Медицинское насилие над детьми

Домашнее насилие над детьми

Домашнее насилие над детьми

Домашнее насилие над детьми – угрозы, действия насильственного характера, реализующиеся родителями, старшими членами семьи по отношению к ребенку. Выражается в форме физической расправы, сексуального надругательства, экономического давления, психологического прессинга. Дети, подверженные домашнему насилию, страдают от психических расстройств – задержек развития, эмоциональных и поведенческих нарушений, личностного дисбаланса. Для диагностики применяется клинический и психологический метод. Лечение осуществляется с использованием психотерапии, дополняется приемом медикаментов.

Домашнее насилие над детьми

Домашнее насилие называется также семейным, бытовым. Физическому воздействию со стороны родителей регулярно подвергаются 25% детей, 50% испытывали на себе побои, телесные наказания. Акты насилия совершаются в семьях различного социального уровня, культурной, религиозной принадлежности. Среди людей с низким материальным достатком, минимальным образованием более распространены физические формы надругательств. При высоком экономическом уровне семьи, принадлежности родителей к интеллектуальной среде чаще практикуется психологическое насилие, понимаемое как метод воспитания, привития уважения к старшим. Соотношение мальчиков и девочек, испытывающих бытовое насилие, примерно одинаково. При этом сыновья подвергаются более жестоким физическим расправам, дочери чаще становятся объектами сексуальных домогательств.

Классификация

Домашнее насилие классифицируют по содержательному признаку. Выделяют три формы:

  • Физическое насилие. Преднамеренное нанесение вреда физическому состоянию ребенка выражается через побои, повреждения, увечья.
  • Сексуальное насилие. Категория включает предложение, принуждение к действиям сексуальной направленности; демонстрацию половых органов, порнографии; физический контакт, рассматривание гениталий ребенка; фото-, видеосъемку обнаженных детей.
  • Эмоциональное насилие. К данной форме воздействия относится грубое, оскорбительное общение, необоснованная критика, унижения, высмеивание, угрозы, запугивания, шантаж, манипуляции, нанесение увечий любимым животным, уничтожение личных вещей ребенка, игнорирование просьб, попыток взаимодействия.

Лечение последствий домашнего насилия

Дети, подвергшиеся насилию, нуждаются в обеспечении безопасной обстановки. Обследование врачей соматического профиля определяет необходимость госпитализации. Лечение психологических последствий осуществляется психотерапевтом, психиатром. Оно включает:

  • Медикаментозную коррекцию. Лекарственные препараты назначаются для купирования симптомов, препятствующих проведению психотерапии: депрессии, тревожности, импульсивности, страхов, навязчивостей.
  • Индивидуальную психотерапию. Сеансы направлены на освоение техник саморегуляции, устранение страхов, напряженности, поддержание эмоциональной уравновешенности, спокойствия. Целенаправленное самонаблюдение, внешняя речь (письма, монологи) позволяют выявить, оценить собственные чувства, особенности поведения, сформировать представление о личности.
  • Групповую психотерапию. Занятия со сверстниками ориентированы на выработку навыков общения, совместной деятельности, самораскрытия. Способствуют повышению самооценки, формированию уверенности. На сеансах семейной психотерапии присутствуют жертвы и свидетели домашнего насилия. Через обсуждение, отрытое переживание травмирующего опыта вырабатываются новые, продуктивные способы взаимодействия.

Осложнения

Домашнее насилие над детьми формирует отклонения физического и психического развития, сопровождается риском увечий, гибели жертвы. Согласно статистике, 0,5% детей, подвергающихся побоям, получают инвалидность, 0,05% – умирают. Большинство жертв имеют хронические соматические заболевания, требующие постоянного врачебного контроля. Среди психических нарушений преобладает депрессия, невроз навязчивых состояний, суицидальное поведение, расстройства пищевого поведения, синдром приобретенной беспомощности, посттравматическое ллстрессовое расстройство. У детей, переживших сексуальное домогательство, формируется патологическое чувство вины, панические атаки, фобии.

Патогенез

Продуктивное взаимодействие родителей и детей основано на подчинении, оправданном естественным распределением ролей. Большие различия в компетентности дают право старшему, более опытному члену семьи распределять материальные и временные ресурсы, направлять нравственное, интеллектуальное, физическое развитие ребенка. Патологическое подчинение – синоним насилия. Оно не ориентировано на здоровье детей, не способствует гармоничному формированию их личности, базируется на стремлении родителя доминировать, доказывать свою значимость. Из-за психической, физической незрелости ребенок неспособен идентифицировать действия взрослого как противоправные, не может противостоять им. Необходимость адаптироваться к угрозам, унижениям, побоям деформирует эмоционально-личностную сферу. Последствия домашнего насилия рассматриваются в контексте психологической травмы.

Диагностика

Выявлением домашнего насилия, определением последствий занимаются специалисты из различных областей – представители правоохранительных органов, служб социальной и медицинской помощи. Диагностика психических нарушений – задача психиатра, психотерапевта, клинического психолога. Применяются следующие методы:

  • Клинический. Врач-психиатр использует беседу, опрос, наблюдение. В присутствии агрессора (отца, отчима, реже – матери, мачехи) диагностика осложняется его стремлением скрыть правду, подавлением инициативы других членов семьи. Домашнее насилие, его последствия для ребенка определяются врачом косвенно, по особенностям речи, эмоциональных, поведенческих реакций. Беседа с жертвами без присутствия агрессора более продуктивна, предоставляет информацию о характере, продолжительности, последствиях насилия.
  • Психологический. Психолог, психотерапевт применяют методики диагностики эмоционального состояния, личностных особенностей. По данным проективных методов, опросников определяется наличие невротических расстройств, психопатологических черт характера, переживание острой/хронической травмирующей ситуации, дисгармоничность семейных отношений, трудности социализации.

Дифференциальная диагностика результатов домашнего насилия основана на установлении факта насильственных действий, изменениях психического, физического состояния ребенка. При постановке диагноза учитывается заключение педиатра, травматолога, невролога, протоколы полицейских, характеристики педагогов, социальных работников.

Причины домашнего насилия

Причины бытового насилия всегда индивидуальны, связаны с социальным положением агрессора, его воспитанием, морально-нравственными ценностями, ситуационными влияниями. Факторы риска группируются следующим образом:

  • Перенос негативного опыта. Агрессор перенимает особенности внутрисемейных отношений от родителей, переносит физические методы наказания, манипуляции, угрозы на своих детей. Побои, доминирование, унижение являются способами «воспитания».
  • Декомпенсированное психическое состояние. Комплекс неполноценности, неудовлетворенная детская обида, невымещенная агрессия, вспыльчивый неуравновешенный характер, психопатическое расстройство личности родителя – факторы, повышающие вероятность семейного насилия.
  • Асоциальный образ жизни. Алкоголизм, наркомания, преступная деятельность родителей часто сопровождаются насильственными действиями над детьми.
  • Социальный стресс. Рост напряженности между членами семьи может быть вызван разногласиями супругов относительно способов воспитания, внезапной беременностью, разводом, потерей работы, постоянного дохода.
  • Культурные, религиозные нормы. Отдельные системы воспитания рассматривают физическое наказание, психологические манипуляции как способы формирования послушного, «праведного» поведения. Родители используют порку, домашние аресты, принуждают к непосильному труду.

Признаки домашнего насилия

Семейное насилие негативно отражается на физическом, речевом и умственном развитии детей. Эмоциональная сфера характеризуется доминирующим чувством страха, неопределенности. Оно проявляется дистанцированием от окружающих, замкнутостью, пассивностью, тревожностью, депрессией, ночными кошмарами, бессонницей. Развиваются навязчивые действия – обкусывание ногтей, вырывание волос. Невозможность спрогнозировать будущее, предугадать очередную вспышку насилия делает ребенка напряженным, упрямым, несговорчивым, импульсивным, агрессивным.

Читайте так же:  Как взрослому ребенку пережить развод родителей

Дети воспринимают конфликт, повышение голоса, оскорбления, применение физической силы как способ разрешения проблем. Отсутствие опыта установления продуктивного контакта, ведения переговоров, обсуждения чувств лишает возможности заводить дружбу, создавать продуктивные социальные связи, понимать, осознавать собственное эмоциональное состояние, личностные качества. Дети и подростки становятся нелюдимыми, неадекватно реагируют на ситуации межличностного взаимодействия – кричат, дерутся, обзываются, насмехаются, отворачиваются, уходят. Отсутствие представления о себе как об отдельной личности проявляется зависимостью от взрослых, отсутствием самостоятельности, склонностью к употреблению наркотиков, алкоголя.

Прогноз и профилактика

Прогноз последствий, осложнений домашнего насилия над детьми благоприятный при комплексной помощи врачей, психотерапевтов, специалистов социальных служб. Важными условиями для восстановления здоровья ребенка являются создание благоприятной семейной обстановки, комплексная медико-психологическая помощь. Профилактика насилия реализуется через многосекторальные программы, включающие поддержку семей, оказавшихся в кризисных ситуациях, просветительскую работу с родителями, обучение их навыкам воспитания детей. На уровне школ проводятся занятия, информирующие детей об их правах, обучающие распознаванию угрожающих ситуаций, умению отказывать агрессору, сообщать о насильственных инцидентах близкому человеку.

Сексуальное насилие над детьми: ближе, чем кажется

Сексуальное насилие над детьми — это не то, что где-то случилось с кем-то. Это то, что происходит повсеместно, просто об этом принято молчать, а не говорить. «Литтлван» выслушал истории тех, кто знает о проблеме не понаслышке и спросил экспертов, как пережить этот ужас и не допустить, чтобы это происходило с нашими детьми.

«Мне было лет девять. Мы с другом Ромкой жили на одной лестничной площадке, квартиры — стена к стене. Ходили друг к другу по сто раз в день. Родители говорили: «Спрашивай, кто звонит». Я кивала и не спрашивала. Что спрашивать, если это опять Ромка? В тот раз не спросила тоже. Мужчина зашел по-хозяйски в прихожую, спросил: «Ты играешь на фоно?». Я кивнула. Он сказал: «Сыграй мне!». Я открыла ноты, начала играть Бетховена, сбилась, посмотрела на него — он стоял, достав член. Меня парализовало.

Тут в подъезде раздались какие-то звуки, мой гость разволновался, выглянул. Мне хватило ума захлопнуть дверь и позвонить Роминому папе, милиционеру: «Ко мне сейчас приходил дядя без трусов!». Его мы так и не нашли — лица я не запомнила. Но запомнила, что мне очень повезло. Увы, так повезло не всем».

Страшные воспоминания детства: отец, отчим, братья, сосед, учитель, друг семьи, киномеханик…

Марина: «У меня был отчим. Отношения не сложились — он был жестоким. Однажды, когда мне было 11 лет, в длительное отсутствие мамы он залез ко мне под одеяло. Я активно сопротивлялась. Больше попыток насилия не было, но я дико этого боялась. И как только появилась первая возможность уйти из дома, я это сделала».

Екатерина: «Когда мне было от года до трех, мама с папой брали меня в кровать. Отец просил держать его за член. Я подросла и начала убегать, но родилась младшая сестра, и ей они говорили делать то же самое. Когда уже после смерти отца рассказала маме, что я все помню, она закричала: «Ты была маленькая, ты не можешь этого помнить!». С тех пор мать старается никогда со мной не оставаться наедине».

Аня: «Меня с 5 до 6 лет насиловал сосед, которого просили со мной посидеть. С ним оставляли всех детей нашего подъезда. Мне было очень больно и очень страшно. Он снимал с меня колготки и сажал на свой огромный член. Я говорила взрослым, что не хочу больше сидеть с соседом, но они меня не слушали».

Андрей: «Наш завуч, закрыв дверь в пионерской комнате, сажал меня на колени и целовал в губы. Я учился тогда в начальной школе. Он говорил: «Не бойся, я тебе как папа». А я боялся, но не мог ничего сделать. И закричать не мог. И сбежать не мог. Я маленький, а он большой. Это повторялось раз за разом. Потом я вырос. Я его видел недавно на улице. Он выглядит как бомж. Подошел ко мне, спрашивает: «Ты помнишь меня?». А я, конечно, помню, но говорю: «Нет!». А самому не так страшно, как тогда, но все равно страшно. И очень брезгливо. Я бы хотел, чтобы этого со мной не было».

Анна: «С 3 до 6 лет меня насиловали старшие братья».

Юля: «Мне было страшно и стыдно признаться маме, что отчим сажает меня на колени, заставляет смотреть порнофильмы и держать член. Он сказал, что если я признаюсь, она убьет меня за то, какая я мерзкая и плохая, и они будут прекрасно жить вдвоем».

Оксана: «Меня насиловал друг семьи. Меня учили быть послушной — и я слушала его и шла, когда он меня звал. А потом узнала, что это называется «изнасилование», рассказала маме, и она мне поверила. И его посадили в тюрьму».

Василиса: «В лагере летом мы ходили в кино. Когда закончился фильм, я шла последняя и, увидев приоткрытую дверь в кинорубку, заглянула туда. А там киномеханик. Сначала поманил, а потом закрыл передо мной дверь на железный крюк: «Я тебя не выпущу! Только если ты меня поцелуешь!». Я скривилась, но чмокнула его в щеку. А он сказал, что надо поцеловать по-взрослому. Мне было страшно и стыдно. Но я сказала, что сейчас громко закричу и что целоваться по-взрослому не умею. Он меня выпустил. Я никому не рассказала об этой истории — ощущала себя виноватой и причастной к чему-то запретному. Считала, что ненормальный не он, а я, так как не ушла со всеми и спровоцировала ситуацию своим любопытством».

Читайте так же:  Заявление на днк на установление отцовства

Мы больше не будем молчать!

В декабре 2018 года основатель петербургской благотворительной сети магазинов «Спасибо» Юлия Кулешова призналась, что с 5 лет подвергалась сексуальному насилию со стороны отчима. Ее история, опубликованная на интернет-портале «Такие дела», у многих перевернула восприятие проблемы сексуального насилия. В монологе Юлии — классическая история ребенка, который испытывал насилие, молчал о том, что происходит, и не имел возможности быть услышанным.

23 женщины только из моего окружения в детстве были неоднократно изнасилованы отцами, отчимами, дядями, братьями, дедушками. Это те люди, которых я знаю лично. Часто первый раз происходил до школы.

Спустя несколько дней после публикации Юля объявила о создании сообщества тех, кому пришлось пережить подобное: «На первых встречах в Москве и Петербурге мы собрались вместе, чтобы посмотреть друг на друга и побыть рядом. Вот так прийти, признаваясь в своей беде другим, снять куртку, невзначай заговорить с соседкой — очень страшно и требует большого мужества после десятилетий стыда и одиноких самокопаний. И вдруг оказывается, что то, что я так боялась, таясь в темном углу, — это я зря. Наша встреча для меня — огромная, бесконечная, светлая радость. Теперь мы вместе. Будем поддерживать друг друга. Делать важное, чтобы меньше детей сегодня и завтра прошли через наш опыт. И да, молчать мы больше не будем!».

По мировой статистике сексуальному насилию подвергается 1 из 3 девочек до 18, и 1 из 5 мальчиков.

Сексуальное насилие в 90% случаев происходит в семье и близком окружении ребенка.

Как помочь и предотвратить?

«Чтобы глубже узнать проблему, я обратилась к руководителю Института социального проектирования в поддержку семьи и детства, психологу Марине Буняк. И узнала, что при проведении институтом семинара «Как помочь ребенку, пережившему насилие?» 40% участников приходят не за обучением, а чтобы наконец-то помочь себе в безопасной обстановке осуществить встречу со своей травмой! Многие участники после семинара становятся клиентами личной терапии.

Из опыта работы института хочу отметить:

  • масштаб проблемы значительно больше, чем мы его себе представляем;
  • нет культуры обращения к специалистам по этой теме;
  • нет методологического психолого-педагогически обоснованного стандарта работы с обращениями в данной теме в госорганах. Сотрудники учреждений не знают, как обсуждать эту тему, что и как можно говорить и как не ретравмировать;
  • родители часто не готовы услышать и не знают, как обходиться с информацией о насилии, и часто родитель сам травмируется и становится деструктивным и избегающим;
  • в ситуации, когда родитель не взял на себя ответственность за случившееся, эту ответственность пожизненно несет ребенок. Такие «замершие» ситуации насилия неизбежно влияют на становление личности, на выстраивание отношений и последующую жизнь;
  • очень важно, чтобы эта тема начала подниматься в обществе. Сейчас неготовность говорить про насилие происходит на всех уровнях — на уровне общества, семьи и самой жертвы».

«Эта тема часто вызывает страх и отрицание: «Со мной это никогда не случится», или «Жертва сама виновата, это она все спровоцировала». Но нет же! Сексуальное насилие происходит здесь и сейчас. Как в цивилизованных странах, так и в нецивилизованных. Как в бедных семьях, так и в богатых и успешных (либо в случае психического нездоровья, либо у крайне непорядочных — бывает, что семьи могут даже усыновлять ребенка с этой целью). Но разница между этими странами и семьями состоит в том, что в случае бедности у слабого нет прав и защиты — за подобное взрослого мужчину могут даже не порицать. В это же время в цивилизованных странах за такие действия последует штраф, контроль органов опеки и наказание вплоть до тюремного.

Что делать сегодня, чтобы наши дети были защищены?

  1. Физически не оставлять их в ситуации, где они могут подвергнуться сексуальному насилию.
  2. Не оставлять их наедине с малознакомыми родственниками.
  3. Обучать детей тому, что такие ситуации существуют, и если такое происходит, то это не их вина, а того человека, который совершает преступление.
  4. Многим детям понятно, что тот, кто ворует кошельки и отбирает телефоны — преступник. Так вот: тот, кто совершает действия сексуального характера по отношению к ребенку, — тоже преступник. И поэтому необходимо разговаривать обо всем, что происходит, с мамой или папой — чтобы взрослые могли остановить эту историю.

Но глобально мой совет больше: я желаю взрослым научиться зарабатывать намного больше денег, вырасти профессионально и переехать жить в благополучный район или даже сменить страну на благополучную, где проблема сексуального насилия стоит не так остро, как в России».

Виды насилия над детьми

1. Физическое насилие — действия или отсутствие действий со стороны родителей или других взрослых, в результате которых физическое или умственное здоровье ребенка нарушается или находится под угрозой повреждения. Например, телесные наказания, удары ладонью, пинки, царапанье, ожоги, удушение, грубые хватания, толкание, плевки, применение палки, ремня, ножа, пистолета и т.д.

Влияние на ребенка (поведенческие и психологические индикаторы):

  • при повреждении любых органов тела происходит нарушения в органах чувств, задержка развития, малоподвижность;
  • дети могут становиться агрессивными, тревожными, что сказывается на их отношении с другими людьми;
  • могут быть необычайно стеснительными, нелюбопытными, избегать сверстников, бояться взрослых и играть только с маленькими детьми, а не с ровесниками;
  • страх физического контакта, боязнь идти домой;
  • тревога, когда плачут другие дети, тики, сосание пальцев, раскачивание.

Медицинские индикаторы физического насилия над ребенком:

  1. Раны и синяки:
    — разные по времени возникновения;
    — в разных частях тела (например, на спине и груди одновременно);
    — непонятного происхождения;
    — имеют особую форму предмета (например, имеет форму пряжки ремня, ладони, прута).
  2. Отказ от медицинской помощи, противоречивые показания о происхождении повреждений.
  3. Повторяющаяся госпитализация.
Читайте так же:  Отказ от стационарного лечения ребенка
Видео (кликните для воспроизведения).

В подростковом возрасте, периоде взрослости, в семейной жизни лица, подвергавшиеся физическому насилию в детстве, могут быть жестоки с окружающими. Очень важным отличием жертв во взрослом возрасте является неспособность справляться с проблемами, а также искать и получать помощь от окружающих людей. Когда ребенок-жертва не получает помощи от собственных родителей, это подрывает его способности к поиску помощи и взаимоотношениям с людьми в будущем.

Взрослые, пережившие в детстве насилие, так же, как и большинство жертв жизненных травматических событий, страдают либо от пониженного, либо от повышенного контроля за своими чувствами, импульсами, уровнем тревоги. Оказалось, что когда дети-жертвы достигают взрослости, они имеют существенный риск обнаружить психопатологию. Следующие черты характеризуют взрослого человека, не справившегося с травмой насилия в детстве:
1. жестокость, насилие, отсутствие заботы в семье;
2. хаотичная или дезорганизованная семья;
3. потеря интереса и неприятие подростка семьей;
4. низкое качество общения членов семьи между собой;
5. саморазрушающее поведение

2. Отсутствие заботы о детях — невнимание к основным нуждам ребенка в пище, одежде, жилье, медицинском обслуживании, присмотре.

Влияние на ребенка:

  • не растет, не набирает подходящего веса или теряет вес. Ребенок постоянно голодает, попрошайничает или крадет пищу;
  • брошенный, без присмотра, не имеет подходящей одежды, жилища;
  • нет прививок, нуждается в услугах зубного врача, плохая гигиена кожи;
  • не ходит в школу, прогуливает школу, приходит в школу слишком рано и уходит из нее слишком поздно;
  • устает, апатичен, отклонения в поведении, вандализм.

3. Эмоционально дурное обращение с детьми (психическое насилие):

  • обвинение в адрес ребенка (брань, крики);
  • принижение его успехов, унижение его достоинства;
  • отвержение ребенка;
  • длительное лишение ребенка любви, нежности, заботы и безопасности со стороны родителей;
  • принуждение к одиночеству;
  • совершение в присутствии ребенка насилия по отношению к супругу или другим детям;
  • похищение ребенка;
  • причинение боли домашним животным с целью запугать ребенка.

Влияние на ребенка:

  • задержка в физическом, речевом развитии, задержка роста (у дошкольников и младших школьников);
  • импульсивность, взрывчатость, вредные привычки (сосание пальцев, вырывание волос), злость;
  • попытки совершения самоубийства, потеря смысла жизни, цели в жизни (у подростков);
  • уступчивость, податливость;
  • ночные кошмары, нарушения сна, страхи темноты, боязнь людей, их гнева;
  • депрессии, печаль, беспомощность, безнадежность, заторможенность.

4. Сексуальное насилие над детьми — любой контакт или взаимодействие между ребенком и человеком, старше его по возрасту, в котором ребенок сексуально стимулируется или используется для сексуальной стимуляции. Это:

  • ласка, эротизированная забота;
  • демонстрация половых органов, использование ребенка для сексуальной стимуляции взрослого;
  • изнасилование с применением силы, орально-генитальный контакт;
  • сексуальная эксплуатация (порнографические фотографии с детьми);
  • проституция.

Влияние на ребенка:

  • ребенок обнаруживает странные (причудливые), слишком сложные или необычные сексуальные познания или действия;
  • может сексуально приставать к детям, подросткам, взрослым;
  • может жаловаться на зуд, воспаление, боль в области гениталий;
  • может жаловаться на физическое нездоровье;
  • девочка может забеременеть;
  • ребенок может заболеть болезнями, передающимися половым путем;
  • скрывает свой секрет (сексуальные отношения со взрослыми или со сверстником) из-за беспомощности и привыкания, а также угрозы со стороны обидчика.

Если хотя бы на один из этих пунктов есть ответ «да», то необходимо обратиться за помощью.

[2]

ЕСЛИ РЕБЕНОК (ПОДРОСТОК) ГОВОРИТ ВАМ, ЧТО ПОДВЕРГАЕТСЯ НАСИЛИЮ, ТО:

  • поверьте ему. Он не будет лгать о пережитом издевательстве, особенно если он рассказывает очень эмоционально, с подробностями, эмоции соответствуют пережитому состоянию;
  • не осуждайте его. Ведь совершил насилие другой человек, а пострадал ваш ребенок;
  • внимательно, спокойно и терпеливо выслушайте его, показывая, что понимаете всю тяжесть его страдания;
  • не преуменьшайте его боли, говоря, что «не случилось ничего страшного, все пройдет…»;
  • не отвергайте его: если он, обратившись к вам, встретит осуждение, страх, гнев, то это может нанести ему более глубокую рану, чем само насилие.

[1]

Дети из семей, в которых практикуется насилие

Медицинское насилие над детьми

Дети, подвергающиеся насилию, могут оказаться на приёме у врача, в клинике, а также у медицинского или среднего медицинского персонала общественных учреждений. Кроме того, они могут быть направлены социальными службами или полицией для медицинского освидетельствования. Во всех случаях необходимо выполнять рекомендации местного комитета обеспечения безопасности детей.

Медицинская консультация должна проводиться так же, как и при любом другом клиническом состоянии, с полным сбором анамнеза и обследованием. Она более плодотворна, если проводится внимательно и заинтересованно, без обвинения или осуждения. Любые травмы или клинические признаки следует отмечать, оценивать, записывать и отражать на карте тела, а также фотографировать (с согласия родителей).

Рост, вес и окружность головы нужно регистрировать и наносить на график центилей. Необходимо обратить внимание на взаимоотношения ребёнка и родителей. Все заметки должны быть тщательно собранными, с установлением даты и времени, подписанными. Необходимо начать лечение специфических травм, а также провести анализ крови и рентгенографию.

Если подозревается или подтверждается факт насилия, нужно принять решение о том, требуется ли ребёнку немедленное лечение или незамедлительная защита от дальнейшего вреда. Если это тот самый случай, можно осуществить госпитализацию, которая, кроме того, позволяет проводить мультидисциплинарные диагностические процедуры.

Если родителям деликатно объяснить, большинство из них соглашаются на получение медицинской консультации для госпитализации с целью наблюдения и обследования. В некоторых случаях это невозможно, тогда требуется решение суда. Необходимо убедиться в безопасности других детей в семье. Если нет необходимости в лечении, однако существуют подозрения, что ребёнку небезопасно возвращаться домой, его можно поместить в приют.

Читайте так же:  Подать на развод украина без мужа

В дополнение к детальному медицинскому обследованию требуется оценка со стороны социальных работников и других специалистов системы здравоохранения. Созывается конференция, посвященная защите прав ребёнка в соответствии с местными рекомендациями. В Великобритании конференцию возглавляет старший член департамента социальной службы или Национального общества по предотвращению жестокого обращения с детьми.

Среди членов конференции должны присутствовать социальные работники, патронажные медицинские сестры, полиция, терапевт, педиатры, учителя и адвокаты. Все чаще родители посещают всю или часть конференции. Обсуждают детали инцидента, приведшего к созыву конференции и условия в семье. Крайне важно достижение хорошего диалога и доверия в рабочих отношениях между профессионалами, поскольку бывает сложно оценить вероятность преднамеренного нанесения травмы и возможный исход процессуальных действий. На конференции решают:
• будет ли имя ребёнка занесено в Реестр защиты детей;
• необходимо ли заключение суда для защиты ребёнка;
• какие последующие мероприятия необходимы.

Если ребёнок зарегистрирован в Реестре защиты детей, департамент социальной службы разрабатывает план защиты и помощи ребёнку, который включает дальнейшее медицинское обследование в различных инстанциях.

В Великобритании проводят большое количество заседаний судов, посвященных защите детей.

После смерти от жестокого обращения девочки Виктории Климбе в сообществе Ламинг были даны рекомендации по улучшению взаимодействия между службой здравоохранения, социальной службой и полицией, и вся ответственность по защите детей лежит как на старших управляющих, так и на младшем персонале.

Наоборот, после того, как несколько матерей были обвинены в убийстве своих грудных детей, а затем оправданы, было установлено, что:
• родителей не следует обвинять в жестоком обращении с ребёнком только на основании доказательств в виде заключений экспертов;
• доказательная база по вопросу о жестоком обращении с ребёнком должна систематически пересматриваться.

Подход к решению вопроса о жестоком обращении с ребёнком во всех формах должен быть скоординированной, постоянной, мультидисциплинарной командной работой. Интересы ребёнка должны быть превыше всего для каждого специалиста, которые должны защитить его от вреда, однако при этом необходимо избежать ложных обвинений.

Жестокое обращение с ребёнком:
• Это ответственность всех врачей, которую нельзя избегать или игнорировать, потому что она поднимает сложные вопросы с возможным рассмотрением в суде.
• Имеет различные формы — физическое насилие (преднамеренное нанесение травм), пренебрежительное отношение, эмоциональное насилие, сексуальное насилие, сфабрикованные или индуцированные заболевания.
• Подозревается, если анамнез и травма не соответствуют предполагаемой травме (например, кровоизлияния или ожоги или ошпаривания; наличие субдурального кровоизлияния или кровоизлияния в сетчатку; тип перелома); однако, хотя эти травмы предполагают, они не являются критериями диагноза и не должны рассматриваться поодиночке.
• Если есть подозрение — следуйте принципам обеспечения безопасности ребёнка. Изучите весь анамнез и проведите исследования с детализацией и документированием любых повреждений. Решите, нуждается ли ребёнок (и его братья и сестры) в немедленной защите и требуются ли исследования. Требуется оценка социальными работниками и другими специалистами системы здравоохранения и созыв конференции по защите ребёнка.

Не только сестры Хачатурян. Жестокость к детям, немое свидетельствование и насилие в российских семьях

В российское законодательство может быть введена уголовная ответственность за домашнее насилие. Ежегодно в России около 17 тысяч детей разного возраста подвергаются физическому насилию. «Сноб» собрал наиболее резонансные случаи жестокого обращения с детьми за последние два месяца и поговорил о семейном насилии с психологами

1 августа 2019 18:18

23 июня стало известно, что в Дагестане четырехлетняя девочка умерла от травм, нанесенных мачехой. Девочка попала в больницу с тяжелой закрытой черепно-мозговой травмой в конце января 2019 года. Судмедэксперты установили, что ребенка били по голове тупым предметом. Мачеху обвинили в умышленном причинении вреда здоровью, повлекшем смерть, заведено уголовное дело.

22 июля в сети появился ролик, на котором видно, как мать кричит на сына и избивает его: наносит удары по голове, выкручивает руки, швыряет его. Мальчик держится за нее руками, пытаясь защититься. Причиной такого «наказания» стало то, что ребенок забыл пакет в банке, в который они заходили перед этим. Сейчас по этому делу ведутся проверочные мероприятия и устанавливаются все обстоятельства случившегося.

23 июля на Кубани следователи возбудили уголовное дело в отношении мужчины, державшего сына в сарае. Отец обмотал металлической цепью шею ребенка и закрепил ее за деревянную ножку стеллажа. Мальчику удалось сбежать. Он рассказал, что вечером его приковывали цепью, а днем заставляли работать. Сейчас ребенок в реабилитационном центре, а следователи проверяют, не совершал ли отец других противоправных действий в отношении сына.

24 июля на лестничной площадке одного из домов поселка Мга Кировского района обнаружили искалеченную девочку. Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении 57-летней женщины, которая по просьбе матери девочки в тот момент присматривала за ребенком. Предположительно, женщина в состоянии алкогольного опьянения избила трехлетнюю девочку кухонным молотком.

30 июля суд приговорил к пожизненному заключению жителя Забайкалья Владимира Паукова за убийство ребенка. Мужчина пытался научить пятилетнего пасынка читать. Когда ребенок стал противиться требованиям отчима, тот избил его мухобойкой и несколько раз бросил об пол с высоты собственного роста. Мальчик умер на месте. Когда мать ребенка вернулась домой, Пауков не позволял ей вызвать полицию и скорую.

Елена Баканова, завкафедрой психологии Международного института монтессори-педагогики:

В последнее время новости о насилии над детьми все чаще появляются в СМИ, потому что общество стало отдавать себе отчет в том, что проблема действительно существует. Происходит это в том числе благодаря тем женщинам, которые вслух заговорили о насилии по отношению к себе. Это, безусловно, позитивная тенденция, потому что информационный поток помогает привлечь внимание к проблемам наиболее незащищенных слоев населения. В результате само общество становится более осознанным. 15 лет назад не могло возникнуть даже разговора о введении в Уголовный кодекс пункта о телесных наказаниях детей. Формулировка «жестокое обращение с детьми» встречается в 156-й статье Уголовного кодекса, однако ее трактовка остается расплывчатой.

Читайте так же:  Загс советского района подать на развод

Детско-родительские конфликты в значительной степени связаны с тем, что взрослые должны выполнять множество рутинных задач, при этом совмещая множество других социальных ролей. Часто это сопровождается негативными эмоциями, отрицательно сказывается на внутреннем психологическом состоянии родителей и, в конечном итоге, приводит к тому, что этот негатив выплескивается на детей, а регулярные шлепки и подзатыльники становятся нормой.

Важно понимать, что, подвергаясь насилию, ребенок не только переживает стресс. У него формируется модель поведения, которую он, возможно, будет воспроизводить во взрослом возрасте. Если телесно наказывают мальчика, он становится агрессивным, понимает, что ему можно бить окружающих. А если бьют девочку, у нее закрепляется установка, что применять физическую силу по отношению к ней — норма.

В России ситуация с жестокостью по отношению к детям может быть связана с историческим опытом. Запрет на телесные наказания в отношении взрослых был введен только в начале ХХ века, до этого они были нормой. Сегодня более чем в 50 странах уже есть законы, предусматривающие уголовное наказание за насилие над детьми. Например, в Финляндии или Германии, увидев или услышав, что ребенка бьют, вы должны сообщить об этом в специальные органы.

Также открытым остается вопрос немого свидетельствования — ситуации, когда окружающие замечают случаи насилия над детьми, но не знают, что предпринять. Для того чтобы люди понимали, как правильно реагировать в тех случаях, когда они видят жестокость по отношению к детям, необходим закон, который бы четко определил алгоритм действий.

[3]

Как же тогда наказывать детей так, чтобы не травмировать их психику? Важно помнить, что преступление — это, прежде всего, нарушение принятых в обществе норм. Поэтому сначала нужно объяснить ребенку, какие нормы в принципе существуют. Цель наказания — научить следовать правилам социального поведения и создать условия для того, чтобы неправильные действия не повторялись, а не нанести ребенку физические или психологические увечья.

Евгения Забурдаева, практикующий психолог, психотерапевт:

Сегодня все чаще открыто говорят о проблеме родительского выгорания, которое становится причиной насилия над детьми. Как правило, это результат целого комплекса причин. Во-первых, родители-насильники зачастую сами бывшие жертвы насилия или свидетели насилия в семье, и они проецируют собственный внутренний конфликт на своих детей. Во-вторых, современное общество предъявляет к родителям как никогда высокие социальные ожидания: ребенок будто бы становится проектом своей семьи, а родителей судят по тому, насколько «успешно» они его реализуют. Такое давление зачастую приводит к тому, что родители не справляются с психологическим напряжением и срываются на ребенке.

Изменить ситуацию можно только с помощью популяризации этой проблемы: важно рассказывать о родительском выгорании, отсутствии эмоциональной и социальной поддержки родителей, особенно воспитывающих детей в одиночестве. Например, мать-одиночка из Кирова, которая оставила дочь на три дня одну дома, не была готова к материнству, воспитывала ребенка одна и была морально истощена. Это не оправдывает ее поступка, однако о факторах, спровоцировавших трагедию, тоже не следует забывать.

Более того, необходимо открыто говорить и о том, что агрессор одновременно выступает и в роли жертвы, и ему тоже нужны помощь и поддержка. Например, если вы видите, как родитель не справляется и выходит из себя, можно предложить ему помощь, посидеть с ребенком, дать родителю отдохнуть. Если есть возможность, можно попробовать разделить членов семьи на какое-то время, чтобы взрослый мог успокоиться и прийти в себя. Разумеется, если вы становитесь свидетелем физического насилия над ребенком и видите, что существует угроза его жизни, необходимо обратиться в органы опеки или правоохранительные органы. Однако делать это нужно только в том случае, когда ситуация действительно представляет опасность.

Видео (кликните для воспроизведения).

В случае домашнего насилия в помощи нуждаются как родители, так и дети. Часто ребенок не осознает себя жертвой насилия — он думает, что заслуживает такого отношения, потому что он плохой. У него формируется установка, что с ним, с его телом можно так поступать. Это приводит к тому, что впоследствии, во взрослой жизни, он снова становится жертвой насилия или же агрессором в собственной семье. Чтобы избежать этого, человеку прежде всего нужно понять, что он, будучи ребенком, не был виноват в произошедшем. Для этого необходимо проработать ситуацию у психолога и осознать, что причиной насилия были внутрисемейные нарушения, пережить сложные чувства по этому поводу. И только после такого анализа психологическое исцеление жертвы насилия становится возможным.

Подготовили: Ксения Праведная, Диана Антипина

Источники

Литература


  1. Королев, А. Н. Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 года №294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» / А.Н. Королев, О.В. Плешакова. — М.: Деловой двор, 2009. — 160 c.

  2. 20 лет Конституции Российской Федерации. Актуальные проблемы юридической науки и правоприменения в условиях совершенствования российского законодательства. Четвертый пермский международный конгресс ученых-юристов (г. Пермь, 18-19 октября 2013 г.): моногр. . — М.: Статут, 2014. — 643 c.

  3. Репин, В.С. Настольная книга нотариуса (теория и практика); М.: Юрилическая литература, 2013. — 288 c.
  4. Файфер, Боб Удвойте ваши прибыли; М.: Юнити, 2011. — 143 c.
Медицинское насилие над детьми
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here