведением или внешним видом. «Он смог действительно мне внушить, что я „жирная и страшная“ и никому больше не нужна», — рассказывает Ольга «Батеньке».

В какой-то момент Артём потерял работу, платить за квартиру стало нечем. Ольга переехала в Санкт-Петербург и смогла со стороны проанализировать эти отношения, не поддаваясь давлению со стороны своего парня. Возвращаться к молодому человеку после этого она не захотела.

Артём отказывался верить в расставание, говорил о них в будущем времени и преследовал Ольгу. Один из общих друзей был очень удивлён такому решению девушки и не мог поверить в то, что Артём позволял себе такие действия в отношении сожительницы.

Ольга вышла замуж за другого. Своему бывшему молодому человеку она отправила фотографию из ЗАГСа. Он пожелал ей счастья и только тогда перестал беспокоить. Но пережитое всё же преследует девушку. Например, она не хочет лишний раз смотреться в зеркало, потому что справиться с комплексами по поводу внешности до сих пор не удалось.

Психолог Мария Кудрявцева в разговоре с «Батенькой» отметила, что для абьюзера является нормой на людях вести себя с жертвой культурно и уважительно, а насильственные и оскорбительные действия совершать за закрытыми дверями. Хотя и публичные выражения агрессии тоже возможны. Поведение же, при котором насильник не хочет видеть и осознавать то, что жертва прервала с ним отношения, связано с переживаемым в такой ситуации острым горем. Этот процесс запускается, когда человек сталкивается с любым, даже самым незначительным изменением в привычном для него ходе вещей — например, запретом слушать музыку из колонок и тем более разрывом отношений.

Мария Кудрявцева также подчеркнула, что семья — это отдельная уникальная структура, отношения в которой должны регулироваться её членами, а не внешними правилами, диктуемыми обществом. Проблема скорей в том, что под «отношениями» девушкам часто навязывается сожительство и сексуальная связь. Они же представляются способом поскорее уйти от опеки, добиться самостоятельности. Позднее, когда начинаются проблемы, многие из них обращаются к христианской вере, учащей человека смиряться со своим положением.

«Бог терпел и нам велел» — так, по словам психолога, думают жертвы, ставя под угрозу собственные жизнь и здоровье, а иногда и благополучие близких.

На улицах Вологды в общей компании встретились два парня и две девушки. Начали встречаться. Алёна забеременела, и пара подала заявление в ЗАГС. С этого момента жених Андрей и стал поднимать руку на невесту. «Мама жалеет, что не ушла именно тогда», — говорит их дочь Ксения.

Бросить отца ребёнка мешало то, что, казалось, идти было некуда. Сестра предупреждала, что это может плохо закончиться, а от подруг же были слышны только слова о том, что нужно терпеть, чтобы сберечь семейный очаг.

Андрей стал проигрывать деньги в игровых автоматах и пристрастился к алкоголю. Весь доход семьи уходил на его увлечения. По словам дочери, трудно вспомнить моменты, когда отец появлялся дома трезвым. Физическое насилие с его стороны продолжалось, при этом было направлено только на жену. Однажды Алёна стащила тысячу рублей из найденной у мужа заначки, что послужило поводом к новому выяснению отношений. Свекровь потакала поведению сына, поддерживая его во всём. Даже в его походах налево.

Об изменах стало известно, когда Алёна однажды застала супруга, работавшего строителем, в его вагончике с другой женщиной. Потом — уже с некой Юлией прямо в супружеской постели. После этого Андрей демонстративно разговаривал с любовницей по телефону, признаваясь ей в любви на глазах у жены и дочери.

В одной из ссор всё зашло слишком далеко. Скалкой Андрей нанёс удары по голове супруги, в результате чего она получила черепно-мозговую травму. За дочерью приехал муж Алёниной подруги, он же отвёз пострадавшую в больницу. На отца Ксении было заведено уголовное дело. Он получил условный срок.

Читайте так же:  Алименты на ребенка в разных семьях

После выписки Алёна с дочерью жили у подруг, у сестры, спустя какое-то время стали снимать квартиру. Андрей женился на Юлии. Уже одиннадцать лет дочь Ксения с матерью живут отдельно.

Как рассказала «Батеньке» психолог Мария Кудрявцева, женщины долгое время терпят подобное поведение супругов или партнёров по нескольким причинам. Некоторые из них в детстве видели такой же образец поведения, когда отец бил мать, изменял, пил или увлекался азартными играми.

Кроме того, насилие ломает психологические барьеры жертвы, у неё возникает ощущение, что она никому не нужна, кроме своего обидчика.

Немаловажным фактором является и то, что в обществе существует дискриминация незамужних женщин. Поэтому многие из них боятся косых взглядов коллег или подозрений от других мужчин («с ней что-то не так, раз она не была замужем/развелась»).

Виктория познакомилась со своим молодым человеком Юрием на сходке неформалов. Они стали жить вместе, когда девушке было 18 лет, а парню — 29.

На тот момент Вика не училась и не работала, то есть находилась в полной финансовой зависимости от своего сожителя. Он, в свою очередь, был против общения Виктории с друзьями и родственниками, хотел, чтобы она посвящала свою жизнь только заботе о доме, а круг общения ограничивала знакомыми самого Юрия.

Если моральному давлению девушка была подвержена постоянно, все шесть месяцев, что длились их отношения, то с физическим насилием столкнулась только однажды. Но до сих пор со страхом вспоминает «ту ужасную ночь», потому что тогда Юрий вернулся домой с корпоратива в нетрезвом состоянии и изнасиловал Викторию. Об этом она не сообщила никому из своих близких, а тем более правоохранительным органам.

Пара рассталась в день рождения девушки. Сначала Юрий пришёл в бар, где Виктория была в компании друзей, бросил на стол деньги, пробормотав что-то про «служивых» (интересовался службой в ВДВ) и ушёл. Через некоторое время позвонил девушке и сказал, что если в течение часа она не вернётся, то он выкинет её вещи на улицу, аргументируя это тем, что она плохая хозяйка. Друг привёз её домой, Вика собрала вещи (Юрия дома не было) и уехала от сожителя. Они виделись ещё несколько раз, он просил её вернуться, но своего решения девушка не поменяла.

В январе 2014 года Виктория стала встречаться с Антоном. Их познакомил друг. Изначально отношения были приятельскими. Антон был добрым, понимающим и отзывчивым. Поддавшись уговорам общего знакомого, твердившего о том, что парень влюблён в Викторию, девушка согласилась встречаться с ним.

Первые десять месяцев отношений всё было в порядке, не было никаких намёков на абьюз. Проблемы начались позже.

В октябре Виктория узнала о том, что Антон общается с её подругой из Москвы. По словам девушки, это было общение с перспективой «несерьёзных отношений». Молодой человек отвечал, что даже если бы хотел изменить, то не смог бы этого сделать, потому что находился в другом городе. Тогда же он сказал, что Виктории следовало бы похудеть («Хотя я люблю тебя и такой»).

Следующие полгода пару сопровождала ревность и постоянные слова Антона о том, что Виктории следует сбросить вес. Девушка ревновала из-за того, что её молодой человек общался в социальных сетях с одногруппницами и на эти разговоры тратил больше времени, чем на реальное общение с сожительницей. Антон, в свою очередь, ревновал, потому что боялся внимания к Виктории со стороны других мужчин. Получался своего рода замкнутый круг: молодой человек хотел, чтобы его девушка похудела, но его пугала перспектива того, что после этого другой парень «уведёт» Викторию.

Помимо ревности Антон пытался ограничить общение девушки с её близкими и убедить в том, что как человек она ничего не значит. Однажды Виктория отправилась бар с подругами, где бармен угостил их коктейлями «за счёт заведения». Она написала об этом в сообщении Антону, на что получила ответ: «Дай ему, он заслужил». Следующее сообщение содержало текст: «Хотя о чём это я, ты непривлекательна ни для кого».

Спустя шесть месяцев, в апреле, молодые люди расстались. За лето у девушки было два половых партнёра. В августе Виктория и Антон снова сошлись. Он постоянно упрекал её в том, что в период разрыва у неё были сексуальные связи с другими мужчинами, продолжал ревновать, запрещал общаться с некоторыми подругами, оскорбляя их при каждом удобном случае, пытался заставить девушку чувствовать вину и стыд за её прошлые связи. Виктория терпела и пыталась во всём угодить ему. Но это не помогало, конфликты были постоянными.

В июле терпение девушки лопнуло, и она порвала эти отношения. Антон не перестаёт звонить и преследовать девушку, караулит её возле дома. Однажды писал её новому молодому человеку с целью отпугнуть его. По словам Виктории, за несколько дней до нашего с ней разговора Антон взломал её электронную почту.

Психолог Нина Юнаковская пишет, что от абьюзных отношений надо бежать. Продумывать пути отступления на момент, когда у партнёра начнётся очередной приступ агрессии. Искать поддержки и убежища у родственников, друзей или даже соседей. Нельзя забывать, что насилие в семье циклично, и одной из стадий является «медовый месяц», наступающий после вспышки гнева.

Насильник будет клясться в том, что это было в последний раз, что он одумался и такое больше не повторится.

Будет осыпать подарками и обещаниями. Но вскоре всё начнётся заново. Если только жертва не побоится уйти, шагнув в ставшую для неё непривычной реальность, где есть хоть какая-то надежда найти своё счастье.

P. S. В материале опубликованы работы творческой группы KISETY на тему декриминализации домашнего насилия.

Домашнее насилие: истории жертв и жалобы в ЕСПЧ

16 марта 2020 , 19:19 [ «Аргументы Недели», Андрей Суровцев, Журналист ]

Правительство России оспаривает в ЕСПЧ жалобу, которую направили женщины, оказавшиеся жертвами домашнего насилия во многом по вине бездействия полиции. Власти считают, что государство не несёт ответственность за преступления, совершённые в кругу семьи.

Правительство России ответило на жалобы четырёх Россиянок, Натальи Туниковой, Маргариты Грачевой, Ирины Петраковой и Елены Гершман, которые регулярно подвергались домашнему насилию. По мнению пострадавших женщин, правительство и его представители не в силах защитить своих граждан от физической расправы со стороны родственников, с этим они обратились в ЕСПЧ. В возражениях к жалобе, которые российские власти также направили в Европейский суд по правам человека, сообщается, что Россия не должна выплачивать компенсации пострадавшим, а также нести ответственность за преступления, совершённые такими же рядовыми гражданами, как и сами пострадавшие, а не должностными лицами. То есть, пока в насилии над человеком не принял участие полицейский, власти ответственности не несут. Более того, по мнению представителей правителтства, потерпевшие не имеют права даже оспаривать законность бездействия полиции, которое связано с привлечением обидчика к ответственности. Если полиция отказывается возбуждать уголовное дело – оспаривать это нельзя.

Читайте так же:  Чтоб получить свидетельство о рождении ребенка

Все это можно расценивать как очередной этап борьбы простых активистов за отмену декриминализации домашнего насилия. Скорее всего, весьма безуспешный и безрезультатный этап, раз официальные представители власти так жестко реагируют на попытку защитить свои права в ЕСПЧ. Однако осложняет ситуацию то, что жалобу направляли как раз не простые активисты, а настоящие потерпевшие, чья жизнь висела или продолжает висеть на волоске из-за беззащитности перед лицом властного и жестокого насильника. Что побудило женщин обратиться в ЕСПЧ?

Наталья Туникова

Наталья Туникова, фото соцсети

В 2010 году Наталья Туникова переехала в Москву с ребёнком от первого брака, в том же году с ней связался в соцсетях Дмитрий Новосельский. Когда-то они были знакомы и по инициативе Новосельского возобновили общение. За этим последовали свидания, за свиданиями – ухаживания со стороны Дмитрия. Примерно через полгода Наталья и Дмитрий съехались.

Сначала все было в порядке, но, по наблюдениям Натальи, спустя несколько месяцев совместной жизни Новосельский начал меняться, ревновать женщину к дочери, замыкаться и выпивать. Впервые агрессию он проявил после того, как Наталья сообщила ему о своих планах баллотироваться в муниципальные депутаты. Избил Дмитрий её в первый раз тоже во время разговора об общественной деятельности Натальи: налетел с кулаками и начал наносить удары по голове. Впоследствии за этот инцидент он долго извинялся и умолял женщину не разрывать отношения, обещая исправиться. Однако этого не произошло: Дмитрий регулярно, примерно раз в три месяца, избивал Наталью, попутно убеждая её, что она сама виновата в этом насилии. Женщина верила, винила себя, надеялась, что каждый новый инцидент станет последним. Это продолжалось более двух лет. Последний конфликт произошёл из-за того, что Наталья якобы взяла телефон Дмитрия и прочитала его переписку с родственниками. В этот день Дмитрий чуть было не убил Наталью.

По воспоминаниям женщины, Новосельский пытался выкинуть её с шестнадцатого этажа: он толкал её к открытому окну, нанося удары по голове. В шоковом состоянии, для того, чтобы защититься, Наталья схватила кухонный нож и нанесла удар по Дмитрию. Он выжил, даже самостоятельно вызвал скорую, которая его и увезла. За скорой приехала полиция, которая начала допрашивать Наталью, на неё завели уголовное дело. Якобы Наталья пыталась убить Дмитрия, который, между прочим, уже на суде заявил, что ему не известны причины нападения Туниковой. Подозревали, что женщина была пьяна (экспертиза при этом не нашла следов алкогольного опьянения в организме женщины). Только благодаря действиям адвоката и свидетелей, которые видели следы побоев на теле Натальи, удалось избежать наказания для женщины. Её могли посадить на десять лет. Дмитрий Новосельский наказан не был, так как к тому моменту подоспел закон о декриминализации домашнего насилия.

Маргарита Грачева

Маргарита Грачева, фото соцсети

[3]

Если для Натальи Туниковой все закончилось относительно хорошо, то жизнь Маргариты Грачевой уже никогда не станет прежней: муж отрубил ей кисти обоих рук. При этом сделал он это вполне осознанно, даже не в порыве гнева. Четко спланировав приступление, Дмитрий Грачев увёз жену в лес, связал, долго пытал её, лишил её рук, после чего сдался полиции и отвёз женщину ко врачам. Хирургам удалось сделать фактически невозможное, одну кисть они пришили обратно, но вот вторую пришлось заменить протезом.

Началось все с того, что после нескольких лет совместной жизни Маргарита вышла из декрета на работу. На фоне растущего карьерного успеха отношения в семье стали ухудшаться. Дмитрий и Маргарита перестали общаться так, как общались раньше, по словам женщины, совместный быт превратился в банальное сожительство. Женщина решила, что пора разводиться, и сообщила об этом мужу, который воспринял предложение агрессивно: достаточно длительное время устраивал скандалы, подозревал жену в изменах, разорвал её паспорт. И это несмотря на то, что Маргарита даже не собиралась отбирать у мужа детей, она считала, что их они смогут воспитывать совместно, как и раньше.

Однажды Дмитрий помогал Маргарите на машине провожать детей в школу, после чего увёз женщину в лес и угрожал ей расправой, держа в руках нож. После инцидента женщина незамедлительно обратилась в полицию, которая не предприняла ровным счетом ничего: заявление обработали только через двадцать дней, и единственное, что сделал участковый, это провёл с мужем женщины «профилактическую беседу» во дворе дома. Это только сильнее разозлило Дмитрия.

После беседы с участковым Дмитрий стал вести себя примерно, притворялся доброжелателем, попутно разрабатывая план расправы. Так, в один день под ложным предлогом Дмитрий посадил Маргариту в свою машину, увёз её в лес и пытал. По воспоминаниям женщины, все это длилось полтора часа, Дмитрий вёл себя спокойно, рассказывал жертве о своих познаниях в области медицины: он выяснил сколько времени человек может выдержать с отрубленными кистями рук. Все это время Маргарита оставалась в сознании даже тогда, когда муж снова усадил её в машину и повёз в больницу, сообщая ей о приливе адреналина, который он испытывал. О том, что испытывала в этот момент женщина, лишившаяся рук, он видимо не думал.

Дмитрия посадили в колонию строгого режима на 14 лет, а уголовное дело удалось завести благодаря общественному резонансу, который вызвал рассказ матери Маргариты о том, что произошло с ее дочерью. Участковый, который безответственно отнёсся к заявлению женщины, отделался увольнением.

Елена Гершман

Елена Гершман, фото соцсети

Муж избивал и измывался над Еленой ещё до рождения ребенка, однако женщина увидела в беременности спасение замужества. У Елены Гершман и её мужа Олега рождается дочь Ева. Она, к несчастью, не исправила ситуацию: Олег продолжил бить жену за то, что она поправилась после родов, стала уделять недостаточно внимания его персоне и плохо содержать совместное жилье. Не остановила мужа и полиция. Когда Олег в очередной раз избил Елену и их дочь, женщина обратилась к представителям правоохранительных органов, однако там её убедили забрать заявление.

Женщина решила подать заявление на развод, после чего её муж выкрал Еву из детского сада. Длительное время Елена через суд добивалась правды, и в конце концов суд обязал Олега вернуть ей ребёнка. Однако на этом все не закончилось, и бывший муж силой отбирает Еву, с которой сбегает в Минск. Лишь с помощью добровольных поисковых отрядов женщине удалось обнаружить свою дочь. Все могло бы закончиться ещё в тот момент, когда женщина обращалась в полицию. Однако её убедили не делать уголовника из её мужа-насильника, это якобы навредило бы репутации дочери, которая около двух лет находилась в серьёзной опасности.

Ирина Петракова

Ирина Петракова, фото соцсети

Впервые, судя по рассказу Ирины Петраковой, муж её ударил, когда она была беременна. При этом о беременности он знал: женщина была на седьмом месяце, и тем не менее, ударил он её именно в живот.

Читайте так же:  Как использовать материнский капитал на квартиру

Изначально Алексей был примерным семьянином, все деньги приносил в дом, заботился, но после того, как женщина забеременела, все изменилось. Избивать Алексей начал Ирину раз в полгода, причины ему были не нужны. По воспоминаниям жертвы, агрессия могла вспыхнуть абсолютно по любому незначительному поводу, даже из-за того, что Ирина могла «не так на него посмотреть». Однажды Алексей побил жену из-за того, что застрял в пробке на выезде из торгового центра, то есть, банально вымещал злобу на человеке, которого когда-то любил. Он знал, что Ирина не может разорвать с ним отношения, ведь она была в зависимом от него положении: в случае развода женщина оказалась бы на улице.

Более того, Ирина любила мужа и винила во всем себя. После того, как он приходил с работы, бежала с детьми на улицу, чтобы Алексей мог отдохнуть. Надеялась хоть как-то исправить отношение мужа к детям: их он не принимал, особенно младшего сына, называя его «ублюдком». Расстраивалась из-за кулинарных промахов, которые могли вывести мужа из себя. Однажды, не выдержав нападения мужа, вызвала полицию и скорую, однако через час мужа отпустили, и он, вернувшись домой, снова накинулся на жену. Не остановил Алексея и развод, и даже после официального расставания с Ириной мужчина продолжил её переодически истязать.

Видео (кликните для воспроизведения).

Во всех четырёх ситуациях, изменивших жизнь этих женщин навсегда, можно видеть безалаберное отношение полиции к проблеме жестокости и насилия, которое происходит в кругу семьи. По мнению жертв и активистов, это происходит из-за того, что с подачи властей страны была проведена декриминализация домашнего насилия.

#ЯНеХотелаУмирать. Истории женщин о насилии в семье, которые они боялись рассказывать

Как россиянки годами терпят избиения и почему закон им не помогает — в обзоре «7×7»

Женщины в России публикуют в соцсетях истории том, как их избивают в семье. Они выкладывают фотографии с синяками, кровоподтеками и нарисованным на теле хештегом #ЯНеХотелаУмирать. О чем они рассказывают своим подписчикам, зачем нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия и как на флешмоб реагируют власти – в обзоре «7×7».

Каждую пятую россиянку хотя бы раз ударили

Один из организаторов флешмоба и соавтор законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия Алена Попова на своей странице в Facebook приводит данные Росстата: за последний год в России насчитали примерно 16 млн жертв домашнего насилия. 38% женщин в России за всю свою жизнь подвергались вербальному насилию, а каждую пятую — хотя бы раз ударили или избили.

В 2019 году «Новая газета» провела хакатон (форум, на котором специалисты из разных областей решают какую-либо проблему сообща) о проблемах дискриминации. Журналист «Медиазоны» Егор Сковорода и его коллеги провели исследование о том, как связаны совершаемые женщинами убийства с домашним насилием. Они проанализировали 2,5 тыс. приговоров об убийствах, которые совершали женщины с 2016 по 2018 годы. В 80% случаев осужденные женщины подвергались домашнему насилию. Другое исследование показало, что в 83% дел осужденные за превышение самообороны женщины защищались от своих партнеров. В 38% обвинительных приговоров упоминалось, что сожитель избивал женщину ранее.

Судья Европейского суда по правам человека от России Дмитрий Дедов в июле 2019 года сообщил, что от россиянок в ЕСПЧ поступило около сотни жалоб на домашнее насилие. О первом решении Страсбургского суда о домашнем насилии в России стало известно 9 июля. ЕСПЧ присудил покинувшей страну жительнице Ульяновска Валерии Володиной компенсацию в 20 тыс. евро за то, что полиция не защитила ее от агрессивного партнера.

Как в России пытались защитить женщин от насилия

Участники флешмоба добиваются рассмотрения в Госдуме проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия». Помимо Алены Поповой над ним работали адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин.

Проект закона в парламент в 2016 году внесли депутат Салия Мурзабаева и сенатор Антон Беляков.

[2]

В нем есть три главные новации:

  • определение понятия домашнего насилия и его видов — экономическое, психологическое, сексуальное.
  • полицейские и судебные охранные ордера — защитные предписания, которые выносят полиция или суд для того, чтобы обвиненный в насилии не мог приближаться к жертве.
  • заявить о домашнем насилии может не только жертва, но и свидетели или другие лица.

Законопроект вернули инициаторам из-за того, что к нему не прилагалось заключения правительства России (этого требует Конституция). С тех пор он «лежит» в архиве.

— Хештэг #ЯНеХотелаУмирать появился не просто так: он посвящен одновременно женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнера в рамках самообороны от домашнего насилия. То есть в трактовке: «я не хотела умирать, поэтому оборонялась от агрессора». Если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты, — считает Алена Попова.

Она и ее единомышленники хотят собрать более 1 млн подписей под петицией с требованием принять законопроект против домашнего насилия. В этом случае шанс его рассмотрения Госдумой в первом чтении уже осенью 2019 года повышается. На момент старта флешмоба (19 июля) под петицией подписались 470 тыс. человек. К 24 июля подписей более 600 тыс.

Без хейтспича, буллинга, харассмента и оскорблений: феминистка Лёля Нордик рассказала об активизме и борьбе с несправедливостью

Истории

Постов о насилии в семье в соцсетях уже сотни. Их пишут женщины всех возрастов и социального положения. Многие женщины-блогеры, а также бизнес-организации (фитнес-студии, школы женского здоровья, салоны красоты) публикуют посты в поддержку жертв избиений и требуют принять закон о профилактике домашнего насилия. «Сколько еще девушек должно погибнуть, чтобы это прекратилось?» — спрашивает участница флешмоба в Twitter.

«7×7» приводит несколько таких историй.

Анна, Киров

— Мой бывший муж душил меня 5 июля 2019 года. Дети были неподалеку. Он предложил на выходные уехать за город, якобы отдохнуть и провести время с детьми. Я не знаю, зачем я туда поехала, но я поехала. И это было ошибкой. Там, в загородном доме его родителей, он сначала унижал меня, а потом повалил на дорожку и душил. Он больше меня и сильнее во много раз, сопротивляться было бесполезно. Я кричала, пока могла. Он сдавил мне горло, я не могла дышать. Я подумала, что сейчас он меня убьет, воплотит в жизнь свои угрозы. Я представила, что дети останутся без мамы. Мне было очень больно и очень страшно. Затем он меня все-таки отпустил. Вышвырнул в кусты мой телефон. Повторюсь, мы были за городом.
Вызвать полицию я смогла только на следующий день 6 июля. Я написала заявление: «прошу привлечь к ответственности». Сейчас на дворе 23 июля. Полиция не сделала ничего. Он каждый день, каждый божий день он унижает меня при детях.

Читайте так же:  Раздел имущества в каких долях

Людмила Власенко, Уфа

— Когда я была первый раз замужем, еще в студенчестве свадьбу сыграли, с первых же дней в браке что-то пошло не так. Он был страшно ревнив, придирался ко всему, его раздражало все, он орал на меня, унижал, много чего было. Через несколько месяцев это случилось в первый раз — он поднял на меня руку и ударил по лицу. Я простила. Я приняла решение, что все, буду уходить, однозначно. Еще около шести месяцев я решалась на этот разговор. Сказала… и, слава богу, выжила… Такого страха я не испытывала никогда, я думала, меня просто убьют. Лицо, голова в крови, синяках, ссадинах, ушибы. Еле сбежала. Я вот что хочу сказать: да, мне повезло, да, хватило смелости уйти, но ведь огромное количество женщин живут, и терпят это насилие в семье, и погибают, оставляя своих деток сиротами.

Татьяна Боровкова, Кемеровская область

— Историй очень много, и часто они заканчиваются трагически. Я сама очень долго жила в страхе, боясь пикнуть, иначе получала шквал побоев, всем, что попадало под руку. Мне повезло, я смогла вырваться из этого ада. А вот моей знакомой нет. Писала кучу заявлений, и толку никакого. Итог: 27 ножевых ранений и двое детей — сироты.

Дарья, Москва

— Я знаю о домашнем насилии не понаслышке. Меня бил муж, а потом просил прощения и говорил, что любит. Помню, как замазывала синяки тональным кремом, чтобы поехать к маме в гости. «Упала, ударилась» — стандартная отговорка. Даже когда я ушла от мужа и жила у родителей, избиения не прекратились. Я писала заявление, снимала побои. Полиция должна была отправить меня на судмедэкспертизу (тогда я не знала об этом), но они не сделали ничего. Сотрудник полиции позвонил мне почти спустя год, чтобы узнать как у меня дела. Муж остался безнаказанным. А если бы был суд, ему выписали бы штраф 5000 рублей. И все.

Ольга Шестакова, Тюмень

— Настоящие синяки выглядят иначе. Глаз опухает и заплывает. Переносица становится шире в два раза. Синяк имеет несколько цветов от желтого до темно-фиолетового. В детстве отчим бил маму, бабушку и меня. Бил по ушам, голове, у меня выступали «подводки» на глазах. В свой день рождения я поехала писать заявление на него. Суд и штраф 5000₽ государству (из нашего семейного бюджета), он продолжил жить с нами. Я ушла из дома в 15. Пять лет назад в ночь с 15 на 16 июля — это была третья годовщина свадьбы плюс я получила диплом о высшем образовании — меня избил бывший муж. С двух часов ночи до семи утра он не давал мне спать и все это время бил, кулаками, ногами, предметами. Он схватил меня за волосы на улице и тащил до квартиры, под окнами у меня выпал телефон и слетела обувь. Я орала всю ночь: «Помогите, он меня убьет! Хватит!», но никто из соседей даже не вызвал милицию.

«Стоит начать с того, что она никому ничего не должна». Как победить стереотипы о женщинах в России

Есть ли шанс избавиться от сексизма и насилия в России — отвечают участники Общероссийского гражданского форума

Что думают о защите женщин чиновники

О законопроекте стали много говорить на федеральном уровне. Глава Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов сказал, что «закон, действительно, очень нужен, потому что сейчас насилие все больше уходит с улиц, а вот домашняя преступность по-прежнему остается сильной».

На пленарном заседании Совета Федерации 23 июля спикер верхней палаты парламента Валентина Матвиенко заявила, что сенаторы изучат возможность усиления законодательства по борьбе с домашним насилием и подготовят свои предложения.

— Честно говоря, мы убедились в том, что реальной аналитики положения дел у нас нет, поэтому мы шарахаемся от одной цифры к другой. Общественные организации дают одну статистику, у правоохранительных органов вообще нет такой статистики или она очень слабая. Давайте со всем этим разберемся и сделаем хорошее нужное дело по защите женщин от семейного бытового насилия, — сказала Матвиенко.

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова 24 июля выступала перед участниками молодежного форума «Территория смыслов». Отвечая на вопросы волонтеров, она попросила их сообщать ей о фактах домашнего насилия и призвала создавать центры для помощи его жертвам.

Софья Шиманская: Недоступность бесплатных абортов приведет к трагическим последствиям для женщин и детей

Общественная активистка из Сыктывкара рассказала на баркемпе о неэффективности запретительных мер

Одно из самых резонансных уголовных дел о домашнем насилии в России — дело сестер Хачатурян. Сестры Мария, Ангелина и Крестина Хачатурян обвиняются в убийстве их отца Михаила Хачатуряна. Их задержали 28 июля 2018 года, на следующий день после убийства. Девушки признали свою вину, но в ходе следствия рассказали, что отец много лет издевался над ними, в том числе совершал сексуальное насилие. Защита настаивает, что сестры находились в безвыходной ситуации и совершили преступление в целях самообороны. Сейчас сестры Хачатурян находятся под стражей и ждут суда.

За время расследования в поддержку сестер Хачатурян в разных городах страны проходили пикеты, онлайн-петицию на имя главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина с требованием прекратить уголовное дело подписали более 300 тыс. человек.

«Если убьёт, мы тебя похороним»: исповедь жертвы домашнего насилия

Сегодня, 10 октября, отмечается Всемирный день психического здоровья. На психику человека могут повлиять разные факторы, но одно ясно точно – отнюдь это не радостные события. «Комсомолка» пообщалась с одной из жертв домашнего насилия Еленой (имя изменено по ее просьбе), которая три года назад сбежала от мужа- тирана и родной матери в Барнаул . Пусть ее случай будет другим наукой. Сегодня мы публикует её исповедь.

«Избил так, что сам испугался»

— Со своим первым мужем я познакомилась в интернете. Начали общаться, а потом, почти сразу, стали жить вместе, так как я хотела поскорее сбежать от родной матери. Мне надоел её гнет, надоело жить по указке. Сначала с мужем жили в селе в Тогульском районе у его родителей. Потом решили переехать в свой дом, но свекровка начала строить козни, психовать, что живем не с ними, и нам пришлось уезжать к моим родителям. Там моя мама потом купила мне дом. После рождения второго ребенка я обналичила материнский капитал, и выкупила его.

Первые три года совместной жизни шли спокойно, но не без ругани. Да и кто вообще живет без неё? Но когда лет шесть прожили уже, тогда и началось. Я лежала с ребятишками в больнице, и никто, никто ко мне не приехал. Никто про детей не спрашивал. Приезжаем домой, а он говорит: «Я люблю другую и ухожу к ней жить». И ушел. Но, видимо, жизнь с любовницей его не устроила. Через год моя дорогая мать притаранила его обратно. Тут и начались пьянки-гулянки, побивал меня часто.

Читайте так же:  Как написать иск в суд на развод

Я говорила, что не хочу жить с ним, и мы разъехались по разным комнатам. Никогда ничего не просила от него. Всё сама. Сама воспитывала детей, сама таскала уголь, дрова, даже готовила ему кушать. А если ему суп, например, не понравится, то эта тарелка с едой могла оказаться у меня на голове . Избиения стали учащаться. И, наверно, ему это стало даже нравиться.

А потом меня откачивали. Тут он, наверно, вошел во вкус. В одну из ночей перед Новым годом мы с детьми легли спать, а тут он пьяный входит в комнату и говорит, что я мол путаюсь с кем-то, изменяю ему, и вообще начал рассказывать детям, какая я плохая, что не хочу с ним жить. Начал избивать на глазах у малышей. Он избил меня так сильно, что сам испугался. Вызвал медиков, они приехали, а я лежу без сознания. Потом две недели еще в больнице лежала.

Самое страшное, что это все происходило на глазах у детей. У одного ребенка начались проблемы с психикой. А произошло это после того, как муж в порыве непонятной ревности полоснул мне горло ножом. Малыш мой стоял рядом и все это видел. Теперь вся его детская энергия выливается в какую-то неконтролируемую агрессию. Его оставили на второй год в первом классе. Занимаемся с психологом и логопедом.

После был суд. Но пришлось пойти на примирение, потому что на меня давили. Адвокат его начала пугать, что судимость отца может испортить детям жизнь: если решат учиться или работать в каких-либо структурах, могут не взять.

«Тебя похороним, детей воспитаем»

После очередного избиения я прибежала к матери, не выдержала, хотелось поплакать, услышать совет какой-то. А она мне: «А что ты ревешь? Иди и живи с ним. Ну убьет, мы тебя похороним, а детей воспитаем». Тогда я и поняла, что надеяться не на кого, пора бежать.

Никто за меня не заступился не раз. Его семья в это дело не лезла, а моя мать – сами знаете. Тогда я собрала вещи, договорилась с одной знакомой, которая помогла с арендой жилья в Казенной Заимке. Взяла детей и билет в один конец. Сначала в коттедже девочки этой пожили семь месяцев, а потом переехали.

Потом снова был суд. Сейчас он платит алименты. Нас не искал – сразу женился на своей любовнице. Но и на этом проблемы не закончились. Моя мать как-то забрала старшего внука к себе в деревню. Через некоторое время я узнаю, что он находится у отца. А потом бывший муж звонит и говорит: «Забирай этого ублюдка, он мне тут не нужен». Я, конечно, сгребла остальных детей в охапку и поехала за 300 км. Когда приехала, то увидела, что сына вышвырнули к нежилому дому. Он там стоял один. И ждал маму.

[1]

Сейчас я в декрете. Год назад родила от любимого мужчины. И жалею, что раньше не ушла. Совет всем девчонкам: не надо терпеть, не надо бояться выйти из зоны комфорта. Я все оставила первому мужу. И пусть сейчас суды, и много всяких неурядиц, но зато я знаю, что могу спокойно спать и жить. Теперь я в безопасности».

Сейчас все родственники из жизни Елены исчезли. И, по всей видимости, для неё это к счастью. Конечно, бывало и такое, что женщина не знала, чем кормить детей. В один момент она наткнулась на страницу благотворительного фонда «Облака». Там дали и одежду, и продукты питания. А потом и юриста, который сейчас помогает ей решить вопрос раздела имущества.

Подсказка КП

Куда обращаться, если тебя дома бьют

Таких как Лена много. О том, куда обращаться и на какую поддержку рассчитывать, рассказала начальник пресс-службы ГУ МВД по Алтайскому краю Светлана Ляпунова.

— Если, к примеру, супруги наносят друг другу телесные повреждения, то необходимо обратиться с заявлением в ближайший отдел полиции. Заявление обязаны принять и провести соответствующую проверку. В рамках действующего законодательства, если дебошир совершает такое правонарушение впервые, то его могут привлечь к административной ответственности, повторно – уже к уголовной. Бывает и такое, что граждане, чаще женщины, подают заявление, но через некоторое забирают его. В таком случае, полиция все равно проводит проверку, — подчеркнула Светлана Ляпунова .

Как справиться с психологической травмой

Барнаульский психолог Елизавета Панёвина добавила, что в России реализуется Федеральная программа помощи людям со сложными жизненными обстоятельствами. В каждом регионе есть кризисный центр для женщин или мужчин, приюты для женщин с детьми или без детей, и другие госучреждения, готовые оказать психологическую и другую поддержку:

— Краевой кризисный центр для женщин (г. Барнаул) – ул. Смирнова, 79. Номер телефона: 8 (385) 234-26-94;

— Краевой кризисный центр для мужчин (г. Барнаул) – ул. Георгия Исакова, 113Е. Номер телефона: 8 (385) 255-12-88.

Что касается психологической травмы, то и от неё, по словам психолога, можно со временем избавиться:

— Чем раньше человек обратится за помощью, тем лучше. Касаемо этой ситуации, если, например, в родительской семье наблюдалось жестокое обращение, то велика вероятность, что ребенок, став взрослым, будет пытаться бессознательно отыграть тот же сценарий и в своей семье. То есть, он либо сам будет проявлять жестокость в семье, либо найдет такого партнера. Но в зрелом возрасте человек уже сам способен понимать, что это насилие, а не особенность, и у него больше возможностей проработать эту травму, чем у ребенка. В любом случае, тут нужна помощь психолога или психотерапевта.

Читайте также:

Видео (кликните для воспроизведения).

Вернулась к родителям без зубов и инвалидом: истории уфимок, переживших домашнее насилие

Статистика неумолима – случаи насилия в семье давно стали обыденной реальностью. Криминальные сводки регулярно пестрят новостями о женщинах, избитых (нередко искалеченных или вовсе убитых) собственными мужьями (подробнее)

Источники

Литература


  1. Делия, В. П. История и методология науки производства / В.П. Делия, Л.Д. Гагут, Ю.А. Гнидина. — М.: Де-По, 2013. — 304 c.

  2. Журнал учета проверок юридического лица, индивидуального предпринимателя, проводимых органами государственного контроля (надзора), органами муниципального контроля. — М.: ДЕАН, 2010. — 872 c.

  3. Дьяченко, Е. Б. Контроль за корпорациями. Доктрина и практика / Е.Б. Дьяченко. — М.: Инфотропик Медиа, 2013. — 142 c.
  4. Кондрашков, Н.Н. Тунеядство: против закона и совести; М.: Юридическая литература, 2012. — 160 c.
Истории женщин домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here