Речь о домашнем насилии

Зачем нам нужен закон о домашнем насилии? Речь феминистки

15 декабря в Краснодаре прошло заседание Екатеринодарского дискуссионного клуба, посвященное профилактике семейно-бытового насилия и обсуждению законопроекта о домашнем насилии. Юга.ру публикуют без сокращений речь одной из выступавших — журналистки и феминистки Мадины Амади.

— Я журналистка, феминистка и человек, абсолютно убежденный в необходимости принятия закона о домашнем насилии в его авторской редакции — но ни в коем случае не в редакции Совфеда, предлагающей вместо реальной защиты жертв устроить конкурс соцработников на местах по примирению жертв с насильниками. Вообще мне странно, что необходимость защиты слабых от насилия сильных нужно всерьез кому-то доказывать. Но если нужно, я готова — давайте поговорим, почему брак еще не означает права на секс по первому требованию супруга, побои — это не воспитательный процесс, а «да убоится жена мужа своего» — не руководство к действию и не оправдание насилию.

Зачем же нам так нужен закон о домашнем насилии — при вроде бы уже имеющихся в УК РФ статьях о побоях, изнасиловании и других преступлениях вне территории семьи? Ведь именно этот аргумент чаще всего приводят первым противники принятия закона — в том числе зампред Минюста Михаил Гальперин в ответном письме Европейскому суду по правам человека. В этом позорном письме, отлично иллюстрирующем уровень понимания проблемы нашими чиновниками, господин Гальперин фактически умудрился обвинить российских женщин, отправившихся искать правосудия вне России после того, как государство не смогло защитить их от избиений и издевательств со стороны мужей, в подрыве, я цитирую, «усилий и имеющихся правовых механизмов в этой сфере».

Хочу отметить, что прямо сейчас, в эти минуты, в Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону и ряде других российских городов началась акция «Мост сестер» в поддержку сестер Хачатурян, которым эти усилия и правовые механизмы не оставили иного выбора, кроме убийства собственного отца, годами насиловавшего и избивавшего девочек там, где они должны были чувствовать себя в безопасности, — в семье.

Говорят адвокат и психолог:

А буквально вчера, накануне нашей с вами встречи, суд Геленджика отклонил апелляцию и отправил на восемь лет в колонию 29-летнюю Кристину Шидукову, в ходе очередной драки убившую своего супруга. Как и в случае с сестрами Хачатурян, следствием было установлено, что Кристина на протяжении многих лет подвергалась побоям и издевательствам со стороны убитого. Но ни в том, ни в другом случае это не было квалифицировано как самооборона.

У всех на слуху другие громкие дела последних лет: отрубленные руки Маргариты Грачевой, безрезультатно обращавшейся в полицию с заявлением об угрозах со стороны супруга, — участковый перезвонил ей через 12 дней после того, как муж впервые вывез ее в лес, а на вопрос, почему так долго, ответил: «Это Россия».

. Участковый перезвонил ей через 12 дней после того, как муж впервые вывез ее в лес, а на вопрос, почему так долго, ответил: «Это Россия»

Дело Валерии Володиной, которая более трех лет пыталась получить помощь от правоохранительных органов и получала один за другим отказы в возбуждении уголовного дела, в то время как ее бывший сожитель дважды похищал и жестоко избивал ее, в том числе беременную, что привело к выкидышу.

Дело Анастасии Ещенко, убитой и расчлененной профессором Санкт-Петербургского университета Соколовым, которого несколькими годами ранее уже пыталась обвинить в агрессивном поведении другая его студентка — и тоже безрезультатно.

Дело Оксаны Садыковой, многодетной матери, которой супруг перерезал горло на глазах у детей — после того как она подала на развод из-за регулярных побоев, следуя завету комментаторов подобных новостей в Рунете, негодующих, «почему же они не уходят от таких уродов!». Оксана ушла — и была жестоко убита озверевшим от длительной безнаказанности садистом.

Читайте также:

Убить самой и сесть за это — или быть убитой. Вот какой выбор сегодня, в XXI веке, оставляет женщинам российское государство и его «имеющиеся правовые механизмы».

Потому что домашнее насилие — это особый вид преступлений, специфика которого требует отдельного закона: ведь после того, как вас избили на улице, вам не нужно возвращаться в один дом с преступником, не нужно продолжать жить с ним под одной крышей, завтракать с ним за одним столом и ложиться в одну постель.

И я верю, что все мы заслуживаем лучшего выбора. Я могу потратить все время своего выступления на простое перечисление имен жертв домашнего насилия — это будут десятки имен, которые мы знаем, и сотни, тысячи и десятки тысяч дел, имен и трагических судеб, которых не знаем. Их все объединяет общий знаменатель — полное бездействие полиции, отмахивающейся от заявлений о побоях, угрозах и издевательствах внутри семьи.

Это происходит, во-первых, потому, что полицейские тоже люди, живущие в общем культурном поле нашей страны, где на генном уровне закодированы людоедские принципы вроде «бьет — значит любит», «бей бабу молотом, будет баба золотом» и «не выноси сор из избы». А во-вторых, и в-главных, потому, что наше государство, вместо того чтобы просвещать и воспитывать свой народ, выбирает потакать его самым темным инстинктам. Выбирает не вести общество к цивилизации и гуманизму, а подыгрывать его слабостям, невежеству и жестокости — возводя архаичное, варварское отношение к женщинам как собственности, как к существам второго сорта, которых можно воспитывать кулаками, в ранг семейных ценностей и традиций, за которые якобы нужно держаться в противовес общемировому «заговору» толерантности и гендерного равноправия.

Мне сложно представить, чтобы в любой из стран, которые мы называем цивилизованными, политик первого ранга мог всерьез утверждать, будто побои в семье — это семейное дело, в которое обществу вмешиваться негоже. А у нас подобная риторика повсеместна — и в 2017 году привела к декриминализации домашнего насилия, что уже признано ошибкой даже такой провластной структурой, как Генеральная прокуратура России.

. Наше государство, вместо того, чтобы просвещать и воспитывать свой народ, выбирает потакать его самым темным инстинктам

В 2015 году, по данным Росстата, число женщин, пострадавших от насилия в семье, составляло 36,4 тыс. человек. В 2016 — 49 тыс. Это ужасающие цифры официальной статистики — а как люди, выросшие в России, мы понимаем, что цифры любой нашей статистики можно смело умножать в несколько раз: вы же не принимаете за чистую воду 6% инфляции?

Читайте так же:  Усыновление дети фидерная у база данных

Не принимайте и 16 тыс. женщин, пострадавших от домашнего насилия в 2018 году — реальная цифра гораздо больше. Более того, есть все основания полагать, что и сама декриминализация домашнего насилия была проведена именно для того, чтобы обращения женщин в полицию больше не портили официальные показатели, ведь в 2019 году правительству РФ предстоит отчитываться в ООН по выполнению конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Изящный и невероятно циничный ход вполне в духе нашего государства — чтобы снизить статистику определенного вида преступлений, просто перестать считать их преступлениями.

Однако я отказываюсь примиряться с таким положением вещей — и настаиваю на необходимости реальной работы по снижению количества преступлений в российских семьях.

Да, больше всего этот закон нужен женщинам — ведь в большинстве случаев именно женщины являются жертвами домашнего насилия. Но законопроект в авторской редакции (рабочей группы М.Давтян, А.Поповой) способен защитить всех — женщин, мужчин, стариков, детей. Этот закон впервые в российской юридической практике дает определение всем видам домашнего насилия — настолько полные и точные, что не оставляет места манипуляциям:

  • нет, по нему нельзя будет отбирать детей у родителей, не купивших своему чаду телефон;
  • нет, по нему нельзя будет отобрать единственное жилье у мужа, чья коварная жена сама наставила себе синяков в надежде разжиться хатой;
  • нет, по нему нельзя будет посадить несчастного, который отказался купить шубу теще.

Но и жену, которая «выносит мозг» бедному супругу требованиями мыть за собой посуду и опускать стульчак унитаза, что у нас в народе приравнивается к психологическому насилию, за это тоже привлечь будет нельзя. Законопроект не предполагает такого рода вольных трактовок.
Этот закон не посягает на семейные ценности — конечно, если вашими семейными ценностями не является воображаемое право бить своих домашних, воспитывать кулаками детей и насиловать жен. Этот закон призван:

а) дать полиции основания вмешаться ДО того, как случится убийство, а не «будет труп — приедем опишем»,
б) принудительно учить агрессора управлять своим гневом на специальных курсах, как это уже делается в 146 странах мира, и везде дает отличные результаты,
в) наказывать по всей строгости тех, кто продолжает считать себя вправе издеваться над близкими, — и разумеется, только после того, как вина агрессора доказана в суде.

Все остальное, что вы слышали или думаете, что знаете про этот закон, — либо намеренная ложь и манипуляция, либо невежество.

Убийства женщин должны прекратиться — и нашему государству придется принять для этого гораздо больше усилий, чем просто перестать считать домашнее насилие уголовным преступлением.

Придется всерьез заняться этой проблемой — переобучать полицию и судей работе в этой сфере, научить их работать с охранными ордерами, предотвращая трагедии; придется выделить средства на строительство и содержание государственных шелтеров, приютов для женщин и детей, пострадавших от домашнего насилия, — вместо того чтобы причислять к иностранным агентам те считанные единицы таких мест, которые работают сегодня на пожертвования и деньги частных лиц.

Нам не нужны отписки, нам нужна реальная защита права каждого человека на безопасность в собственной семье. Нам нужен закон против домашнего насилия!

Что говорит закон о домашнем насилии 2020 года в России и на чьей стороне он стоит?

Домашнее насилие – достаточно распространенная проблема во всем мире. Страдают от данного явления и мужчины, и женщины, и дети, однако последние две категории наиболее сильно подвержены рискам. В 2020 году многие развитые страны имеют закон, позволяющий привлекать к административной и уголовной ответственности домашних тиранов. В России же вокруг принятого в 2019 году законопроекта развернулась целая полемика с участием политиков, юристов и даже РПЦ. Как обстоят дела в РФ с данным законом и как юридически правильно и безопасно защитить себя или близкого человека в подобной ситуации.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

Что собой являет домашнее насилие?

Под понятие домашнее насилие попадают ряд действий физического, психологического, сексуального и экономического характера. К физическому насилию относится:

  • толкание, пощечина;
  • побои кулаками, шлепки;
  • побои палками, ремнями, молотками, другими тяжелыми предметами;
  • порезы и уколы ножом или другими острыми предметами;
  • тягание за волосы, плевки, биение головой об стены и т.д.

К психологическому насилию относятся такие обстоятельства:

  • унижения;
  • постоянная критика;
  • постоянный контроль, слежка, в том числе проверка переписок, телефонов, использование шпионского программного обеспечения, камеры слежения;
  • угрозы убийства жертвы или ее близких;
  • использование уничижительных слов в обращении;
  • создание условий, в которых жертва оказывается зависимой от абьюзера и не имеет возможности попросить о помощи;
  • создание отрицательного мнения о жертве, выставление ее психически не здоровой, чтобы вызвать недоверие к ней, если она пожалуется;
  • шантаж, манипуляции.

К сексуальному насилию относятся не только акты проникновения, но и принуждения к демонстрации обнаженного тела, прикасание к гениталиям, смотреть порнографию или мастурбацию партнера, а также выполнять репродуктивные задачи.

Домашнее насилие иногда называется бытовым, и явление юридически определяется не только среди законных супругов, но и в парах, живущих в гражданском браке.

Что такое домашнее насилие?

Это действия физического, сексуального, психологического и экономического насилия, которые произошли между бывшими, теперешними супругами или между близкими родственниками.

Домашнее насилие также касается тех пар, которые живут даже в гражданском браке.

Закон о домашнем насилии в России

В России уже было несколько попыток принятия закона, который бы определял, что такое домашнее насилие, устанавливал бы какие-то нормы регулирования. Но на 2020 год закона, который бы определял насилие в семье, как юридическую проблему, его нет.

Зачем нужен такой закон? Если женщина или пожилой человек подвергается насилию и это не дошло до тяжких телесных повреждений или до убийства, то это все будет квалифицироваться как дела частного обвинения.

Читайте так же:  Замена инн и снилс при смене фамилии

Что это означает? Это значит только одно: пострадавший должен самостоятельно пойти в полицию или к мировому судье и написать заявление о семейных побоях.

К тому же он должен доказать, что побои действительно были. А для этого необходимо снять побои в травмпункте.

Собрать бумаги, оформить их правильно – зачастую не под силу пострадавшим, а на адвоката у жертвы насилия нет денег. Именно поэтому такие дела редко доходят до суда.

Такого понятия, как «домашнее насилие» в российском законодательстве нет. Есть истязания, побои, избиение, угроза убийством, однако домашнее насилие нигде не фигурирует.

Что говорят юристы и правозащитники о законе?

Эксперты утверждают, что штрафные санкции для рецидивистов не предположены и в случае жестких нарушений виновник получит реальный срок.

Если ДН фиксируется впервые, то человек будет оштрафован. Условием является и тяжесть нарушение, то есть, если это ограничивается шлепками, подзатыльниками, и т.д. К сожалению, Уголовный Кодекс РФ не регламентирует понятие побои, соответственно опирается лишь на телесные повреждения и если их нет, то доказать рукоприкладство будет проблематично.

Кроме того, жертвы сами часто не говорят о сложившейся ситуации, поскольку часто считают такое поведение нормой. Ведь на уровне менталитета в РФ такие утверждения – «Бьет, значит любит», «Сама спровоцировала» и т.д.

Следовательно, спасение и защита прав жертв домашнего насилия в руках исключительно самих пострадавших. Во всяком случае, пока.

Самооборона как способ защитить себя от домашнего насилия

Если женщина регулярно страдает от побоев мужа, его кулаков, пощечин и так далее, то некоторые, очень смелые представительницы прекрасного пола пытаются ответить своим благоверным тем же.

В этом случае речь идет о самообороне: чтобы муж ее не избил до потери сознания женщина идет в атаку – совершает домашнее насилие над мужчиной, над своим обидчиком.

При этом границы самообороны законодатель определяет так: вред, который наносит жертва должен быть не более того, который нанес обидчик.

Грубо говоря, если муж подходит к жене с ножом, то ей нельзя хватать топор или пистолет.

В случае, если жена оказалась в ситуации, где ей нужно применить самооборону, то прежде всего она должна защитить свою жизнь, а также здоровье и личную неприкосновенность.

Есть такое понятие, как «неожиданное нападение». Потерпевший, который оказался в такой ситуации, не может определить характер нападения, чтобы адекватно ответить обидчику.

В этом случае закон говорит о том, что в случае неожиданного нападения жертва может обороняться как угодно.

Если женщина стала жертвой насилия, то в первую очередь ей нужно обратиться в органы полиции. При рассмотрении заявления пострадавшей участковый обязательно примет меры предупредительного воздействия на правонарушителя.

Домашнее насилие над женщинами: куда обращаться?

Когда дело доходит до суда, то многие женщины домашнего насилия молчат.

Они боятся того, что их проблема выйдет за рамки семьи, о том, что об избиении узнают родственники, сослуживцы по работе. Они воспринимают побои как собственный позор.

С этим стереотипом борются различные организации, которые призывают противодействовать домашнему тирану:

  • Проект «Насилию.нет» – https://nasiliu.net/.
  • Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
  • Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.

Как женщине узнать о таком центре помощи жертвам домашнего насилия?

Для этого она может позвонить по общероссийскому телефону помощи 8-800-7000-600. Оператор по возможности перенаправит женщину к своим коллегам в нужный регион, чтобы жертве была оказана помощь на месте.

Кстати, сейчас и в полиции стали давать заявительницам телефоны таких центров.

Деятельность центров помощи жертвам домашнего насилия заключается в том, чтобы помочь женщинам/родителям/мужчинам найти в себе внутренние и внешние ресурсы для того, чтобы остановить тирана.

Многие женщины, страдающие от насилия в семье, молчат и не выносят эту проблему за пределы дома. Причины того, почему жертвы избиения со стороны мужа, сына, родителей терпят, разные, но результат всегда один – сломанная судьба или, что еще хуже, смерть от побоев.

Какая ответственность за домашнее насилие?

Пока Законопроект о Профилактике домашнего насилия не принят, правоохранители опираются на ст.116.1. УК РФ. Наказание в случае доказательства бытового насилия будет:

  • штраф до 30 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
  • общественные работы сроком до 240 часов;
  • исправительные работы сроком до полугода;
  • арест на 3 месяца.

Уголовная ответственность за повторные случаи избиения, изнасилования наступает лишь в случае рецидивов и это вызывает тревогу у лоббистов.

Что делать, если муж (жена, дети, родители) бьет?

Для того, чтобы в корне исправить ситуацию, потерпевший может:

  • Вынести проблему избиения, насилия в публичное пространство – обязательно обращаться в соответствующие органы, например, поставить в известность участкового.
  • Попросить поддержки у знакомых, близких людей.
  • Обратиться в полицию с заявлением.
  • Зафиксировать полученные травмы в травмпункте.
  • Стать решительным. Если сын бьет мать или муж жену, тогда потерпевшей нужно поставить вопрос об избиении так: «Или ты прекращаешь надо мной издеваться или я от тебя ухожу/ты съезжаешь с квартиры и т. п.».
  • Оповестить соседей о том, что если они услышат крики из квартиру, то пусть сразу же вызывают милицию.
  • Быстро покинуть дом в случае подстерегающей опасности. Для этого жертва должна прятать ключи, деньги, телефон и документы в доступном месте, чтобы при возможности она могла взять их и быстро покинуть дом.
  • Попросить друзей или родственников предоставить ему убежище, если ему будет грозить опасность.
  • Обратиться в кризисный центр, где ему окажут психологическую и юридическую помощь.
  • Изменения в законодательстве

    Побои перестали быть уголовным преступлением. Закон нарушил принцип соразмерности. Внутрисемейные побои по степени общественной опасности были ранее более опасными, чем побои чужих людей.

    За шлепок близкого лица давали до 2 лет лишения свободы, за шлепок чужого – административное наказание.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    В 2020 году максимальный денежный штраф за побои, к ним также относится домашнее насилие своих близких составляет 30 тысяч рублей. А еще недавно до принятия поправки в Уголовном кодексе семейным тиранам грозило до 2 лет лишения свободы.

    В обществе раскол, одни говорят, что смягчение наказания – правильное действие, поскольку нельзя сажать человека за порку ремнем или затрещину. Другие утверждают, что принятая поправка только на руку домашним садистам. Кто прав, а кто виноват?

    Читайте так же:  Домашнее насилие жен над мужьями

    Что говорят депутаты о декриминализации домашнего насилия?

    Депутаты Госдумы посоветовали людям воспринимать Закон «О декриминализации домашнего насилия» как условие для создания крепкой семьи. Таким образом, они хотят, чтобы в российских семьях были сохранены семейные ценности.

    Противники принятия поправок заявили о том, что новый закон только ухудшит ситуацию в семье. Ведь в большинстве случаев судьи наказывают домашних тиранов штрафом, но кто его платит, если бюджет семейный?

    Поэтому они считают, что такая мера наказания не является сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, то это накладывает на семью только дополнительную финансовую нагрузку.

    Что говорят юристы о декриминализации домашнего насилия?

    Специалисты уверены, что смена уголовного наказания на штраф не означает, что побои легализованы. Изверг-рецидивист в любом случае получит реальный срок.

    Так, если домашнее насилие над детьми, женой, родителями было совершено в первый раз, тогда мужчине грозит административная ответственность. Но это идет речь о легких побоях: шлепки, подзатыльники, затрещины и т. д.

    В Уголовном кодексе не содержится четкого определения того, что такое побои. В то же время словарь Ушакова определяет это понятие так: побои – это удары по живому телу.

    В словосочетании «домашнее насилие» ключевое слово «домашнее». По некоторым данным с ним сталкивается каждый четвертый в семье, но так оно и остается.

    Но многие жертвы тиранов не обращаются в полицию, поэтому официальная статистика на самом деле лукавая, потому что если жертва сама не признается, то никакой жертвы вроде как и нет.

    Что делать в случае бытового насилия?

    Жертвы домашнего насилия должны тщательно продумать стратегию выхода из сложившейся ситуации. Большинство не решаются на реальные шаги по причине страха усугубить ситуацию, вызвать сильный гнев партнера, что нередко приводит к более тяжелым последствиям.

    Что должен знать человек, подвергающийся насилию:

    1. Начать говорить о проблеме с близкими. Рассказать о происходящем, максимально сосредоточившись на всех фактах.
    2. Обязательно подготовить место, куда можно уйти: к друзьям, снять квартиру, если есть такая возможность.
    3. Держать при себе документы.
    4. Обратиться в полицию и письменно написать заявление.
    5. Зафиксировать побои в медицинском учреждении.
    6. Попросить соседей о помощи, в случае, если они услышат крики, и попросить вызвать полицию.
    7. Обратиться в центр поддержки в подобных ситуациях.

    Куда обращаться за помощью пострадавшим?

    Женщины, страдающие от домашнего насилия, дети, пожилые люди, не должны молчать. В РФ имеется несколько организаций, которые помогают в борьбе с созависимостью и домашней тиранией:

    1. Проект «Насилию.нет» https://nasiliu.net/.
    2. Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
    3. Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.
    4. Горячая линия помощи: 8-800-7000-600. Позвонить туда можно бесплатно.

    Психологи говорят, что подобные союзы редко становятся нормальными и проблемы в отношениях будут только усугубляться. Разработчики законов иного мнения и прилагают усилия для сохранения ячейки общества любой ценой.

    В результате домашнего насилия страдают не только женщины, но и дети, которые рискуют попасть «под горячую руку» либо же наблюдают за этим и получают серьезные психологические травмы. Стоит ли сохранять семью в таком формате или нет, решать, конечно, партнерам, но нужно помнить и о том, что даже у любви есть предел.

    Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

    ЕСПЧ получил новую позицию властей РФ на жалобы пострадавших женщин

    Российское государство не должно нести ответственность в случаях семейно-бытового насилия, если вред был нанесен не должностными лицами, а частными. Такова позиция российских властей, отправленная ЕСПЧ как ответ четырем пострадавшим гражданкам. Их адвокаты указывали, что происшедшее с заявительницами являлось пытками,— а причиной их стало в том числе бездействие российских полицейских и правовой системы. Российские власти полагают, что если пытки совершали не сами полицейские, то государство не должно компенсировать материальный ущерб пострадавшим.

    Россия направила в ЕСПЧ последние возражения перед рассмотрением жалобы четырех заявительниц из России. Речь идет о Наталье Туниковой (гражданский партнер пытался сбросить ее с 16-го этажа; женщина, защищаясь, ударила его ножом и попала под суд), Маргарите Грачевой (бывший муж отрубил ей кисти рук), Елене Гершман (пережила девять эпизодов избиений со стороны бывшего супруга, суд дважды отказал ей в возбуждении уголовного дела), Ирине Петраковой (муж регулярно истязал и избивал ее, в том числе после развода). Они жалуются на неспособность властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации. Заявительницы подчеркивают, что домашнее насилие в их отношении необходимо квалифицировать как пытки.

    Напомним, ранее Минюст в меморандуме для ЕСПЧ (см. “Ъ” от 19 ноября 2019 года) заявлял, что существующее законодательство эффективно, острой необходимости принятия специальных актов о насилии в семье нет, а в жалобе наблюдается дискриминация по отношению к мужчинам. После общественного возмущения в Минюсте допустили в случае необходимости возможность «дальнейшего совершенствования» законодательства. Тогда в ответ на этот меморандум представители заявительниц направили 80-страничный документ с анализом существующего в России законодательства (см. “Ъ” от 8 февраля). Они доказывали, что указанные Минюстом меры либо не применяются в реальности, либо относятся к другим преступлениям, либо оборачиваются финансовым и организационным бременем для самих жертв, а не для агрессоров.

    [2]

    Теперь уполномоченный РФ при Европейском суде по правам человека — замминистра юстиции Михаил Гальперин — направил «некоторые новые аргументы» российского правительства. В документе отмечается, что согласно ст. 3 Конвенции о защите прав и свобод человека (запрещение пыток) государство не может нести ответственность за ситуации заявительниц, так как «страдания и травмы причинялись им в результате действий частных лиц (а не должностными лицами)». Также правительство отмечает, что «потерпевшие не имеют права оспаривать законность действий или бездействия полиции в ходе расследования в связи с привлечением к административной ответственности предполагаемого обидчика». Авторы ответа указывают, что для этого создана глава 22 КоАП — она предоставляет возможность подать административный иск о действии или бездействии полиции и провести для этого отдельный процесс.

    Россию снова ставят перед убийственными аргументами

    Старший юрист проекта «Правовая инициатива» Татьяна Саввина отметила, что в направленном адвокатами ответе на меморандум уже содержались отсылки к позиции Комитета ООН по правам человека, Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, Комитета ООН против пыток, а также специального докладчика ООН по вопросам пыток: «Все эти органы признали, что серьезные случаи домашнего насилия могут быть признаны пытками в случаях, когда государство бездействовало и не защитило жертв от насилия со стороны частного лица».

    Читайте так же:  Акт совместно нажитого имущества

    Она отметила, что ранее ЕСПЧ не признавал напрямую случаи домашнего насилия пытками, хотя «упоминал о «жестоком обращении», которое не соответствует ст. 3»: «Но сейчас мы попросили суд признать, что по делам наших заявительниц имели место именно пытки. Разница между пыткой и другими видами жестокого обращения в том, что пытка — это наиболее сильная его форма, самое сильное из возможных истязаний».

    “Ъ” узнал подробности проверки полицейских по жалобе Маргариты Грачевой за месяц до того, как экс-супруг отрубил ей руки

    Искалеченная Маргарита Грачева требует от государства возместить расходы на ее лечение. Однако правительство РФ заявило, что пострадавшим не может быть выплачена компенсация материального вреда (решения ЕСПЧ учитывают как моральный, так и материальный аспект) в рамках ст. 3 о пытках, так как вред им был причинен частным лицом. В подтверждение этой позиции правительство приводит дело «Михеев против России», решение по которому ЕСПЧ вынес в 2006 году. Тогда заявитель жаловался на пытки, которым сотрудники милиции подвергли его во время ареста — ему пришлось выпрыгнуть из окна, что закончилось переломом позвоночника. Заявителю было присуждено €130 тыс. в качестве компенсации материального ущерба и €120 тыс.— за моральный. Здесь российское правительство согласно с выплатой, поскольку видит причинно-следственную связь между действиями сотрудников государственной службы и наступившим вредом.

    «Очень жаль видеть такую позицию,— отмечает госпожа Саввина.— По сути, нам говорят, что конвенция и правовая система должны защищать людей от государства — но не должны защищать женщин и детей от насилия со стороны мужчин-агрессоров. В случае Маргариты Грачевой связь между бездействием полиции и ее инвалидностью очевидна».

    [1]

    Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

    Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

    «Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

    «В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

    Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

    Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

    Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

    О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

    После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

    Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

    Домашнее насилие в России

    Вас регулярно бьет муж на почве ревности, социально-бытовых проблем или просто так? А вы терпите его издевательства?

    Не нужно держать это в тайне и ждать, когда его «попустит» и все «устаканится». Если уже раз ударил и вы ничего с этим не сделали, то ударит и второй раз.

    Многие женщины по всему миру страдают от домашнего насилия, выражаемое в систематической физической, психологической или сексуальной расправе по отношению к близким членам семьи.

    Существует ли закон о домашнем насилии, могут ли обидчика, тирана привлечь к ответственности за домашнее насилие в 2020 году?

    Как доказать, что вы стали жертвой домашнего насилия и у кого можно попросить помощи, чтобы спасти свое здоровье и возможно даже жизнь?

    Что важно знать о самообороне

    Довольно часто женщины, страдающие от домашнего насилия, пытаются ответить партнеру той же монетой, однако грань между самообороной и превышением довольно тонкая. Человеческое тело устроено таким образом, что в критической ситуации задействует все ресурсы для выживания и резкий выброс адреналина может привести к плачевным последствиям.

    Читайте так же:  Друг матери одиночки

    Закон позволяет жертве защищать свою жизнь и неприкосновенность, но запрещает наносить телесные повреждения и вред жизни обидчику. Поэтому, конечно лучше при малейших предпосылках тирании обращаться в правоохранительные органы и фиксировать инциденты.

    Законопроект о домашнем насилии в России 2019 года

    В 2019 году в Государственную Думу был подан законопроект о Домашнем Насилии, поскольку предпосылок достаточно много. В 21 веке многие семьи еще живут по средневековым законам, в то время, как жертвам и их родственникам правоохранительные органы говорят: «Убьет, тогда посадим.»

    В домашнем насилии тяжкие телесные повреждения – это редкость, а вот убийства на бытовом уровне происходят в 70% случаев, если в семье присутствует тирания. Причем совершают убийство иногда и жертвы, в процессе самозащиты, после чего их обвиняют в превышении полномочий и отправляют отбывать наказание.

    [3]

    Что же гласит закон? Согласно 4 ст. Закона, цель его – поддержка и сохранения семьи, а также оказание оказание социальной и медицинской помощи пострадавшей стороне. К нарушителю будут применяться защитные предписания, в результате которых он может быть выселен при условии, если есть куда, а также запрет на вступление в любой контакт с жертвой.

    Если вникнуть в суть законопроекта, то он, в случае принятия, вносит ряд изменений в процесс правового взаимодействия между жертвами БН и абьюзерами.

    Однако все они направлены на сохранение семьи, а не на защиту прав потерпевших. Поэтому, развернувшаяся полемика вокруг данного нормативно-правового акта, вполне оправдана. В чем минусы закона?

    1. Побои в домашних условиях декриминализируются. Ранее за подобное нарушение нарушитель мог получить до 2-х лет лишения свободы. Согласно новому законопроекту, сейчас это административное нарушение, за которое предполагается штраф до 30 тыс.рублей.
    2. В случае отсутствия доказательств, максимум, на который может рассчитывать жертва – это проведение профилактической беседы.
    3. Если есть доказательства побоев, суд может выдать предписание, по которому нарушитель не имеет права контактировать с пострадавшим ни при каких обстоятельствах. Однако, потенциальная опасность для жертвы в таких ситуациях увеличивается в разы, так как это может только разозлить тирана. Кроме того, штраф будет платиться из семейного бюджета, следовательно косвенно его оплачивает и сама жертва.
    4. В тексте законопроекта ничего не сказано о сексуальном насилии, в результате чего получается, что партнеры заведомо согласны на любые действия интимного характера.

    Что делать, если муж бьет: убегать или защищаться?

    Все зависит от ситуации, при которой происходит домашнее насилие.

    В какой-то ситуации проще будет убежать от обидчика. Но в какой-то ситуации жертва понимает, что убежать нереально и единственный способ избежать побоев – прибегнуть к методам самообороны.

    В случае если нападавшему был причинен вред, то ни в коем случае нельзя избавляться от следов насилия. Такие действия могут быть интерпретированы, как уход от ответственности.

    Потому что если будут выявлены следы затирания крови, уничтожены предметы, которыми жертва оборонялась, то у того, кто оборонялся, в таком случае есть высокий риск того, что его действия будут интерпретированы, как умышленное причинение вреда другому человеку.

    Если потерпевший оказался в ситуации, где он проявил самооборону, тогда он должен, наоборот, зафиксировать все следы преступления.

    Из-за страха, стыда, недостатка информации не все жертвы насилия обращаются в правоохранительные органы.

    Что грозит мужу-тирану за домашнее насилие?

    Каждый случай индивидуальный, поэтому правоохранительные органы расследуют каждую ситуацию, стараются докопаться до истины.

    Если говорить об ответственности, то она может наступить по статье 116.1 УК РФ. И то уголовная ответственность может наступить для тирана только в том случае, если жертва ранее уже обращалась в правоохранительные органы или в суд с аналогичной просьбой, заявлением.

    Тогда мужу-тирану или другому члену семьи, который совершает домашнее насилие в отношении других членов семьи, может грозить такое наказание:

    • штраф до 40 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
    • обязательные работы сроком до 240 часов;
    • исправительные работы сроком до полугода;
    • арест сроком до 3 месяцев.

    Уголовная ответственность за неоднократные случаи домашнего насилия наступает только в случае рецидива – повторных, регулярных избиений.

    В случае, когда побои были совершены в результате ситуативного, эмоционального конфликта, когда люди не имели умысла причинять друг другу вред, когда нет никакого преследования одного человека со стороны другого, то в таких случаях допустима административная ответственность.

    Если же жертва обратилась к правоохранительным органам впервые, тогда ее обидчику будет грозить только административная ответственность, но это при условии, что он причинил жертве физическую боль, которая не привела к таким негативным последствиям, как: расстройство здоровья, временная утрата трудоспособности.

    За совершение насильственных действий в отношении членов семьи, за причинение физической боли жене/мужу/родителям/детям виновному грозит наказание по ст. 6.1.1 КОАП РФ «Побои».

    Наказание подразумевает такую ответственность:

    • штраф от 5 до 30 тысяч рублей;
    • административный арест сроком от 10 до 15 суток;
    • обязательные работы сроком от 60 до 120 часов.

    Полиция предпринимает действия в отношении жертвы и домашнего тирана только в том случае, если жертве будут нанесены телесные повреждения – например, синяки, гематомы, переломы и т. д.

    Домашнее насилие с точки зрения законодательства РФ в 2020 году перестало рассматриваться как уголовно наказуемое деяние, при условии, что оно не повлекло за собой серьезных травм или временной утраты трудоспособности.

    Если муж однократно избил жену, тогда ему грозит только административная ответственность.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    В случае повторного обращения жертвы в правоохранительные органы, встанет уже вопрос о привлечении обидчика к уголовной ответственности по ст. 116.1 УК РФ «Побои».

    Источники

    Литература


    1. Федоткин, С.Н. Настольная книга частного охранника: Практическое пособие; Эксмо, 2013. — 512 c.

    2. Мазарчук, Д. В. Общая теория государства и права. Ответы на экзаменационные вопросы / Д.В. Мазарчук, Н.А. Глыбовская. — М.: ТетраСистемс, 2011. — 144 c.

    3. Зильберштейн А. А. Земельное право. Шпаргалка; РГ-Пресс — Москва, 2010. — 797 c.
    4. Мархгейм, М. В. Правоведение / М.В. Мархгейм, М.Б. Смоленский, Е.Е. Тонков. — М.: Феникс, 2009. — 416 c.
    Речь о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here