Права детей ювенальная юстиция

Дети: приказано уничтожить,
или Ювенальная юстиция в действии.
Защита прав ребенка на Западе как способ разрушения семьи и общества

Фото: Стефани Кляйн / Flickr.com

Я ходила с двумя детьми в открытый детский садик – платное учреждение, где мамы смотрят за своим ребёнком сами. Администрация детсада заявила на меня в Barnevern, что я «в депрессии», а мой старший Андреас не всегда смотрит в глаза взрослым, когда с ним разговаривают. В Норвегии принято часто улыбаться, показывая свой позитивный настрой и благополучие (даже если этого нет), таков их менталитет. Я пояснила, что дело в различии в культуре поведении, и депрессия здесь ни при чем. Нелегко было избавиться от Barnevern. Они ходили к нам домой и в детский садик, наблюдать за моим сыном. Они решили за нас, что Герман (младший) пойдёт в садик с одного года, и ещё пытались заставить нас принять назойливые и наглые «советы» Veiledning. Говорили, что Андреас (в 2,5 года!) отстаёт в языке, стесняется взрослых и чтобы привлечь внимание детей постарше забирает у них игрушки. Поэтому администрация детского садика и Barnevern решили, что он должен быть под их присмотром.

Мы с мужем наняли адвоката. Он объяснил нам, что мы должны добиваться освобождения из-под «опеки» социалистов. Наша участковая медсестра сказала только хорошее о нашей семье и показала, что развитие Андреаса для ребёнка его возраста вполне удовлетворительно. Она предложила, что сама походит к нам 6-8 раз с «советами», и мы с мужем решили, что уж лучше медсестра, чем надзиратели Barnevern. Но и после этого нас продолжали запугивать и говорили, что подадут жалобу в областную администрацию. Это дело длилось почти 6 месяцев. Я пережила очень тяжёлое время, в постоянном страхе, что детей могут забрать…

Barnevern – это своего рода общество «защиты» детей. Оно забирает детей в бедных семьях, у матерей-одиночек. Их не волнует, что лишение маленького ребёнка родителей всегда является для него большим шоком, что это разрушает детскую психику.

Граждане Норвегии имеют очень большие выгоды от гражданства и хорошо защищены экономически. Например, после развода государство оплачивает обучение женщины; оплачивает услуги адвоката бедной семье; инвалиды получают хорошее пособие и т.д. Казалось бы, с правами человека здесь все в порядке. Однако они грубо нарушаются, причем начиная с детства. Так, в Норвегии детей с детства учат жаловаться друг на друга в различные инстанции. Сидят, например, на уроке два норвежских мальчика, лучших друга, и первый списывает у второго. Второй подходит к учителю и говорит, что его друг списывает, а на перемене мальчики, как ни в чём не бывало, идут вместе пить кофе.

В Норвегии так называемые социалисты пытаются воплотить в жизнь идею о том, что все должны одинаковыми. Все дети должны ходить в детский садик с года, дети должны быть хорошо адаптированы к социальной среде, хорошо воспитаны. Если ребенок отличается от других, выделяется из общей массы (даже если стеснительный, или непоседливый), принимается за работу Barnevern. Эти социалисты уверяют, что умеют формировать детей. Это их логика: легче формировать маленького ребёнка, чем подростка, который уже испорчен.

Причины для подачи жалобы в эту организацию могут быть различными. Например, если родители «заставляют» ребёнка убирать в комнате и выносить мусор, это называется принудительным использованием детского труда.

Эта организация имеет весьма широкие полномочия. Основанием для того, чтобы забрать ребёнка от родителей, может быть мнение одного человека – классного руководителя, врача, медсестры, заведующей детсадом, работника самого Вarnevern, если вы им не понравились, просто даже случайного человека, недоброжелателя… Они говорят о соблюдении прав человека и заботе о детях. Но они не понимают или не хотят понимать, что если ребёнка забрали от родителей, травма детской психике уже нанесена, и это уже никакими средствами не вылечишь…

Обычно Barnevern вызывает родителей на встречу письменно. Они должны бросить всё и немедленно явиться, иначе их забирает полиция, где бы они ни находились. Затем в Barnevern заводится конкретное дело. Начинается сбор информации, звонки в различные инстанции. Сотрудники Barnevern ходят наблюдать за детьми в школу, детский садик, опрашиваются врачи, учителя, работники детского садика, медсестры по контролю за детьми (которые определяют детское питание, контролируют рост, вес ребенка и т.д.). Ходят также на дом и надзирают за тем, как родители воспитывают детей. Причем приходят без звонка, без предупреждения; могут неожиданно постучать в дверь, а если не пустите – значит, оказываете сопротивление властям, а это повод для того, что забрать у вас детей.

Еще Barnevern заставляет родителей принимать программу Veiledning – это «давание советов» по воспитанию детей. В таком случае они ходят домой раз в неделю и ставят воспитание ваших детей под полный и неограниченный контроль; заявляются в детский садик, школу, всюду, куда ходит ребёнок. Это может продолжаться годами.

У многих матерей в Норвегии есть двое, трое, четверо детей. Если кто-то из соседей доносит в Barnevern на мать-одиночку, которая лишь выглядит уставшей, к ней в дом приходят и делают произвольные выводы о том, что дети ее не слушают, она не справляется. Сначала забирают у неё детей на одни выходные в месяц, а со временем могут и вообще забрать и отдать в приёмные семьи. Если родители вдруг ссорятся, то это тоже одна из причин, чтобы забрать детей.

[2]

Одна дама невзлюбила в детском садике мою знакомую и донесла в Barnevern, что её сын якобы плохо воспитан. А они работают с детьми, как со взрослыми, оценивая их достоинства и недостатки. Они пытались найти в мальчике недостатки, доказать, что родители не занимаются его воспитанием и что детей нужно забрать. Мать была вынуждена сбежать с семьёй в Южную Норвегию из-за боязни потерять детей.

Проблемы с Barnevern неоднократно возникают у живущих в Норвегии выходцев с Украины. Одна из причин в том, что они дают детям конфеты в середине недели, а в Норвегии принято давать конфеты только в выходные. Соседи, школа, детский садик жалуются в Barnevern, что родители портят детям здоровье и зубы. Когда у маленького ребёнка высокая температура и он простужается, у нас принято вызывать скорую и лечить. А в Норвегии большинство родителей детей от простуды не лечит – «само пройдёт». Поэтому здесь могут заявить на вас в Barnevern, что вы детей «залечиваете».

Были случаи, когда у наших украинских граждан забирали детей и отдавали в приёмные семьи, потому что они не хотели идти на сотрудничество с Вarnevern и оказывали сопротивление.

На одну русскую семью соседка написала жалобу о том, что она использует свою дочь как домработницу, «незаконно использует детский труд». Это соседка подглядела, что дочь (7 лет) выносит мусор из дома, пылесосит в своей комнате, а также застилает свою постель и вытирает дома пыль.

Одна норвежка поругалась со своим сожителем. За ее ребёнком смотрела прабабушка. Прабабушка позвонила в полицию. На следующий день их вызвали на встречу в комитет, и после этого стали ходить с наблюдениями. У ребёнка были колики, а мать «выглядела уставшей». Комитетчики сказали, что ребёнка заберут на время, чтобы она отдохнула, но её обманули и ребёнка не вернули. Случаи коликов бывают разные, мой старший сын от 5 недель до 3 месяцев вообще не спал и часто кричал. Если в такой сутуации какой-то «доброжелательный» сосед подал жалобу о коликах вашего ребёнка, то вы можете его потерять.

Читайте так же:  Установление опеки над недееспособным пожилым человеком

Татьяна приехала в Норвегию из Сочи и вышла замуж в Осло. Муж стал выпивать, и она уехала с трехлетним ребёнком к матери на север страны. Ей положено от государства пособие и оплата обучения. Для этого она должна написать не одно письмо и написать грамотно. Но она не знает норвежских законов и языка. К ней пришли из Barnevern и забрали ребенка: комитет по правам детей решил, что у неё нет дохода, она не знает язык – значит, ребёнок будет жить в приёмной семье.

Об организации Barnevern в прессе только негатив. Профессор университета в Бергене Марианэ Сколань (61 год) была свидетелем во многих делах и говорит, что знакома с проблемой изнутри. М.Сколань была приглашена в газету «Moss Dagblad» высказать своё мнение о норвежском Комитете по правам детей, за работой которого она следит много лет. По ее словам, они совершают ошибки в 99 процентах дел. Как правило, комитет выбирает тех родителей, которые многого не понимают и поэтому дают собой управлять. И еще за работу в Barnevern платят хорошие деньги, поэтому его работники очень старательны.

Многие дети становятся депрессивными, когда прибывают в приёмный дом. Здесь они также бывают подвержены издевательствам. Все данные статистики говорят о том, что многие из них портятся, вырастают с криминальными наклонностями, злоупотребляют алкоголем и принимают наркотики. Большое количество заключённых выросли в приёмных домах. «Дети не верят никому в этом обществе взрослых, – говорит Марианэ Сколань. – Они замыкаются в себе и думают: «Как я буду вести себя в обществе, которое так со мной поступило?». Эти люди из Комитета виноваты во многих сломанных жизнях»…

Проблемы с алкоголем, преступность и насилие становятся причиной постоянного увеличения числа детей и подростков, которые принудительно помещаются в учреждения Комитета. Так, например, в 2001 году от родителей были изолированы 6 215 детей. Всего в этом году комитету пришлось разбираться в судьбе более чем 33 тысяч детей. Другими словами, на каждую тысячу детей в мероприятиях комитета были задействованы 23 ребенка. Исследователи считают, что в Норвегии от 10 до 20 % детей и подростков растут и развиваются в неудовлетворительных условиях, что является причиной серьезных психологических проблем, страха и депрессии.

В спецзаведениях Barnevern 90 процентов подростков становятся наркозависимыми! В нескольких норвежских интернет-изданиях опубликовано интервью с 17-летним подростком. Его жизнь в Barnevernet началась, когда ему было 13. Он жил в коммуне возле Бергена и у него было плохое поведение в школе. Ему поставили диагноз «гиперактивность», и подросток был отобран у родителей и помещён в спецзаведение Комитета. Под здешним попечительство он начал курить гашиш. «Это как большой нарколагерь. Люди приходят сюда, чтобы купить, продать или употреблять наркотики», – говорит 17-летний! По его словам, в организации об этом знают и это их не волнует. «На дому родители бы не разрешили этим заниматься. А здесь свобода» (. ) «Ежедневные контакты с работниками учреждения ограничиваются их одноразовым вечерним посещением квартиры, где я живу, – для того, чтобы убедиться в том, что все дома, – рассказал мальчик. – Речь не всегда идёт о гашише. Несколько месяцев назад умерла девушка от передозировки. Она начала употреблять героин в спецзаведении детской организации».

Комитет по защите прав детей – серьезная международная организация, имеющая неограниченные полномочия и хорошо отлаженный механизм действия. В перечне мероприятий, призванных защитить права ребенка и улучшить условия их содержания – довольно широкий выбор средств: от помощи психологов, преподавателей, материальной и консультативной поддержки до лишения родителей прав на ребенка и помещения ребенка в другую семью. За последние шесть лет в среднем около 400 детей каждый год в результате действий Комитета передаются на «попечительство» государства. Как отмечается в одной из российских публикаций, из структуры, изначально призванной помогать родителям, Barnevern превратилась в карающий меч, от которого невозможно избавиться на протяжении всей жизни. Благодаря ее деятельности многие семьи оказываются разрушенными.

[1]

http://pravoslavie.ru/37760.html

Ювенальная юстиция: ее значение и роль в защите прав несовершеннолетних

Депутатова А.В.
ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»
студентка 1 курса магистратуры

Ювена́льная юсти́ция ( лат. juvenālis — юношеский; лат. jūstitia — правосудие ) — правовая основа системы учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними [1] .

Система ювенальной юстиции — сеть учреждений и организаций, совместно работающих с несовершеннолетними правонарушителями, деятельность которых осуществляется на основе законоположений и процессуальных норм, регламентирующих обращение с несовершеннолетними. Эти учреждения и организации включают в себя полицию, суды, прокуроров, обвинителей, пенитенциарные учреждения, службу пробации и управления исправительных учреждений для несовершеннолетних.

Выбор темы о введении ювенальной юстиции вызван тем, что это проблема сейчас очень актуальна, т.к. насилие по отношению к детям становится довольно распространённым явлением не только в нашей стане, но и во всем мире, а также является одной из самых распространённых причин преступности несовершеннолетних. В подтверждение своих слов, приведу статистические данные. На официальном сайте Генеральной прокуратуры РФ, на данный момент, за период: январь-июль 2017 года, всего по России Выявлено 23 349 несовершеннолетних лиц, совершивших преступления [2].

Цель данной работы:

  • выявить положительные и отрицательные стороны введения ювенальной юстиции;
  • обратить внимание на рост преступности несовершеннолетних;
  • познакомить с содержанием проекта о введении ювенальной юстиции в нашей стране;
  • показать отношение общества в целом и конкретно студентов РГУП к данной проблеме.

Субъектами исследования явились студенты РГУП, среди которых было проведено анкетирование по теме: «Защита прав детей».

Предметом исследования стала проблема роста преступности несовершеннолетних.

Опыт зарубежных стран и России по введению Ювенальной юстиции.

Некоторые страны уже давно пошли по пути создания специализированных составов судей по делам несовершеннолетних. Это произошло в Ирландии, Италии, Греции, Швейцарии (кантон Женева), Японии, Новой Зеландии.

Существуют две основные модели действующей за рубежом ювенальной юстиции: англосаксонскую, в которую входят Англия, США, Канада, Австралия, и континентальную, основанную на правовых системах Германии, Франции, Бельгии, Румынии, Польши и других европейских государств. Основное различие между данными системами состоит в различной подсудности судов по делам лиц, не достигших совершеннолетия. В странах, принадлежащих к англосаксонской системе, суды по делам несовершеннолетних рассматривают только те правонарушения и преступления, которые не являются тяжкими и особо тяжкими, а все дела о совершении тяжких преступлений рассматриваются судами общей юрисдикции. Напротив, в континентальных странах все виды правонарушений и преступлений несовершеннолетних подсудны только специализированным ювенальным судам и передача дел для рассмотрения судом общей юрисдикции не допускается.

Например, французы считают, что у них «не так много детей, чтобы сажать их в тюрьмы». Ввиду этого во Французской Республике функционирует только одна детская исправительная колония закрытого типа, рассчитанная на пятьсот мест. По мнению французов, главное, чтобы ребенок, совершивший проступок, осознал свою вину и не повторял содеянное. Достижение такого результата возможно в том случае, если подросток, имеющий проблемы с законом, не брошен на произвол судьбы. Такими детьми во Франции занимаются специально обученные работники социальных служб, психологи и школьные преподаватели, эффективно внедряющие в школах систему общественного порицания.

Изучение зарубежного опыта показало, что во многих развитых и развивающихся странах мира применяется новый подход к реагированию на правонарушения и преступления, совершенные несовершеннолетними, в виде так называемого восстановительного правосудия [3].

Читайте так же:  Декретные выплаты матерям одиночкам

В России работа по созданию новой специализированной судебно-правовой системы защиты прав несовершеннолетних активно велась с 2005 года. Как предполагается, она должна быть представлена как государственными органами, осуществляющими правосудие по делам о преступлениях и правонарушениях, совершённых несовершеннолетними, так и государственными и негосударственными структурами, проводящими контроль за исправлением и реабилитацией несовершеннолетних преступников и профилактику детской преступности, социальную защиту семьи и прав несовершеннолетних.

В частности, был разработан проект Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции» от 14.02.05. Порядок внедрения в судебную систему Российской Федерации ювенальных судов определяется Федеральным конституционным законом «О ювенальных судах в Российской Федерации» и как законопроект был предложен общественными организациями. Была разработана концепция Ювенального суда г. Ростова-на-Дону (специальный судебный состав по делам несовершеннолетних районных судов города). С 2001 года в Ростовской области был запущен пилотный проект «Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних», направленный на введение в судах общей юрисдикции международно-правовых стандартов ювенальной юстиции. А в марте 2004 года в Таганроге был открыт первый в России ювенальный суд [4].

Отдельные элементы ювенальной юстиции, приближенные к мировым стандартам, на сегодняшний день введены в Ростовской, Нижегородской и Саратовской областях, а также в Москве и Санкт-Петербурге. К ним можно отнести: комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав; специализированную службу, специальные работники которой оказывают помощь следователю и судье в исследовании условий жизни и воспитания несовершеннолетних и др.

Практика работы специализированных судей (на опыте Ростовской области) показала высокую эффективность уголовно-правовых мер, применяемых к подросткам. Так уровень рецидива среди подростков, осуждённых ювенальных судом составляет 3-4 %. В то время удельный вес лиц, осуждённых к лишению свободы, крайне не значителен и составляет 7,8% от общего числа лиц, дела которых рассмотрены судом (это в 2 раза меньше общероссийского показателя). Одновременно имеет место широкое применение специализированными судьями принудительных мер воспитательного воздействия (20,5%), в каждом третьем случае подросток направляется в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, что в три раза больше, чем в целом по России [5]. Все это позволяет утверждать, что введение ювенальной, юстиции позволит хотя бы в некоторой степени оградить детей от насилия со стороны взрослых, а также будет способствовать снижению детской преступности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что введение ювенальной юстиции позволит улучшить существующую систему по работе с несовершеннолетними.

Отношение подростков к проблеме введения ювенальной юстиции в РФ.

Для того, чтобы проанализировать ситуацию с проблемой защиты прав ребёнка в понимании молодёжи, среди обещающихся Российского государственного университета правосудия было проведено анкетирование, вопросы которого были связаны с этой проблемой.

Ответы показали, что студенты так или иначе связаны с проявлением насилия, большинство из отвечающих понимают всю сущность влияния воспитания родителей и говорят «НЕТ» насилию в семье: 69% опрошенных считают, что в семье недопустимо насилие, однако 23% все же допускают насилие родителей по отношению к детям, 8% затруднились ответить. Это позволяет сделать вывод о то, что представляя себя родителями, используя опыт своей семьи, молодые люди смогут воспитывать своих детей в будущем без насилия. О том же свидетельствует ответ на вопрос: «Должен ли ребёнок иметь преимущество при защите своих прав?», на которые положительно ответили 57% опрошенных. Так же, больше половины, участвовавших в опросе не считают аморальным обращение ребёнка в суд, защищая свои права при родительском насилии.

Ответ на вопрос: «Где ребёнку лучше: в неблагополучной семье или в детском доме?», показал, что студенты понимают необходимость поиска выхода из сложной ситуации, необходимость зашиты детей от насилия со стороны родителей: 61% опрощенных ответили, что ребёнку лучше в детском доме.

Интересен ответ на вопрос: «От чего зависит умение ребёнка защищать свои права?»: 41% опрошенных считают, что от воспитания, 31% — от знания законов и 28% — от желания защищать свои права. Это показывает, что студенты понимают важность влияния именно родителей на ребёнка.

Итак, проведённое анкетирование позволяет сделать вывод о том, что студенты понимаю. Суть проблемы домашнего насилия и проблемы защиты прав ребёнка правоохранительными органами. Хочется надеяться, что став родителями, сегодняшние молодые люди не перенесут негативный опыт семей своих родителей на собственные семьи. Хочется надеяться, что в случае введение ювенальной юстиции эти «новые родители» сумеют использовать ее преимущества на благо семьи, на благо воспитания детей.

9 февраля 2013 года в Москве проходил первый съезд родителей, на котором выступал Президент России В.В. Путин. Он сказал, что получит 141 тысячу обращений от противников введения ювенальной юстиции. Президент заверил, что в случае введения ювенальной юстиции мнение общества будет учтено и обязательно, будут приняты во внимание российские семейные традиции.

В заключении хочется отметить, что проблема нарушения детско-родительских отношений не является чем-то новым и исключительным для современного общества. Она существовала всегда. Но в последнее время она становится особенно актуальной по причине роста детской преступности и увеличения количества детей, выключенных из активной социальной жизни общества и нашедших себе «психологическое убежище» в употреблении наркотических препаратов и других асоциальных формах поведения, истоки которых связаны с семьёй и нарушение семейных отношений.

С учётом того, что корни большинства проблем личности ( особенно в период становления) следует искать в семье, назрела острая необходимость разработки специальных мер для защиты прав детей, средством чего вполне может стать введение системы ювенальной юстиции. При этом, конечно, нужно понимать, что система зашиты детей должна быть построена на нашей культуре, наших ценностях, и ввести ее можно только после широкого общественного обсуждения.

[1] К. М. Никитина — М., Ювенальная юстиция (учебное пособие), 2008 — С. 12.

http://femida-science.ru/index.php/home/vypusk-6/item/198-yuvenalnaya-yustitsiya-ee-znachenie-i-rol-v-zashchite-prav-nesovershennoletnikh

Система ювенальной юстиции в России есть и действует

Сенатор Елена Мизулина, ставшая голосом родительских организаций, представила альтернативный доклад по практике изъятий детей в стране

Родительская общественность берет дело по защите семей и детства в собственные руки.

Доклад, который не спрятали от общества

В частности, на основании мониторинга проблемы общественниками был подготовлен альтернативный доклад президенту России по практике изъятия детей из семей в России. Соответствующее поручение Владимир Путин давал еще в начале января этого года Минтруду, Общественной палате и уполномоченной по правам ребенка.

Однако судя по риторике последней, предоставленная родительскими организациями информация в официальный доклад не вошла, а само содержание итогового документа не предано огласке и по сей день.

Поэтому общественники, кстати, вышедшие из общественного совета при детском омбудсмене пошли ва-банк, председатель комиссии Совета Федерации по подготовке предложений по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина решила представить содержание «альтернативного» доклада широкой общественности.

В частности, сенатор сообщила о том, что в России из семей ежедневно изымают 850 детей, в год же — более трех тысяч! Причем 740 детей из 850 изымаются с формулировкой «временно». Но по имеющейся статистике, в семьи возвращаются только 38 процентов ребятишек.

Растет и число случаев помещения отобранных детей в медицинские учреждения «по заявлениям родителей». На самом деле к этому неискушенных в знании собственных прав и законодательства взрослых принуждают представители государственных служб под формулировкой «в больнице им будет лучше, чем в приюте». Причем нередко подобные заявления подаются постфактум — уже после помещения ребенка в стационар.

При подготовке доклада был проведен комплексный анализ 150 действующих законодательных актов, изучены 44 региональных регламента, и эксперты временной рабочей группы по совершенствованию Семейного Кодекса пришли к однозначному выводу, что система ювенальной юстиции в России не только создана, но и успешно внедрена во все сферы, которые касаются семьи и детей, прокомментировала ситуацию Елена Мизулина.

Читайте так же:  Усыновление иностранными гражданами детей являющихся российскими гражданами

По ее словам, только лишь изъятиями несовершеннолетних она не ограничивается, система предлагает узаконенные способы контроля за семьей с несовершеннолетними детьми и вторжения в семью, характеризуется наличием замещающей среды — институтов, куда ребенка можно поместить временно. В результате сформировалась гигантская сеть учреждений и органов. Сейчас их уже более шести тысяч, и все они находятся на гособеспечении. Причем речь идет о триллионах рублей.

Видео (кликните для воспроизведения).

Саморазрушение за собственные деньги

Таким образом, разрушая институт семьи, государственная машина работает себе в убыток. Даже приемная семья, в какие нередко помещают изъятых детей, обходится бюджету, а, следовательно, налогоплательщикам в семь раз дороже, чем среднестатистическая обычная семья с двумя детьми вместе со всеми пособиями и маткапиталом. Ну а содержание ребенка в детдоме дороже господдержки обычной семьи уже в восемь раз.

Тем не менее маховик ювенальных репрессий запущен, его механизм работает вовсю и, по информации Елены Мизулиной, на острие атаки сейчас находятся малоимущие семьи, семьи, проживающие в коммунальных квартирах, семьи, находящиеся в состоянии развода, а также многодетные семьи — 25 процентов изъятий происходит именно оттуда.

«В преддверии летних отпусков хотела бы предостеречь и родителей, оставляющих своих детей на бабушек и дедушек, — сообщила сенатор в ходе общения с журналистами, приуроченного к выходу альтернативного доклада. — Вы тоже в зоне риска!»

По действующему законодательству бабушка и дедушка не являются законными представителями ребенка, поэтому и случаи, когда у них забирают внуков — не редки, предупреждает сенатор.

Какого детства десятилетие?

Странная ситуация. С одной стороны, лидер страны объявил грядущее десятилетие «десятилетием детства», с другой — государственные чиновники и служащие, в том числе и те, кому президент поручил это направление, делают все, что чтобы нормального детства у многих детей России просто не было.

На сегодняшний день научно-экспертный совет при временной рабочей группе по совершенствованию Семейного Кодекса подготовил поправки в существующее законодательство.

По словам Мизулиной, это — три поправки в действующий Семейный Кодекс.

Одна из них касается определения оснований для лишения и ограничения родительских прав, отмены института отобрания ребенка. Вторая говорит об установлении гарантий прав усыновителей. Третья поправка определяет приоритет кровной родственной опеки, когда ребенок, оставшийся без попечения родителей, приоритетно должен отдаваться в семью родственников, а не чужих людей. И, наконец, разработан законопроект, вносящий изменения в Уголовный Кодекс и предусматривающий установление ответственности за незаконное изъятие детей из семей.

Таким образом, битва за наших детей продолжается, и очевидно, что она будет тяжелой, поскольку даже явные союзники, соратники и единомышленники внезапно оказываются очарованными «продвинутыми финскими методами».

Впрочем, в России редко когда бывало легко, и опыт, когда вне домов и семей из детей расстрелянных «помещиков, белогвардейцев, кулаков и буржуев» лепили идейных строителей коммунизма, у нее уже был. Задачи новых адептов идеи системного разрушения семей пока не ясны, но каковы бы они ни были — однозначно они преследуют цель очередного удара по нашим многовековым традиционным ценностям, в число которых входит и семья. Посему для того, чтобы «десятилетие семьи» не превратилось в «десятилетие изъятия детей из семьи», нужно бороться денно и нощно, не отступая ни на шаг.

http://tsargrad.tv/articles/sistema-juvenalnoj-justicii-v-rossii-est-i-dejstvuet_66152

Дочки-матери против

Родители написали обращение президенту, а на прошлой неделе провели съезд. Владимир Путин на съезд приехал и выступил. Он сказал, что получил обращение, которое подписали 141 тысяча граждан. И все они выражают озабоченность по поводу внедрения в России механизмов ювенальной юстиции.

«Мнение общества, безусловно, будет услышано и, безусловно, будет учтено», — сказал Путин. Он согласился, что ряд положений законопроектов о социальном патронате и о контроле за обеспечением прав детей в неоднозначной трактовке содержит явные социальные риски. И, главное, по его мнению, в них «не в полной мере учтены российские семейные традиции».

Ювенальная юстиция в переводе с латинского — «правосудие для юных». В XIX веке так и было. Сегодня ювенальная юстиция выросла в некую юридическую систему. В некоторых странах она уже сформирована, как в Финляндии. В других странах формируется, как в Восточной Европе. В третьих, как у нас, старается завоевать позиции.

Вот главные принципы «детской» юстиции. Первый — у ребенка те же права, что и у взрослого. Ребенок имеет право самостоятельно обращаться в органы за защитой своих прав. Это включает жалобы на родителей в полицию или суд, которые обязаны незамедлительно проверить, как родители исполняют свои обязанности. Но нигде не сказано, что такое «ненадлежащее» исполнение родительских обязанностей: это пьянство матери или ее отказ отпустить подростка в ночной клуб.

[3]

Обжалование решений социальных органов в случае изъятия детей из семей составляет до нескольких лет. А главное, что ребенок из такой семьи отдается в приют или приемным родителям сразу, до проверки фактов.

Один из важнейших постулатов ювенальных технологий — сексуальное воспитание детей. Вместо понятия «пол» вводится понятие «гендер». Детей перестают делить на мальчиков и девочек. Такой документ уже внесен в нашу Госдуму. В документе запрещена критика лиц нетрадиционной ориентации. Деление детей по полу объявляется вредным.

Ольга Янушкявичене, доктор педагогических наук, профессор

— В 2010 году на международной выставке в Шанхае Россию представлял форсайт-проект «Детство-2030». Этот проект подавался как инновационная стратегия российского будущего. Среди целей проекта указывается «изменение в общественном сознании устаревших позиций, таких как материнство, отцовство, семейные и родственные узы. Реорганизация межличностных отношений. В том числе замена института семьи на институт соцпатроната. Внедрение гендерного равенства и ювенальной юстиции».

Фонд «Мое поколение», являющийся основным разработчиком проекта «Детство-2030», писал на своем официальном сайте: «Форсайт-проект проводится по инициативе Общественной палаты РФ. Председатель проекта — Алина Федоровна Радченко, руководитель аппарата Общественной палаты РФ».

«Дети должны расти в семьях — действует у нас и такой постулат, — утверждает госпожа Радченко. — И в зависимости от этого утверждения происходит деление детей на благополучных (тех, что в семьях) и неблагополучных (тех, что растут вне семьи). Увы, говорят наши эксперты, структура современной семьи резко тормозит развитие детей. В развитых странах дети вырастают в многообразной среде различных воспитательных сообществ, клубов, детских организаций и др.».

Таким образом, ювенальная юстиция напрямую связана с проектом замены института семьи на институт соцпатроната.

Возникает вопрос: кому мешает семья? Ответ очевиден: семья мешает там, где человека хотят взять под тотальный контроль, разрушив его личность. Так поступают, например, представители многих сект, в первую очередь стремящиеся отделить человека от семьи.

Американский психолог и психиатр Бруно Беттельгейм на опыте работы в собственной школе установил, что для нормального становления личности ребенка ему нужно обращенное именно к нему внимание взрослого, и не простое, а наполненное любовью. Личность близкого взрослого ребенок использует как своеобразный каркас для построения своей собственной личности. Но именно такое личное общение ребенок имеет именно в семье, и именно в семье он перенимает культуру отношений, основы построения собственной жизни.

Посягания на семейное воспитание бывали в русской истории неоднократно. Еще А. Бельский, современник Екатерины II, хотел вырастить новых людей, забрав детей от матери. Попытка разрушить институт семьи предпринималась и после 1917 года, когда во времена «военного коммунизма» предлагалось не вступать в брак, а рождающихся от беспорядочных связей детей растить отдельно от родителей.

Алексей Куприянов, почетный адвокат России, эксперт Госдумы

— Образцы ювенальной юстиции в последние годы всеми силами протаскивают в наше законодательство.

Читайте так же:  Составить исковое заявление на установление отцовства

Примерно раз в два года начинается новый виток кампании в ее поддержку. На свет вытаскиваются несколько действительно ужасных происшествий с детьми, и с криками: «Смотрите, что происходит!» — нам предлагается срочно менять всю систему государственной защиты детей.

В США и кое-где в Европе возраст привлечения к уголовной ответственности — 10 лет и нет российских ограничений по максимальному наказанию для несовершеннолетних. В США к детям применяется смертная казнь. За то же правонарушение, за которое в России привлекли бы к уголовной ответственности взрослого отца, в американском штате Миннесота посадили в тюрьму десятилетнего ребенка, по стечению обстоятельств усыновленному из России. Мальчик пришел в школу с пистолетом приемного отца, который тот преспокойно бросил в «местах, доступных для детей», хотя знал о проблемах душевного здоровья приемыша. Мальчик принес пистолет в школу и, направив на директора, нажал на спусковой крючок. Директора спасла осечка. Ребенок надолго попал в американскую тюрьму. Заметим, что дети отбывают в США и пожизненное заключение. Сотни детей.

Пока внедрить у нас ювенальную юстицию в масштабах страны не получается, но делаются попытки договориться на региональном уровне. Можно услышать о якобы успешных экспериментах с элементами ювенальной юстиции в Ростовской области, в Санкт-Петербурге и целом ряде других регионов. В Екатеринбурге, по сообщениям СМИ, создана некая «детская адвокатура», в которой взрослые дяди и тети проводят консультации по заявлениям детей о нарушении их прав со стороны родителей, соседей, помогают деткам составлять исковые заявления, представляют интересы попавшего в их объятия ребенка в судах.

Но и на государственном уровне сторонникам западной модели уже много удалось, так сказать, «по чуть-чуть». В 1998 году принят Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации». Этим законом была введена важная классификация детей, «находящихся в трудной жизненной ситуации». Определено, кого, собственно, считать такими детьми и как им помогать. И вот среди перечисления детей-сирот, детей-наркоманов и детей-уголовников находим неожиданное: «дети, проживающие в малоимущих семьях». А как же иначе? Бедность и есть фактор, от которого надо защищать.

Классификация нужна вовсе не для того, чтобы помочь неимущим семьям, а для того, что изъять оттуда детей на основе ряда последующих законов, прямо предусмотренных планом законодательной деятельности. Предполагалось детей из бедных семей изымать, чтобы потом, применив к несчастным всю строгость «ювенальной юстиции», передать «заказчику» — в приемную обеспеченную семью. И терминологию для закона выбрали говорящую — «дети, проживающие в малоимущих семьях».

В закон о гарантиях прав ребенка уже протащили главный принцип ювенальной юстиции: дети не часть семьи. Они самостоятельные субъекты общественных правоотношений, права детей выше прав всех других граждан. Если строго проанализировать ювенальную доктрину, то неизбежно приходим и к другому выводу: семья — главная опасность для ребенка, семья — враг детей. В доктринальной литературе адептов ювенальной юстиции так, собственно, открытым текстом и написано.

А «добрый дядя» из государственных органов — единственный друг. И этому «другу» можно круглосуточно пожаловаться на собственного папу или маму, которые о, ужас, не пустили в ночной клуб.

Тем, кто писать уже научился, лучше пожаловаться письменно, а дошкольники могут «стучать» на родителей устно. Телефоны уже вывешиваются в особо ювенализированных российских школах.

Отечественной школе, где западные подходы к правам детей давно внедряются в отраслевом порядке, сладко не стало. Учитель уже сегодня не имеет никаких прав в отношении ученика, одни обязанности. Учитель согласно уже сложившейся, во всяком случае в Москве, практике поставлен в такое положение, что ему спокойнее пропустить мимо ушей оскорбление или безобразную выходку распоясавшегося школьника, чем давать ход разбирательству. Педагог останется виновным в любом случае и обязательно будет наказан рублем. Ювенальная юстиция на Западе дала колоссальный толчок к так называемой «атомизации» общества. Я долго не мог понять врезавшиеся мне в память слова одной англичанки по поводу ее сына-наркомана, которому на вид было лет двенадцать: «А что я могу сделать? Это его выбор».

И я, честно говоря, осудил бедную женщину: «Какой такой выбор? Заперла бы дома, или госпитализировала на лечение, или переехала бы в другой город, вырвала бы из окружения. Надо же ребенка спасать. А оказывается, у этой несчастной матери уже не было выбора. Она была просто лишена права исправить ложный выбор родного дитя, применив родительские права и «управу». При ювенальной юстиции родительские права фактически отменяются — остаются только права детей.

Под действие ювенальной юстиции Финляндии попадают дети до 18 лет. Если семья не в состоянии прокормить или ухаживать за своим ребенком, то социальные службы обязаны оказать ей помощь. Если жизни и развитию ребенка что-то угрожает, то социальные работники должны поместить его в детский дом или в приемную семью до решения суда, который определит дальнейшую судьбу несовершеннолетнего. Социальные работники часто допускают ошибки и неоправданно, в основном из желания подстраховаться применяют крайнюю меру — изоляцию ребенка из семьи. В результате клиентами соцопеки к концу 2012 года стали 80 тысяч финских детей. В Финляндии детские дома принадлежат частным лицам. Приемная семья ежемесячно получает 2 тысячи евро за ребенка. Огромные суммы, которые финское государство тратит на частные детские дома, вызывает подозрение в том, что это выгодный бизнес для владельцев таких учреждений.
В Финляндии родительских прав не лишают, но на практике родители никак не могут влиять на жизнь ребенка и видеть его в любой день, если социальные работники поместили его в детский дом. Встречи ребенка с родителями происходят не чаще двух раз в неделю по часу.

http://rg.ru/2013/02/14/yuvenal.html

Права детей ювенальная юстиция

Все чаще приходится слышать и читать о ювенальной юстиции и правах детей. У детей должны быть свои суды, свои социальные службы, свое законодательство и так далее. Все – ради соблюдения прав детей на счастливое детство. Все – ради ограждения их от малейшей опасности.

И в этом есть логика: в нашем сумбурном и действительно полном различных опасностей мире хочется защитить детей. Они ведь такие маленькие. Такие беззащитные. И ювенальная юстиция предлагает настоящий щит, ограждающий и уберегающий их от жестокости мира.

Достаточно бегло пролистать интернет-публикации, посвященные детям, и волосы встают дыбом. Ужасные статьи о матерях-самоубийцах, выпрыгивающих из окон с детьми в руках. Жуткие статьи об издевательствах над детьми со стороны родителей — то ребенка сунули в кастрюлю с кипящей водой, то без изысков просто поджарили на плите, а то и избили до смерти. Кошмарные статьи о школах — издевательства учителей над учениками, психологическое давление на несчастных детей, оскорбления из-за элементарных ошибок.

Иногда кажется, что над детьми издеваются все. Несчастные дети — парии современного мира. До них нет дела никому — ни родителям, ни школе. Но есть еще ювенальная юстиция, которая благополучно работает во многих странах, защищая детей, позволяя им свободно развиваться, обеспечивая счастливое детство. И не пора ли нам, таким отсталым, принять наконец в полном объеме великолепный западный опыт по защите детей? Тем более что у детей есть права — они ведь тоже люди, маленькие, но человеки!

Например, право на информацию. Между прочим, в рамках этого права детей на информацию в школах уже внедрено и благополучно работает сексуальное образование. То есть в наличии имеются специальные уроки, посвященные образованию в области сексуальных отношений ( не путать с отношениями полов!). И дети образовываются… И как успешно! Теперь девочки 12−13 лет на ежегодном медосмотре уговаривают врача, чтобы он ни в коем случае не разгласил страшную тайну: она все еще девственница! Оказывается, в современном мире это уже неприлично — сохранять девственность в таком возрасте, и девочки, которым не повезло получить реальный сексуальный опыт, придумывают его, рассказывая подругам о том, что они — уже…

Читайте так же:  Плакат против домашнего насилия

В СССР права на информацию у детей не было, тем более — на информацию сексуального плана. Собственно говоря, в СССР вообще секса не было. Даже удивительно, как люди женились, выходили замуж и рожали детей. При полном отсутствии секса. Или все же секс был, но только не рекламировался, а? Но в те времена неприличным было, если девочка 12−13 лет уже имеет сексуальный опыт. Это было — ЧП! Теперь — все в порядке вещей, а ЧП — как раз отсутствие этого опыта. И действительно: презервативы продаются на каждом углу, соответствующие уроки в школе проводятся, так почему же нет опыта? Значит, с ребенком что-то не в порядке! Вот и уговаривают врачей, чтобы те сохраняли « ужасную постыдную» тайну.

Между прочим, это не только наши дети такие образованные. Подобные следствия из такого же права на информацию наблюдаются и в других странах. Особенно ярко эти следствия выглядят там, где ювенальная юстиция ( вместе с правом детей на информацию) работает уже давно. Например, Англия благополучно держит первенство по подростковой беременности. Более того, государство поддерживает юных мам: родившая ребенка школьница имеет право на государственное пособие и даже на получение собственного жилья. А как же! Права детей ведь нужно соблюдать. Правда, не вполне ясно, о каких именно детях в данном случае идет речь: то ли о тех, которые рожают, то ли о тех, которых рожают другие дети… На этом фоне наши сексуально образованные дети как-то бледнеют — нашим-то государство не будет выплачивать содержание на ребенка ( по крайней мере, в том объеме, чтобы этого ребенка действительно можно было содержать).

Но ладно сексуальное образование. В конце концов, мир велик, и в нем есть не только постели. Дети сейчас получают и неплохую юридическую подготовку. Уже можно услышать от малышей: «Я на тебя в суд подам!» — если мама вдруг сподобилась шлепнуть чадо по попе. И ведь в самом деле может подать! И маме потом долго придется отмываться от обвинений в жестоком обращении с ребенком, объясняя, что шлепок по попе был связан с тем, что ребенок играл со спичками. Кстати, если соответствовать требованиям ювенальной юстиции, то ребенок может играть и со спичками, и с ножами, и с чем угодно — это не является основанием, чтобы шлепнуть его по попе. Собственно говоря, с этой точки зрения вообще нет оснований для того, чтобы шлепнуть ребенка. Более того, его даже отругать нельзя — в ювенальной юстиции есть понятия не только о физическом насилии, но и о психологическом. А психологическим насилием может быть все, что угодно, даже требование собрать игрушки, если ребенок в это время настроен смотреть мультфильмы.

Между прочим, в рамках ювенальной юстиции предусмотрено и изъятие ребенка из семьи, если в этой самой семье ребенок подвергается физическому и/или психологическому насилию. Или в случае недостаточного присмотра за ребенком. Вспоминая собственное детство, я думаю, что тогда забирать детей у родителей должны были массово — если бы пользовались этой самой ювенальной юстицией. Ведь мы совершенно бесконтрольно играли во дворах, набивали синяки и шишки, вечно ходили обмазанные зеленкой, забинтованные или обклеенные пластырями ( пластырь доставался особо продвинутым — он был дефицитом). А иногда нас могли даже шлепнуть принародно ( например, за неуважительное слово или даже за отказ идти домой прямо сейчас и немедленно, оставив в песочнице недоделанный куличик) — с точки зрения ювенальной юстиции это настоящий кошмар, физическое и психологическое насилие одновременно, публичное унижение, разрушающее детскую психику. И как только наша психика уцелела в этих экстремальных условиях? Ума не приложу…

А уж наше право на информацию нарушалось самым грубым образом. О сексе в основном мы были вынуждены узнавать у более продвинутых товарищей по играм или на школьных уроках биологии ( на примере теории Дарвина или при подсчете рецессивных генов). Картинка с голым человеком — это в учебнике анатомии, человек « в разрезе». Ну или картины классиков. Например, Рубенса или Леонардо да Винчи — на уроках эстетики.

Когда сексуальное образование только продвигалось к школьным партам, много было разговоров о том, что нехорошо, что дети вынуждены узнавать о сексе буквально в подворотнях. Они ведь там та-акое могут узнать! Ну совсем неподходящее для детской нежной психики! И это звучало разумно. Вот только маленький нюанс: получая сведения « из подворотни», мы знали, что это — нехорошо, по крайней мере, для нашего возраста. А получая сведения в школе, от учителя, нынешние дети знают, что это — в порядке вещей, что это — хорошо и правильно. В результате — проблемы с подростковой беременностью и повальный подростковый секс.

А еще раньше дети понятия не имели, что можно подать в суд на родителей, грубо ущемляющих детские права. Например, наказывающих за неуспеваемость или прогулы занятий. Или заставляющих посещать музыкальную школу. Или запрещающих общаться с «неподходящими» знакомыми. В западных странах ювенальная юстиция доходит до абсурда — с точки зрения нормального, не испорченного подобным законодательством человека: там могут изъять ребенка из семьи в том случае, если родители запрещают ему употреблять наркотики, считается, что таким образом нарушается право ребенка на самоопределение. И юридически образованные дети обращаются за помощью к органам ювенальной юстиции, а они, находясь на страже счастливого детства, очень быстро реагируют, наказывая родителей.

Используя опыт « развитых стран», практикующих ювенальную юстицию, можно прогнозировать, куда заведет и нас борьба за права ребенка. Кое-что уже можно наблюдать, но это пока — первые ласточки. Которые могут пойти косяками. Или стаями.

Подростковый секс. Подростковая беременность. Подростковая наркомания, алкоголизм. Неуправляемость детей и подростков — за счет отсутствия наказания ( взрослые не могут наказывать детей, находясь под вечным молотом ювенальной юстиции, ведь ребенка запросто могут забрать, лишить родительских прав и так далее). Создание криминальных детских группировок. Резкий рост детской преступности. Резкое снижение уровня образования. Массовое выращивание инфантильных людей ( ведь дети ничего не должны, но родители-то обязаны выполнять все их желания!). Снижение рождаемости ( экономика и так не располагает, но если еще и ювенальную юстицию подключить, то будут просто бояться рожать детей — в каждом доме по Павлику Морозову!). И так далее.

Прогноз вырисовывается весьма печальный. И самое обидное, что он следует из такого красивого тезиса, как защита прав детей. Детей ведь так хочется защитить. Таких беззащитных, таких страдающих… Но не понадобится ли впоследствии другой лозунг? Что-то вроде: «Защитим взрослых от детей!»

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.inpearls.ru/669794

Литература


  1. Юзефович, Р.М. Санкт-Петербург — автомобилисту. Справочник; СПб: Кронверк-Принт, 2012. — 922 c.

  2. Муранов, А. И. Российское регулирование отношений с иностранными элементами. Некоторые аспекты правового статуса и деятельности иностранных адвокатов / А.И. Муранов. — М.: Городец, 2014. — 144 c.

  3. Марченко, М.Н. Проблемы теории государства и права. Учебник / М.Н. Марченко. — М.: Норма, 2017. — 415 c.
  4. Липшиц, Е.Э. Законодательство и юриспруденция в Византии в IX-XI вв. Историко-юридические этюды / Е.Э. Липшиц. — М.: Наука, 2013. — 248 c.
Права детей ювенальная юстиция
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here