Митинг закон о домашнем насилии

На петербургский митинг против закона о домашнем насилии пришли около 100 человек

В Петербурге 24 ноября на площади Ленина прошла акция противников закона о профилактике домашнего насилия. Митинг собрал около 100 человек.

В нем приняли участие представители движения «Патриоты Великого Отечества», ЛДПР и НПСР, сообщает «Закс.ру».

Госдума РФ намерена рассмотреть законопроект о домашнем насилии. Его авторы предлагают ввести комплекс для защиты пострадавшей стороны, в том числе выдачу охранных ордеров, запрещающих агрессорам приближаться к жертвам. Дискуссия вокруг домашнего насилия возобновилась в России после того, как в 2017 году вступил в силу закон о декриминализации побоев. В октябре текущего года в Госдуме состоялись парламентские слушания по очередной версии законопроекта.

Накануне в парке Сокольники в Москве состоялась аналогичная акция.

В Сокольниках пройдет митинг против закона о домашнем насилии

23 ноября в парке Сокольники в Москве пройдет согласованный митинг «в защиту традиционных духовно-нравственных ценностей и традиционных семей и недопущения принятия закона о семейно-бытовом насилии в России». Акция пройдет с 13:00 до 16:00 на территории Зеленого театра, заявленное количество участников — до 1,5 тыс.

Напомним, дискуссия вокруг домашнего насилия возобновилась в России после того, как в 2017 году вступил в силу закон о декриминализации побоев. В октябре 2019 года в Госдуме прошли парламентские слушания, посвященные очередной версии проекта о профилактике домашнего насилия. Законопроект предполагает выдачу охранных ордеров, запрещающих агрессорам приближаться к жертвам.

Летом 2019 года в социальных сетях более полумиллиона пользователей подписались под петицией о принятии закона о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него.

О том, как решение ЕСПЧ подняло вопрос об изменении законодательства,— в материале “Ъ” «Россия расплатится за домашнее насилие».

Жертва домашнего насилия о своих исках к России в ЕСПЧ — в материале “Ъ” «»Я поняла, что родная страна меня не защитит»».

В Госдуме предложили ужесточить закон о домашнем насилии

Авторы законопроекта о домашнем насилии решили внести изменения в документ.

В поправках предлагается ужесточить закон. В частности, его действие предлагают распространить не только на жертв домашнего насилия, но и на их иждивенцев, чтобы домашний тиран не могут причинить вред, например, детям или старым родителям. Кроме того, за повторное нарушение предлагается наказывать не штрафом, а исправительными или обязательными работами.

Также в поправках уточняется, что защитный ордер будет запрещать насильнику приближаться к своей жертве ближе чем на 50 метров. Ранее в законопроекте об определенном расстоянии не говорилось.

Авторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина и Ольга Савастьянова, а также правозащитница Алёна Попова. Сам законопроект еще не внесен в Госдуму.

[2]

Отметим, что законопроект, в котором четко описывается термин «домашнее насилие» и вводится юридическое понятие «преследование», вызвал неоднозначную реакцию в обществе. Так, противники нового закона организовали митинг в Москве, а авторы инициативы пожаловались, что начали получать угрозы.

Бьет — не значит любит: как защитить жертв домашнего насилия

В Госдуме пообещали к 1 декабря закончить работу над законопроектом о домашнем насилии. Там уже появилось абсолютно новое для нашей страны юридическое понятие — «преследование». Остановит ли новый закон супругов-тиранов и как сегодня защищают жертв домашнего насилия?

Как в Москве митинговали против закона о домашнем насилии

Российские семьи разрушают НКО, феминистки, представители ЛГБТ, а статистика домашнего насилия в стране преувеличена, уверены организаторы митинга. Репортаж DW.

Митинг в парке «Сокольники»

Около 200 человек пришли в парк «Сокольники» в Москве в субботу, 23 ноября, на митинг против принятия закона о домашнем насилии. Организаторы акции призывали защитить российские семьи от феминизма и ЛГБТ, а наиболее радикальные из выступавших грозили инициаторам законопроекта расстрелом. Почему православные активисты не согласны с законом о домашнем насилии и что предлагают вместо него? На митинге побывала корреспондент DW и поговорила с его участниками.

«Сорок сороков»: цифры жертв домашнего насилия преувеличены

Митинг «За семью» был назначен в час дня в гайд-парке в «Сокольниках». Выступить против законопроекта о домашнем насилии, который только готовятся внести в Госдуму, призвало движение православных активистов «Сорок сороков». Его основали еще в 2013 году композитор Андрей Кормухин и спортсмен Владимир Носов. Оба они пользуются поддержкой РПЦ. Против движения не раз выступали различные депутаты Госдумы и просили проверить его деятельность на экстремизм.

Поддержать митинг пришло несколько священников. Один из них, протоирей Всеволод Чаплин в разговоре с корреспондентом DW высказал предположение, что закон «проталкивают во внешнеполитическом блоке администрации президента, который пытается таким образом понравиться Совету Европы и европейским правительствам». По его словам, новый закон против домашнего насилия никак не отразится на работе полиции, которая реагирует на звонки о побоях фразой: «Убьет, тогда звоните». Он — всего лишь повод для НКО заработать бюджетных денег.

В это время Андрей Кормухин со сцены рассказывал о преувеличенных цифрах жертв домашнего насилия в России. «Если в стране 16 млн женщин пострадало, то это в каждой четвертой семье должны быть такие. Есть у вас с каждой четвертой семье истязания?», — спросил он собравшихся перед сценой. «Нет», — прокричало сто человек с флагами движения «Сорок сороков» и партии ЛДПР.

Следом к микрофону прошел отец семерых детей и позвал свою беременную жену: «Иди сюда, покажи, что нет у тебя синяков!».

Бьет — значит, пьет

Противница закона «О домашнем насилии»

55-летняя Светлана пришла на митинг с внуком. Она уверена, что против домашнего насилия уже есть все законы, нужно просто заставить работать хорошо полицию и ввести личную ответственность, если полицейский проигнорировал звонок жертвы. Она также уверена, что нужно бороться с причинами насилия — компьютерными играми, «реками крови» по телевидению и алкоголизмом. По поводу последнего она хочет написать обращение Владимиру Путину — ей не нравится, что в супермаркетах продают так много алкоголя. Слово «ювенальная юстиция» она воспринимает как ругательное и против того, чтобы кто-то со стороны вмешивался в дела семьи.

Читайте так же:  Какой штраф за несвоевременную смену фамилии

Фразу о том, что муж чаще всего бьет жену из-за пьянства, можно не раз было услышать со сцены. Организаторы даже предложили объявить 2020-й годом трезвости. «Таким мужчинам, конечно, должна быть особая помощь, хотя расставаться, я считаю, нужно в последнюю очередь», — уверен Всеволод Чаплин.

О деле историка Олега Соколова, убившего свою подругу, на митинге не вспоминали или говорили, что не в курсе обстоятельств дела. По словам Анны Садреевой, исполнительного директора организации «В защиту семьи и традиционных семейных ценностей», это убийство нельзя отнести к домашнему насилию, так как девушка была подругой историка. «Когда люди впадают в грех, это доходит до такого ада», — уверена женщина. Она также следит за делом сестер Хачатурян и общается с адвокатами защиты убитого отца, Михаила. Анна предполагает, что дочери могли совершить убийство из корысти, переведя деньги отца на свои счета.

Российские феминистки против домашнего насилия, август 2019

Майдан и Донбасс: при чем тут домашнее насилие

46-летний Алексей (герой попросил изменить его имя) не первый раз приходит на акции «Сорок сороков». Например, в 2017 году он участвовал в кампании против фильма «Матильда». Алексей уверен, что страной «невидимой рукой» до сих пор руководит Николай II, во имя которого нужно сохранить целостность семьи. Бывшему императору он посвящает выставки, одну даже отвез в Донецк. Его жена, правда, вместе с ним на митинг не пришла — она не разделяет интересы мужа. Алексей уверен, что это потому, что «женщины созданы по образу Евы и больше развращены западными ценностями и потребительством». Текст закона Алексей не видел, но уверен, что он написан «по европейским стандартам и от него только вред».

Об Украине как антипримере в ходе митинга вспоминали не раз. Кормухин называл механизмы продвижения закона против домашнего насилия «майдановскими», а саму страну — территорией марширующих гей-парадов. По его просьбе на митинг даже приехала жительница села Горловка Лена. Женщина ничего не сказала про домашнее насилие, но заверила, что война в Донбассе идет против произвола западных руководителей, которые как раз продвигают ЛГБТ-ценности. «Москвичи, держитесь! Вас еще никто не бомбил, а вы уже сдаетесь!», — завершила она свою речь.

«Мой муж — мой начальник«: о чем митингующие говорили со сцены

«Самое страшное — молчать»

Десятки женщин собрались в центре Москвы, чтобы публично рассказать о пережитом семейном насилии

[1]

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

  • Видео: Светлана Виданова, Александр Лавренов / «Новая газета»

    Вечером морозного ноябрьского понедельника, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, на площадь Яузских ворот вышли активистки, чтобы потребовать принятия закона о домашнем насилии. Вместе с ними вышли поддерживающие их мужчины. Городские власти впервые согласовали массовые пикеты в центре столицы в поддержку закона, правда, организаторы сообщали, что число участников пытались снизить с двухсот до пятидесяти.

    Несколько десятков человек окружили памятник пограничникам Отечества, другие стояли напротив них. Почти все — с плакатами: «Плохо сопротивлялась — смерть, хорошо сопротивлялась — тюрьма», «В России быть замужем опасно», «Бьет — значит статьи 111, 112, 115 УК РФ», «Если этого не происходило с тобой, это не значит, что этого не существует», «Домашнее насилие — преступление, а не традиция», «91% против 3%».

    Акция в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Последние цифры — из исследования «Медиазоны» и «Новой газеты» о домашнем насилии. По данным исследования, 91% женщин, севших по 108-й статье УК («Превышение пределов необходимой обороны»), защищались от своих партнеров. Мужчин, превысивших оборону при защите от партнерш, только 3%. Четыре из пяти осужденных за убийство (статья 105 УК) женщин защищались от домашнего насилия. При этом Минюст считает проблему домашнего насилия в России «преувеличенной», а сторонники «традиционных ценностей» собирают митинг против закона о профилактике семейно-бытового насилия в Сокольниках.

    Московская мэрия пусть и согласовала массовые пикеты, но звукоусилительной техникой пользоваться не разрешила. Вместо этого на площади был «открытый микрофон»: выступить могла каждая желающая или желающий (в первую очередь, женщины). Остальные повторяли то, что произносили с импровизированной сцены — помоста обелиска.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Получился удивительный перформанс: на зимнем холоде больше двух часов десятки девушек и женщин рассказывают о своем или чужом опыте пережитого дома насилия. Им вторят другие. Требуют свободу: сестрам Хачатурян, Юлии Цветковой, вспоминают убитую Анастасию Ещенко и Татьяну Страхову или Маргариту Грачеву, которой муж отрубил руки.

    Кроме стандартных кричалок («Нам нужен закон!», «Кризисные центры — в каждый район!», «Самооборона — не преступление!», «Жертва невиновна!»), после каждой личной истории женщину поддерживали: «Мы с тобой!»

    Мы публикуем несколько историй из десятков рассказанных за этот вечер.

    Читайте также

    Сколько нужно молчания. Внимание к убийству аспирантки в Петербурге должно привести к общенациональной дискуссии о борьбе с домашним насилием

    Меня зовут Маша, мне 21 год. Я выросла в многодетной семье. Меня били столько, сколько я себя помню. А помню я себя с двух лет. Не били только старшего брата. Били за все. По воскресеньям поднимали избиениями с кровати, чтобы отвести нас в церковь.

    Папа бил перед сном. Папа бил, когда болела. За то, что заболела. Папа бил за кашель.

    Родители очень много работали, поэтому не следили за нами. Били тогда, когда вздумается. В 17 лет я переехала к своей старшей сестре. Я жила у нее два года. Она тоже била своих двоих детей на моих глазах. И угрожала мне. Через полгода после того, как я съехала от нее, она избила другую мою сестру. Той было больше 20 лет.

    Если бы был закон о домашнем насилии, мы обратились бы в полицию. Но мы не хотели попасть в детдом. А без этого закона выход только такой. Поэтому мне и таким детям, как я, нужен закон о домашнем насилии. Чтобы у них был выбор. Не побои или детдом, а помощь взрослых или молчание.

    Читайте так же:  Соболь елена семейные дела клинцы

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Екатерина

    Здесь холодно, но внутри нас холода гораздо больше. Мне холодно. Потому что в любой момент меня может не стать. Мне страшно. Потому что в нашей стране семья — это сакрально. Но насилие не может быть сакральным. Насилие должно быть наказуемым. Я приехала из Питера только для того, чтобы сказать: мне необходим закон о домашнем насилии. Каждому в стране необходим закон о домашнем насилии.

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я не знала, что сегодня можно выступить, но расскажу свою историю. Она распространена статистически, но ненормальна в этическом смысле. Агрессором в нашей семье был отец. Он направлял все виды насилия на мою мать. Нам тоже доставалось. В семье не было любви и чувства защищенности.

    Отец бил маму и меня. Он гонялся за мамой с ножом. Он унижал нас. Из-за него никто не заметил сексуального насилия в мою сторону от других членов семьи. Я говорила маме, что нужно уходить. Но она боялась. Я с детства защищала свою мать. Ей до сих пор снятся кошмары. Когда мама ушла от него, отец нашел ее и чуть не убил. Прямо в подъезде дома. В полиции ничего не сделали, несмотря на снятые побои. Из-за этого всего я заработала ментальное расстройство и череду абьюзивных отношений.

    Семьи разрушает безнаказанность и жестокость, а не закон о домашнем насилии. Насилие плодит насилие. Я вышла сюда за себя и свою мать. Я хочу остановить насилие.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Меня зовут Вера, мне 20 лет. Когда мне было семь, по дороге в школу меня пытались изнасиловать. На мне были джинсы и куртка. Мне повезло: моя мама меня спасла от насильника. Но мой отец обвинил меня из-за бабочки на кармане на попе — я завлекала насильника.

    Так быть не должно. До последних лет я верила в свою вину. Я боюсь носить джинсы. Но виноват насильник. Жертву нужно защищать. Что бы на ней ни было надето. Даже если она голая и пьяная. Виноват насильник. Нет — значит нет.

    У меня нет отца, он умер, когда мне был один год. С пяти лет у меня отчим. Мама работала допоздна. Когда я не успевала уснуть за определенное время, отчим лупил меня ремнем. Мне было пять лет (девушка прерывается и плачет, а потом в течение всего выступления слезы мешают ей говорить).

    Мама работала постоянно. Иногда на двух работах. Он все время сидел дома. Иногда я не знала, что мне поесть. За каждый съеденный лишний кусок он меня бил. Мне было семь.

    Однажды я не вышла вовремя погулять с собакой. Он вытащил плечики из кладовки и лупил меня до тех пор, пока они не сломались. Мне было восемь.

    Мой младший брат — его сын. Однажды он сломал телевизор. Отчим узнал об этом и лупил меня детской деревянной клюшкой. Он запугал меня до такой степени, что я не могла пожаловаться маме. Я терпела это до тех пор, пока не закончила школу и колледж. Я уехала в Москву из Екатеринбурга и всеми силами просила маму, чтобы она оставила его. Но всю жизнь мама говорила, что боится уйти от него. Боится, что сын будет осуждать ее за то, что мать выгнала отца.

    На мое семнадцатилетие он накинулся на маму. Я хотела защитить ее. Набросилась на отчима. Он чуть не вытолкнул меня в окно с шестого этажа. Мы вызвали полицию — он убежал. Когда полиция приехала через час, никто не стал его искать. Мы просидели всю ночь в отделении. Через пару дней полиция приехала к нам с визитом. Он был дома, мама была на работе. И полиция настояла на том, чтобы я забрала заявление.

    Моя мать все еще живет с ним. Она говорит, что я занимаюсь ерундой. Спрашивает, зачем я борюсь за этот закон: «Неужели у тебя в семье было насилие?» А я говорю: «Да. Оно было. И оно есть сейчас. Психологическое. И физическое». Нам нужен этот закон!

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Виктория

    Я хочу напомнить случай с Татьяной Страховой. В январе прошлого года девушка Татьяна Страхова была убита своим бывшим парнем Артемом Исхаковым. Все начали ее обвинять в том, что она была откровенно одета. Я хочу сказать, что неважно, во что жертва была одета. Это не повод убивать.

    Мне почти 19 лет, как и Тане было на тот момент. И я боюсь, что со мной может произойти то же самое.

    Наташа

    Меня зовут Наташа, и в пять лет мой отец впервые меня ударил. Это продолжалось до моих восемнадцати. И это бы не остановилось, если бы я не ушла из дома. Мои друзья говорят, что я глупая, потому что живу с человеком, который меня не любит. А я говорю, что моя сестра ушла из дома в свои двенадцать, потому что ее заявления не принимали. Побоев нет, а потому и дела нет.

    Мой отец запретил делать аборт моей матери. И теперь моя третья сестра тоже подвергается ежедневному насилию. Однажды, когда мне было тринадцать лет, я пыталась остановить своего отца. Моя мать сказала мне, что это не мое дело. Но это мое дело! Мне нужен этот закон.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной — об Анастасии Ещенко

    Убийца остается убийцей, даже если имеет два высших образования. Убийца остается убийцей, даже если лил крокодильи слезы и просил прощения. Убийца остается убийцей, даже если это белый мужчина с историческим образованием. Убийца остается убийцей, даже если есть защитники, желающие его оправдать. Убийца остается убийцей. Убийство — это убийство.

    Его убийство жестоко и бесчеловечно. Его убийству нет оправдания. Его убийство — это преступление. Его убийство — это жизнь, которую не вернуть. Его убийство — это горе родственников и друзей Анастасии Ещенко.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Убийцы должны быть за решеткой.

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я хочу рассказать свою историю. Мне восемнадцать. На протяжении двух лет я была в абьюзивных отношениях. В первый раз нож был у моего горла за то, что на меня посмотрел другой парень. Я подумала, что я виновата сама. Мне было страшно. Он попросил прощения. Потом я получила удар по щеке из-за ревности. Это продолжалось очень долго. Он стал нападать на меня сверху. Толкать и избивать. Я боялась раздеться при маме, чтобы она не увидела синяков на теле.

    Читайте так же:  Раздел земельного участка пример

    Каждый раз я думала, что я виновата. Его главным аргументом была… его любовь. Насилие — это не любовь! И жаль, что я поняла это поздно. Каждый раз, рассматривая свои синяки, я боялась, что в один день он меня убьет.

    Мне понадобилось очень много смелости, чтобы прервать эти отношения. И понять, что любовь — это не насилие.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я хочу признаться. Меня изнасиловали, когда мне было восемь. Я молчала 16 лет до этого дня. Мы живем в стране, где виноват даже ребенок. Давайте изменим эту логику!

    Самое страшное — это тишина. Расскажите всем, кого вы знаете, о том, как важно говорить. Спасите друг друга. Спасите слабых. Давайте спасем нашу страну вместе. Сила — в смелости. Мы вместе. Мы вместе! Хватит молчать!

    Митинг против закона о домашнем насилии не смог собрать заявленной 1,5 тысячи участников

    В московском парке «Сокольники» в субботу проходит митинг против закона о домашнем насилии, организованный лидером процерковного движения «Сорок сороков» Андреем Кормухиным. В теме мероприятия заявлено, что митинг направлен на «защиту традиционных духовно-нравственных ценностей и традиционных семей». Организаторы рассчитывали на 1500 участников, но, по данным журналистов, на акции собралось около 200 человек.

    Как сообщает корреспондент «Медузы», в течение часа после начала около половины митингующих разошлись. Среди выступавших был протоиерей Всеволод Чаплин. Некоторые собравшиеся выступали с лозунгом «Нет ювенальной юстиции». Помимо флагов движения «Сорок сороков» собравшиеся держали флаги ЛДПР, передает RTVi.

    Депутат Госдумы, член комитета по развитию гражданского общества Николай Земцов заявил со сцены, что понятие традиционной европейской семьи исчезает, и такое не должно повториться в России. По его мнению, инструменты борьбы с домашним насилием уже есть, а документ, против которого выступают участники акции, вряд ли будет принят, передает радиостанция «Эхо Москвы».

    «К сожалению, наша традиционная семья находится в необходимости объединяться и защищать наших детей, наше право воспитать детей так, как это делали наши мамы, бабушки и дедушки. Потому что не объединившись, не разобравшись, мы станем заложниками альтернативного и агрессивного проекта, который идет к нам из Европы», — сказал он (цитата РИАМО).

    Сегодня в Сокольниках проходит митинг против закона о домашнем насилии. На акцию пришло около ста человек. Фото: «МБХ медиа» pic.twitter.com/OdzTVtgiVF

    СМИ обратили внимание, что организаторы митинга, зазывая участников на акцию, использовали картинку с изображением актера Джейми Дорнана, сыгравшего любителя БДСМ в эротической драме «50 оттенков серого», а также в сериале «Крах» о маньяке — убийце женщин. Лидер движения «Сорок сороков» сказал «Открытым медиа», что Дорнан оказался на плакате случайно.

    Присоединяйтесь к разрешенному митингу против принятия антисемейного закона о СБН (семейно-бытовом насилии), который пройдёт в эту субботу, 23 ноября в 13-00 гайд-парк Сокольники.#ЗаСемью pic.twitter.com/eTDORbypYD

    Ранее власти Москвы дважды отказались согласовать митинг за принятие закона о профилактике домашнего насилия, никак не объясняя отказ. По словам организаторов, чиновники заявили, что прислали свои аргументы на почту, но устроители акции ничего не получали.

    [3]

    Новую версию закона о домашнем насилии планируется внести в Госдуму до конца года. Его подготовил президентский Совет по правам человека после поручения спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. В 2017 году побои в семье перешли из разряда уголовных преступлений в административные вопреки протестам многих представителей общественности. Впоследствии уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, которая изначально выступала за декриминализацию побоев, назвала это решение ошибкой.

    В законопроекте о домашнем насилии прописывается само понятие семейно-бытового насилия и типы защиты от него, предусматривается защита от преследования. На прошлой неделе соавтор законопроекта, депутат Госдумы Оксана Пушкина сообщила, что ей и другим разработчикам документа поступают угрозы расправой.

    В середине октября 182 региональные православные и родительские организации в открытом письме призвали президента РФ Владимира Путина не допустить принятия закона о профилактике домашнего насилия, заявив, что он носит «откровенно деструктивный характер», так как направлен на уничтожение «традиционных семейных и нравственных ценностей». А на днях широкое распространение получило заявление замминистра юстиции РФ Михаила Гальперина, который в своем ответе на запрос ЕСПЧ назвал масштабы домашнего насилия в России преувеличенными, а мужчин — жертвами дискриминации. После этого родственники четырех россиянок, погибших в результате домашнего насилия, попросили главу Минюста проверить Гальперина на профпригодность.

    Закон о домашнем насилии: что получит российское общество — защиту женщин или уничтожение института семьи?

    Российские законодатели продолжают обсуждать законопроект о домашнем насилии, который уже вызвал немало споров в обществе.

    В пятницу, 15 ноября, в Совете Федерации прошло заседание рабочей группы по подготовке законопроекта о домашнем насилии. К нему депутаты Госдумы подготовили поправки в документ, которые, по словам соавтора законопроекта, депутата Оксаны Пушкиной, будут учтены в финальной версии документа.

    Как пишет РБК, в предложенных поправках, в частности, появилось определение понятия «преследование». Под ним депутаты предлагают понимать «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем».

    Под это определение также подпадают любые действия, из-за которых потенциальная жертва может испытывать страх за свою безопасность.

    По мнению экспертов, эта норма важна, поскольку сейчас российское законодательство никак не защищает потенциальных жертв от преследования нарушителя.

    Кроме того, депутаты потребовали, чтобы защищающие пострадавших организации не имели права обращаться к силовикам без согласия жертвы.

    «Подобного рода „обязанность“ приведёт к нарушению прав лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, без желания потерпевшей нельзя обращаться в полицию», — сказано в документе.

    Читайте так же:  Раздел имущества супругов акт

    В законопроекте также предлагают ввести защитные предписания, которые запрещают преследователю приближаться к жертве. Так, предписание может быть выдано на срок от 30 дней до года. Если возникнет необходимость, суд может его продлить.

    Сейчас за нарушение предписания полагается штраф, однако депутаты уверены, что это слишком мягкая мера ответственности.

    «Предлагаемая ответственность настолько ничтожна, что не будет являться сдерживающим фактором для правонарушителя. Нами предлагается в случае первого нарушения ввести административную ответственность, а при повтором — уголовную», — отмечают авторы законопроекта.

    В Совфеде проанализировали мнение регионов о готовящейся инициативе. На заседании была предоставлена справка, в которой сказано, что большинство субъектов — 55 из 85 — предлагает принять закон о профилактике семейно-бытового насилия.

    Перед принятием окончательной редакции документа, дополнительные поправки к нему ещё предложат министерства, общественные организации, кризисные центры и другие учреждения, занимающиеся этим вопросом.

    Будут ли учтены все опасения критиков данного законопроекта — большой вопрос.

    Напомним, что на протяжении последних двух месяцев общественность пытается донести до депутатов свою точку зрения, которая заключается в том, что необдуманное принятие закона о домашнем насилии может привести к полному уничтожению института семьи.

    Об этом, в частности, ранее говорил член Общественной палаты России Павел Пожигайло. По его словам, к разработке законопроекта явно приложили руку противники традиционной модели общества.

    «Принять закон о домашнем насилии — это фактически разрушить и без того немногочисленные семьи, убить демографию и деторождение. Этот закон не о защите женщин, там есть три статьи об экономическом, сексуальном и психологическом насилии. Фактически этот закон полностью лишает возможности воспитания в семье.

    Под действие этого закона, например, попадают такие запреты, как запрет ребёнку есть фастфуд или пользоваться планшетом. И если соседи или кто-то еще посчитают, что есть какие-то основания, то они напишут в инспекцию, те выпишут ордер, и я два-три месяца не смогу подойти к своему ребёнку. Речь идет о вмешательстве каких-то непонятных людей», — уверен Пожигайло.

    По его мнению, разработчики законопроекта нагло манипулируют фактами и статистикой.

    «Под благовидным поводом не обижать женщину происходит манипуляция. Говорят, что 14 тыс. смертей в год от домашнего насилия, а потом выясняется, что половина — мужчины и 90% произошли в результате алкоголизма и наркомании.

    Нужно забыть этот закон и стереть его из памяти и на эту тему больше не говорить, если мы не хотим окончательно подавить нашу страну.

    Некоторые считают, что семьи быть не должно и что институт семьи должен исчезнуть. Поэтому в Голландии есть ярмарки, где торгуют суррогатными матерями, и там однополые пары ходят и выбирают „объект“. Это их осмысленная позиция, что семья — это устаревший институт», — добавил представитель ОП РФ.

    В 30 городах России прошли митинги против закона о «семейно-бытовом насилии» (ФОТО, ВИДЕО)

    Во Всероссийской народной акции «#ЗаСемью!», которую с семейными, патриотическими и многодетными организациями провело общероссийское общественное движение «Сорок Сороков», приняли участие 30 городов и 3000 человек.

    Люди проводили акцию «#ЗаСемью!» в виде митингов, молитвенных стояний и пикетов. Наиболее многочисленным оказался митинг в Москве, на который, по словам организаторов, пришло около 1000 человек.

    Об этом «Русской Весне» сообщили организаторы мероприятия.

    «Мы ожидали больше народа на наш митинг. Нам не согласовали место в центре Москвы, которые мы просили, а отправили в труднонаходимый “Гайд-парк” парка Сокольники, который многие из желающих прийти на митинг так и не нашли. Но, несмотря на это и на холодную погоду, пришло очень много людей», — сказал организатор акции «#ЗаСемью!», координатор движения «Сорок Сороков» Андрей Кормухин.

    Участники вышли на митинг с флагами и транспарантами: «Не трогай семьи, госпожа Пушкина», «Семья — самое безопасное место на Земле», «Я против закона СБН».

    Андрей Кормухин и другие участники выступили в защиту семейных ценностей и против закона СБН. Данный закон не решит проблемы, а лишь создаст новую.

    «Они не имеют ни опыта, ни понятия, как устроена семья, — подчёркивает Кормухин. — Чему меня НКО может научить? Меня, отца девятерых детей, который прожил в браке 25 лет со своей супругой. Это я их могу научить, как создать семью. А они могут научить только одному: как семью разрушить».

    «Сегодня мы стояли за наши семьи традиционные, за любовь в семьях и доверие, против закона СБН, против лоббистов иностранных, которые хотят посеять вражду и ненависть в наших семьях, дав каждому члену семьи в руки оружие и сказав „Фас“! Закон СБН не пройдёт! Россия и семьи наши — последний оплот духовно-нравственных ценностей в мире!

    На митинге нас поддерживали почти 1000 человек, много семейных организаций, семьи с маленькими детьми, отцы, матери и дети, а онлайн-трансляцию посмотрели почти 70 тысяч человек! Семья, Любовь и Бог — это сила, которая за нами! Поддержите лайками #ЗаСемью, спасибо организаторам братьям и сёстрам из движения “Сорок Сороков”», — написал Андрей Васильев, один из организаторов митинга.


    Выступающий на сцене перед собравшимися депутат Госдумы от «Единой России» Николай Земцов заявил: «Будем надеяться, что виртуально нас гораздо больше».

    Также выступил протоиерей Всеволод Чаплин.

    «Нам с вами нужен этот закон? Нет. А по телевидению ведется пропаганда в его пользу. Мы знаем с вами, что есть проблемы в семьях — в основном, связанные с пьянством, с наркоманией, из-за которых происходят ссоры, драки. Каждый священник и так старается с этим бороться и часто борется успешно», — заявил Чаплин.

    Также в ходе митинга выступили депутат Мосгордумы Людмила Стебенкова, член Общественной палаты Павел Пожигайло и руководители семейных и патриотических организаций.

    Достойнейшим окончанием митинга были строчки из стихотворения «Ювенальный беспредел» Павла Добролюбова, где точно была выражена вся суть митинга:
    «Завтра могут к вам вот так
    Позвонить средь ночи,
    И сказать: «У вас бардак,
    Поступил звоночек…
    Мы к другим определим
    Ваших ангелочков.
    И забрать у вас хотим
    Сына вместе с дочкой».

    Кроме москвичей, в акции приняли участие жители Уфы, Улан-Удэ, Казани, Бийска, Краснодара, Архангельска, Красноярска, Владимира, Иваново, Мурома, Воронежа, Курска, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Омска, Перми, Самары, Екатеринбурга, Твери и других городов.

    В Москве прошел митинг против закона о домашнем насилии

  • В Москве в парке «Сокольники» на митинг против принятия закона «О семейно-бытовом насилии», организованный православным движением «Сорок сороков», пришли не более ста человек.

    Читайте так же:  Сколько раз можно подавать на развод

    Участники акции, многие из которых были с семьями, считают, что закон может разрушить институт семьи, и в случае его принятия за любое наказание детей у них смогут их забрать органы опеки.

    «Ребенку сделаешь замечание, опека об этом узнает и сможет ребенка забрать. А как мы не можем делать замечаний, когда даже в священно писании написано не жалей розги для своего ребенка», — рассказала одна из митингующих по имени Ольга.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Участники акции держали плакаты с надписями: «Не трогай семьи, госпожа Пушкина», «Семья самое безопасное место на Земле», «Я против закона СБН». Перед ними на сцене выступили протоиерей Всеволод Чаплин и депутат Госдумы от «Единой России» Николай Земцов.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Читайте также

    Россия отказывается признавать, что женщин бьют в семьях. Что об этом думает Рита Грачева?

    Авторы законопроекта о домашнем насилии, среди которых депутат Госдумы Оксана Пушкина, хотят ввести систему охранных ордеров и помощи пострадавшим, а также закрепить в законодательстве понятия профилактики семейно-бытового насилия и описать его виды. На прошлой неделе они сообщили, что получают угрозы в социальных сетях и на электронные почты.

    В 2017 году побои в семье вывели из-под уголовной ответственности. Если такой поступок человек совершил впервые, то это классифицируется как административное правонарушение. После принятия этого закона, согласно опросу Росстата, количество жалоб на домашних тиранов выросло: если в 2014 году кризисный центр для женщин «Анна» принял восемь тысяч звонков, то в 2017 году — порядка 26 тысяч.

    Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

    Под петицией о его принятии уже полмиллиона подписей

    Блогеры и правозащитники запустили в интернете флешмоб в поддержку кампании по принятию федерального закона о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него. Петицию за принятие закона на момент публикации подписало почти полмиллиона человек. Ранее комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев и направил рекомендации, а Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые обязал Россию выплатить компенсацию по делу о домашнем насилии.

    Флешмоб против домашнего насилия запустила блогер и журналистка Александра Митрошина (1,8 млн подписчиков в Instagram). За час с момента ее публикации с хештегом #ЯНеХотелаУмирать под ним появилось более ста фотографий.

    « России нужен федеральный закон о профилактике насилия и помощи пострадавшим от него. Есть шанс, что его будут рассматривать этой осенью»,— написала госпожа Митрошина.

    Она пояснила, что флешмоб #ЯНеХотелаУмирать «посвящен женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнера в рамках самообороны от домашнего насилия… Если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты». Госпожа Митрошина сопроводила пост просьбой о подписи под петицией в поддержку закона (на момент публикации петиция набрала более 496 тыс. подписей).

    Флешмоб поддержали пользователи социальных сетей и другие блогеры, некоторые из них сопровождали хештег своими фотографиями с изображенными на лицах следами побоев и надписями #ЯНеХотелаУмирать. В акции приняла участие юрист и соавтор законопроекта о профилактике семейного насилия Алена Попова. Ранее она поясняла “Ъ”, что «о законопроекте говорят уже более пяти лет», в его соавторах — более сорока человек, в том числе омбудсмен РФ Татьяна Москалькова, однако «против выступают консерваторы, включая сенатора Елену Мизулину и депутата Госдумы Тамару Плетневу».

    Напомним, в России дискуссия вокруг домашнего насилия возникла после того, как в январе 2017 года вступил в силу закон о декриминализации побоев, согласно которому побои в семье считаются административным правонарушением, а не преступлением. Полемика вновь активизировалась в связи с делом сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца «по предварительному сговору», тогда как защита сестер настаивает, что убитый несколько лет подвергал их насилию, и они пошли на необходимую самооборону.

    Почему половина россиян считает домашнее насилие частной проблемой

    В апреле комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом.

    Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

    В октябре прошлого года Международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая расследование и документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России. В качестве последствий декриминализации побоев авторы доклада выделили три основных пункта:

    • ощущение безнаказанности агрессора,
    • уменьшение санкций,
    • проблемы процессуального характера.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    По словам авторов, причинители насилия стали меньше опасаться уголовной ответственности. Под «уменьшением санкций» исследователи подразумевают, что штраф, который агрессор должен выплатить в случае привлечения к административной ответственности, зачастую отдается из семейного бюджета.

    Источники

    Литература


    1. Сидорова, Е.В. Используем сервисы Google. Электронный кабинет преподавателя: моногр. / Е.В. Сидорова. — М.: БХВ-Петербург, 2015. — 966 c.

    2. Оксамытный, В. В. Общая теория государства и права / В.В. Оксамытный. — М.: Юнити-Дана, 2011. — 512 c.

    3. Малько, А.В. Теория государства и права / А.В. Малько. — М.: Юридический центр Пресс, 2007. — 768 c.
    4. Нешатаева, Т.Н. Иностранные предприниматели в России – судебно-арбитражная практика / Т.Н. Нешатаева. — М.: Дело, 2013. — 216 c.
    Митинг закон о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here