Сторонники закона о домашнем насилии

Сторонники закона о семейном насилии воспользовались делом «Бонапарта»

Контролировать психически больных людей должен только закон, поэтому нужно снова принять закон о семейном насилии, заявила психолог Марианна Гельман 15 ноября во время экстренного круглого стола «Синдром Бонапарта», прошедшего в Санкт-Петербурге по факту резонансного убийства, сообщает портал «Невские новости».

Круглый стол был собран для обсуждения жестокого убийства бывшей студентки Анастасии Ещенко, совершенного ее сожителем доцентом СПбГУ Соколовым. Собравшиеся пришли к мнению, что закон о домашнем насилии необходим.

Один из участников посетовал на то, что закон о семейном насилии зря был декриминализован. Видимо, имелся ввиду закон, принятый Думой в 2017 году, который отменил исключительно криминальный характер любого насилия между ближайшими родственниками. По мнению спикера, необходимо вернуться к варианту, который предлагали сторонники ювенальной юстиции, при котором любой факт насилия между родителями и детьми обязан оканчиваться уголовным преследованием взрослых.

Ведущая напомнила участникам, что круглый стол не относится напрямую к теме закона о семейном насилии.

Общей темой обсуждения стал вопрос об отношениях между преподавателями и студентами. Одним из вариантов решения проблемы «здесь и сейчас» было предложено создание этических комиссий в вузах для решения конкретных случаев.

Напомним, законопроект о семейном насилии подразумевает презумпцию вины мужчины в любых бытовых конфликтах и положение женщины как жертвы насилия. Например, жена автоматически становится жертвой финансового насилия, если муж не согласен с тем, как она расходует семейный бюджет.

Комментарий РВС

[2]

В ходе продавливания закона о семейно-бытовом насилии взят очередной барьер. Мошенническим приемом воспользовались сторонники закона о семейно-бытовом насилии, приводя в качестве довода резонансное преступление.

Требуется приводить разнообразные приемы манипуляции что бы протолкнуть закон, текст которого даже не доступен общественности. Не потому ли, что этот закон несет чудовищные издержки для обычных семей, народа, и конечно, государства?

Надо признать, что Россия существует в условиях резкого демографического провала. И именно поэтому всем ответственным силам следует крайне внимательно отнестись к инициативам, которые уже породили демографическую катастрофу в Европе.

Прямыми издержками подобных законов в Испании можно признать фактический отказ мужчин от создания семьи. Отсутствие желания мужчин создать семью объяснимо – в законе отменен принцип презумпции невиновности в отношении мужчин.

Народ пришел в ужас от нового законопроекта о семейно-бытовом насилии

29 ноября на сайте Совета Федерации опубликовали текст законопроекта о «семейно-бытовом насилии». Граждане ознакомились с ним — и не смогли сдержать возмущение.

Не все понимают, зачем нужен отдельный законопроект, ведь наказание за любое насилие уже есть в действующем законодательстве РФ.

«Пусть сторонники принятия закона почитают действующий УК РФ, ст. 105, 115, 117, 119 для начала. По данным МВД в последние годы происходит постоянное снижение насилия. А для дальнейшего сокращения необходимо восстановить то, что было разрушено: вытрезвители, лечебницы», — написал Владимир (орфография и пунктуация авторов сохранены).

Некоторые сразу увидели возможности злоупотреблений — например, если жена решит выгнать своего мужа из дома, применив к нему «судебно-защитное предписание».

«Принудительное выселение))) Огонь! Согласно закону в никуда не могут выселить — должны предоставить жилье! Согласно конституции каждый гражданин имеет право на получение жилья — как вы пишите законы, которые могут нарушить конституцию? В правительстве никто не знает, что есть Конституция РФ?».

Другие отмечают, что привлечение в дело третьей стороны в виде НКО выглядит достаточно сомнительно. Также не до конца ясно, что собой представляют некоммерческие объединения. Ведь по закону они не должны проходить никакие аккредитации и проверки. Получается, что вопросы семьи смогут решать любые люди, даже уголовники или педофилы.

Alex Miklas отмечает: «Обязанность НКО по примирению» — это означает только то, что договариваться о стоимости «примирения» и условиях оплаты «примирения» придётся не только с «жертвой насилия», но и с НКО».

«НКО, признанные иностранными агентами и наши некоторые депутаты ГД и СФ проталкивают данный закон, который окончательно разрушит семью, даст возможность отбирать квартиры у их собственников, похоронит понятие презумпции невиновности. Данные по семейному насилию, которые приводит центр «Анна“ — иностранный агент не просто завышены, а чудовищно лживы и эти данные потом тиражируют наши «правозащитники». По их данным в семье в 2015 г. погибло 14 000 женщин, а по данным МВД всего погибло 9 800, включая ДТП, ошибки врачей и т. д. В семье погибло 304 женщины. Это о лживости таких персонажей, как упомянутая, Шульман», — написал пользователь Владимир.

[3]

Люди справедливо интересуются, что будет с семьей после вмешательства, которое допускается законопроектом о СБН.

Иван И.: «Отличный закон, открывающий двери в любую семейную жизнь для шантажа».

Алена Р.: «У благополучных семей будут отбирать детей и недвижимость».

Владимир Ф.: «В нынешнем законодательстве достаточно механизмов, чтобы защитить пострадавших. Закон о СБН несет в себе совсем другие цели, а именно узаконить феминизм и гендерную идеологию, а значит закон о СБН АНТИСЕМЕЙНЫЙ, направлен на разрушение семьи и вместе с этим государства в целом»!

Юрий Б.: «После вступления в силу данного Закона, покажите мне мужика кто сам пойдёт в ЗАГС, или захочет иметь ребёнка.))) Вырождение страны не за горами!»

Граждане недоумевают, что законотворцы имеют в виду, говоря о психологическом насилии. В опубликованной редакции не дается определения психологическому насилию, а его лишь включают в состав понятия «семейно-бытовое» насилие. Это дает волю для его интерпретаций в корыстных интересах. В комментариях люди хоть и утрируют, но передают суть серьезной проблемы.

Антон Егоров: «Вынеси мусор» — «Отстань, дай футбол посмотреть» — это относится к «бездействию, вызывающему психические страдания»?

Serg Nik: «Если оставят в законе причинение «психического страдания“ — жёнам капут! ;)».

akerensky: «Жена напишет заявление на физическое насилие, а муж — на психологическое. Как будет выкручиваться фемида? Кому выписывать охранный ордер»?

Алена Р.: «Интересно, а по новому закону: ребенок, шлепнутый по попе, за шалость или непослушание — это жертва домашнего насилия»?

Ирина Б.: «Почему именно домашнее насилие? Существует просто насилие. Вот, например, попросил ребенка помыть за собой тарелку, а он не согласился и ты не разрешил ему пойти на улицу с друзьями — это уже насилие… Мужа почистить картошку, а он не захотел и ты ему обед не сварила — тоже насилие… Тогда надо принимать Закон о насилии в лифте, Закон о насилии парках и скверах, Закон о насилии на работе и других общественных местах… Вот видите, сколько можно принять законов. А чем плохи те законы, что у нас есть»?

Законопроект о семейно-бытовом насилии разрушает семьи и Россию

Как российский законопроект о семейно-бытовом насилии связан с Конвенцией Совета Европы «О предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием» (Стамбульская конвенция). Чем вредна эта конвенция?

Читайте так же:  При разводе отец хочет забрать ребенка

Сколько полов признает ООН? Почему на международном уровне поддерживаются и продвигаются самые низменные инстинкты? Чем опасен продвигаемый законопроект не только для семьи, но и государства?

Об этом главному редактору «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказал лидер и создатель православного движения «Сорок сороков», отец девяти детей, состоящий 25 лет в счастливом браке, композитор Андрей Кормухин.

Читайте начало интервью:

— Андрей, как может быть принят закон, который противоречит какому-то другому, уже принятому ранее, действующему закону? Ведь некоторые положения законопроекта о семейно-бытовом насилии противоречат закону «О запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних», другие — еще каким-то законодательным актам.

— Да. Такого быть не может. Сначала тогда надо отменить или изменить действующие законы. Но лоббисты делают вид, что не замечают этого противоречия, и методично стараются всячески пропагандировать, проталкивать этот законопроект.

— Законопроект о семейно-бытовом насилии вы связываете со Стамбульской конвенцией. Как она называется?

— Официальное название — «Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием».

— По вашей оценке она становится чуть ли не знаменем для сторонников гей-пропаганды.

— Да. Потому что там записан такой постулат. И, например, гендер там прописан как социальный пол. Не как биологический, а именно — социальный пол, и бери себе любой на выбор любой из 58 полов. Они уже узаконены, например, в Великобритании и во Франции. Это все уже есть. А нам же любят все рассказывать, что надо делать как в цивилизованном обществе, брать с них пример.

— Великобритания, Франция — это их дело. А где это на международном уровне сказано?

— В этой же конвенции. И если мы подписываем эту международную конвенцию, то для нас она становится обязательной в правоприменении. Есть уже даже и Международная конвенция по линии Организации объединенных наций. В ООН уже есть понятие «гендерного равноправия»!

Они признают то, что мужчина может ощущать себя женщиной или трансгендером и т. д., там есть множество таких гендерных историй. Более того, не только это в ООН признано, они же уже исключили статью педерастии из разряда болезней, которые раньше были указаны в соответствующем списке.

— Они даже педофилию где-то исключили.

— Да, даже педофилию. Они идут в общество инстинктов, в цивилизацию примитивных инстинктов на этом законе. Почему закон и вызвал такую реакцию. Столкнулись два цивилизационных проекта. Их проект совершенно не совместим с нашим, по крайней мере для русского народа, потому что он отрицает наши духовно-нравственные ценности, это полностью против Русской православной церкви.

Так вот, столкнулись две цивилизации. Одна — цивилизация инстинктов, как назвал это святейший Патриарх Кирилл, когда люди не признают существование Бога, когда люди считают, что они удачная проекция обезьяны, и они живут как бы в этой парадигме. То есть для них понятия греха не существует. И цивилизация традиционалистов, для которых понятие человек — это все-таки создание Божье и высшее творение, венец природы, им чужда.

И, соответственно, в этих двух цивилизационных моделях находится вот эта самая конфликтная ситуация. Ведь когда Церковь что-то предлагает, они сразу же с ходу все отвергают. Церковь зачастую просит: «Отдайте нам функции духовно-нравственного воспитания». Но тут же эти господа выходят и говорят, что никак нельзя и т. п.

— Но есть же атеисты. Как Церковь может заниматься нравственно-духовным воспитанием атеистов?

— Так ведь никто не предлагает атеистам следовать всем постулатам, которые транслируют Церковь и вообще наша традиция. Но наша традиция — многовековая, она доказала свою необходимость всем своим существованием. Именно благодаря ей и сама наша страна продолжает сохраняться.

[1]

Посмотрите, мы, с одной стороны, принимаем стратегию национальной безопасности. В 2015 году президент Путин подписывает указ по этому поводу, где зафиксировано, что для нас традиционные духовно-нравственные ценности являются одной из самых важных составляющих зашиты, охраны и пропаганды государства на долгую перспективу, что угроза и разрушение традиционных духовно-нравственных ценностей являются такими же угрозами для России, как цветные революции, как терроризм. Там все это четко прописано.

Также мы принимаем национальный проект «Демография», по которому мы взываем к обществу и делаем посыл: рожайте. Президент Путин постоянно выступает по этому поводу, часто говорит о том, что многодетная семья для нас должна стать нормой в обществе. Мы должны это всячески пропагандировать, потому что если общество не повышает рождаемость, если один-два ребенка на семью, то мы вымираем.

У нас демографическая катастрофа в стране. И одновременно данный закон продвигается. Просто как танком или бульдозером тащится этот закон, который разрушит семью, который каждого родившегося ребенка потенциально делает термоядерной бомбой внутри семьи, которая может в любой момент взорваться, и отца либо мать можно будет посадить в тюрьму по любому поводу недовольства ребенка. А телефоны сейчас везде и у всех. И уже и так постоянно слышатся призывы: если вас кто-то из родителей чем-то обидел, то сразу пишите и звоните.

Читайте продолжение интервью:

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Уведомления

Обновления раздела Фото и Видео дня!

Читайте на сайте самые интересные новости страны!

Теперь в комментариях можно использовать смайлики!

Все новости

«Девчонки точеные, а я баба плотная»: на шоу «Холостяк» блогера из Архангельска отправили на серфинг

Оперативный штаб в Архангельске дал ведомствам сутки на план против коронавируса

Пять карточек про симптомы: чем коронавирус отличается от сезонного гриппа

Каннибала из Архангельска приговорили к пожизненному заключению

Конституционный суд одобрил поправки к Конституции

После комментариев во «ВКонтакте» у жителя Коряжмы арестовали землю и счета

Досрочную сдачу ЕГЭ в России перенесут из-за коронавируса

Нельзя трогать лицо, пользуясь наличкой: как ещё защититься от коронавируса

Фотофакт: в Архангельске разбили стекло в будке для обмена книгами

Мишустин пообещал оплатить больничный всем, кого отправят на карантин

САФУ переводит своих студентов на дистанционное обучение из-за коронавируса

Матч за 3-е место чемпионата России по бенди с участием «Водника» отменили из-за коронавируса

«Технопарк» заявил в суде Вологды о несогласии со сносом построек на Шиесе

Авто: Штрафы автоматом не пройдут. Для автомобилистов облегчат оспаривание ошибочных постановлений

Деньги за коронавирус: работникам на карантине оплатят больничный, а врачам дадут премии за риск

В посёлке Савинском в ближайшие годы появится газ по инвестпрограмме «Газпрома»

«О панике не может быть речи»: Игорь Орлов — о мерах против коронавируса в Архангельской области

Главврачу Яренской больницы объявили предостережение из-за отказа «Технопарку» в медкомиссии

В Архангельской области 38 человек оказались под наблюдением медиков из-за опасности коронавируса

Пешеходную переправу между Реушеньгой и Экономией в Архангельске закрыли окончательно

Мужчины страдают им чаще, обнаруживают на ранних стадиях: 8 карточек про рак мочевого пузыря

В соседнем регионе, Республике Коми, ввели режим повышенной готовности из-за коронавируса

«Могут быть печальные последствия»: на видео — убитый участок на трассе М-8. Видели хуже?

Церкви Архангельской области перешли на одноразовые стаканчики при причастии из-за коронавируса

Военные фотографии заговорят: 29.RU ищет снимки для «Фронтового инстаграма»

Скорая против неотложки: разберетесь, кому и когда звонить?

«Будьте храбрыми, страх парализует»: 5 важных реплик с экопротеста в Архангельске

Авто: Группа разбора: водитель проскочил на жёлтый и снёс машину на развороте — выясняем, кто виноват

«Сдохнем, как мухи»: самое интересное с экопротеста в Архангельске за 7 минут на видео

Нестоличный протест: фото с митингов и пикетов 15 марта в Архангельской области (и не только)

«Крым наш!»: смотрим, кто в Архангельске считает так же и пришел на праздник по этому поводу

Архангельск хвастается автомощью ЖКХ — смотрим на фото, чем именно

Всех игроков и тренеров «Водника» в Архангельске отправили на карантин из-за пандемии коронавируса

«Раздельный сбор мне запили!»: с какими плакатами архангелогородцы вышли на единый экопротест

Рамку снесли, человек задержан: сняли видео потасовки с полицией на митинге в Архангельске

На митинге в Архангельске произошла потасовка с полицией. Один человек задержан

В Общественной палате ответили, почему «Крымская весна» проходит в Архангельске 15 марта

Единый день экопротеста в Архангельске: стрим 29.RU с митинга на набережной Северной Двины

В Архангельске стартует акция против полигона на Шиесе и мусоросжигательных установок

«Бейте женщин, мы не будем их защищать»: почему закон о домашнем насилии опять не примут?

Эксперты объясняют, зачем депутаты проигнорируют закон, который нужен всей стране

Читайте так же:  Заявление о взыскании алиментов с сына

Декриминализация домашних побоев сделала борьбу с насилием в семье еще более сложной

Фото: Александра Савельева / 76.RU

Законопроект о профилактике домашнего насилия хотели вынести на рассмотрение Госдумы еще в 2019 году, потом отложили до конца января 2020 года, но вот январь подходит к концу, а документ в повестку так и не внесен. Одной из причин называют его широкое обсуждение — у, казалось бы, полезного закона нашлось много противников.

Вместе с авторами законопроекта, юристами и общественниками мы разбираемся, что не так с законом, который нужен всей стране.

О чем этот закон?

Закон о профилактике семейно-бытового насилия, по мнению авторов проекта, поможет защитить жертв домашних тиранов. В первую очередь речь идет о женщинах и детях. Он вносит ряд изменений в текущее законодательство:

  • вводит понятие семейно-бытового насилия;
  • обязывает медиков сообщать полиции, если полагают, что травма получена пациентом в результате домашнего насилия;
  • обязывает госорганы реагировать на информацию о домашнем насилии немедленно;
  • обязывает соцслужбы заниматься реабилитацией и социальной адаптацией жертв;
  • вводит профилактический учет и контроль для проблемных семей;
  • включает в число жертв домашнего насилия сожителей и бывших супругов;
  • разрешает выдавать защитное предписание — временный охранный ордер, запрещающий насильнику общаться с жертвой.

Впервые законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда не прошел даже первое чтение. О необходимости такого закона заговорили вновь после того, как в 2017 году были декриминализированы побои в семье.

— Я глубоко убеждена, что декриминализация побоев в отношении близких лиц — большая ошибка. Власть дала домашним тиранам опасный сигнал: «Бейте женщин, бейте детей, мы не будем их защищать!», — говорит один из авторов законопроекта, депутат и член профильного комитета Госдумы Оксана Пушкина. — Это сделало и без того латентную проблему домашнего насилия ещё более скрытой, а борьбу с ним — более сложной.

По данным Совета Федерации, на которые ссылаются авторы закона, в 2018 году за помощью к государству обратились 33 тысячи жертв домашнего насилия. При этом речь идет только о людях, чьи отношения официально зарегистрированы, — супругах и прочих членах семьи. Люди, которые регулярно фигурируют в криминальной хронике под кодовым названием «сожитель», в этой статистике не учитываются. При этом число официальных браков уменьшается с каждым годом. По данным Росстата, в 2010 году было 1,2 миллиона свадеб, а в 2018-м — только 893 тысячи.

Авторы законопроекта ссылаются на то, что, даже когда женщины пытаются обратиться в полицию, им не помогают. Оксана Пушкина говорит, что срабатывает убеждение «милые бранятся — только тешатся», что в конце концов приводит к трагическим последствиям. Буквально на днях резонансное убийство беременной женщины произошло в Новосибирске: в преступлении подозревают ревнивого бывшего возлюбленного, от которого ей приходилось скрываться. Знакомые погибшей говорят, что она не раз писала на него заявления в полицию, но на них никто не реагировал.

В ноябре законопроект в новой редакции был опубликован на сайте Совета Федерации и сразу же вызвал бурный протест. Оппоненты заявили, что закон противоречит Конституции: в нем отсутствует презумпция невиновности, и вообще, он «направлен на разрушение семьи и общества». За две недели обсуждения только на сайте Совфеда было оставлено более 11 тысяч комментариев. Широко он обсуждался и в соцсетях.

Пикеты проходят как в поддержку закона, так и против него

Фото: Густаво Зырянов / NGS.RU

Высказались о законопроекте не только полуанонимные пользователи интернета, но и публичные личности — общественники, депутаты и даже представители церкви. РПЦ выпустила официальное заявление, в котором однозначно осудила закон в текущей редакции, заявив, что он «несовместим с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями».

Видео (кликните для воспроизведения).

— Он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей, в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект тем самым фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь», — заключили в Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

Там убеждены, что статистика, которую используют авторы законопроекта, никак не связана с реальностью. Патриарх Кирилл тоже ознакомился с предложенным текстом закона и заявил, что такой документ не удержит от совершения преступлений. При этом он призвал священников не стесняться приходить в семьи, где «царят глубокие неурядицы».

Не поддержали закон и некоторые депутаты. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что партия не будет голосовать за законопроект, потому что он приведет к увеличению разводов и отказов от брака. Лидер либерал-демократов убежден, что проблема в семьях из-за того, что мужчин в России мало, поэтому женщины терпят плохое отношение.

— Да, обязательно нужно найти форму защиты женщин, потому что они чаще подвергаются насилию. Но жертвами в плане убийств по статистике чаще становятся мужчины. Хотя женщин такая ситуация тоже не радует, потому что им нужны мужья, отцы их детей. Он может бить её, пить горькую, но она будет соглашаться, потому что другого мужа может и не быть, — заключил Жириновский.

Читайте так же:  Алименты больной ребенок

Еще одним его аргументом стало то, что обратиться в полицию могут и родители, и дети.

— Вот у ребёнка отобрали смартфон, сказали ему идти учить уроки. А он пожаловался на родителей, и тут уже его мать и отца упрекают, что они плохо воспитывают детей, — объяснил депутат.

Противникам закона не нравится, что дети могут пожаловаться на родителей

Фото: Тимур Шарипкулов / UFA1.RU

Неожиданностью стало, что против закона в том виде, в каком он есть сейчас, выступили даже его соавторы из числа правозащитников. Активистку Алену Попову возмутило, что цели закона — «сохранять семью» и «содействовать примирению сторон». По ее словам, именно после формального примирения домашние насильники идут на убийство своих жертв. С ней во многом согласна член рабочей группы по созданию законопроекта при Совфеде, адвокат Мари Давтян.

— Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами, — объяснила она.

Закон критикуют преимущественно за его размытые, а местами и вовсе неверные формулировки, которые по факту лишают его всякого смысла. Например, семейно-бытовое насилие трактуется так: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но юристы утверждают, что все такие действия так или иначе попадают либо под административный кодекс, либо под уголовный. В то же время противники законопроекта обращают внимание, что в нем нигде не дается определение «психического страдания», что может привести к злоупотреблению этим законом на практике.

Семейный юрист из Нижнего Новгорода Елена Прохорова, представлявшая в Госдуме доклад о своем регионе, пообщалась с депутатами и уверена, что шансов у этого законопроекта нет.

— Я думаю, что не примут его в такой редакции. Нужно отредактировать, но пока никто не знает как — слишком сильное противостояние, — объясняет она. — Есть депутаты, которые поддерживают, есть те, кто категорически против. Они основываются на чем? Мы так жили и вроде выросли. Многие этого просто не понимают. Они придираются даже к тому, что если будет охранный орган, то женщины могут потом этим злоупотреблять, выгонять мужчин из своего жилья.

Автор законопроекта, депутат Оксана Пушкина полагает, что все эти доводы необоснованны. Она считает, что законопроект полностью готов.

— Я знаю, что России нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия, и убеждаю коллег-депутатов принять его, чтобы чётко обозначить нашу позицию по этому важнейшему вопросу. Такой шаг сам по себе сможет существенно снизить уровень насилия в семьях.

Как женщины в разных странах боролись за закон о домашнем насилии

Сегодня закон о домашнем насилии принят в 127 странах, а охранные ордера предусмотрены в 124. В России, где пока только допускается введение уголовной ответственности за насилие в семье, столкнуться с ним, по данным ВЦИОМа, боится каждая вторая женщина.

За принятие закона о домашнем насилии борются российское феминистское движение и правозащитники, создавая петиции и запуская флешмобы. Один из последних — флешмоб #ЯНеХотелаУмирать, в котором приняло участие более 12 тысяч женщин. 4 августа в Санкт-Петербурге и 17 августа в Москве пройдут согласованные митинги в поддержку Крестины, Марии и Ангелины Хачатурян.

Накануне этих встреч «Такие дела» рассказывают истории четырех стран, где женщины боролись за закон о домашнем насилии и победили.

Росгвардия наблюдает за девушкой, которая принесла цветы к Генпрокуратуре. Это акция в поддержку сестер Хачатурян Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости

В 1960-е американское феминистское движение приобретает массовый характер и привлекает внимание СМИ к проблеме домашнего насилия. С этого момента началось формирование национальных и местных правозащитных организаций, которые разрабатывали закон против насилия в семье.

Главным противником закона был бывший председатель верховного суда США Уильям Ренквист. В 1990 году он и его сторонники утверждали, что принятие закона принесет большое количество семейных споров в федеральные суды и перегрузит систему делами, которые должны решать другие. Единственной судебной организацией, поддержавшей закон, была Национальная ассоциация женщин-судей (NAWJ). Ее участницы стали фактическими авторами закона и на протяжении четырех лет терпеливо ждали, когда Конгресс согласится принять его.

В июле 1994 года американцев шокировала новость об убийстве изнасилованной семилетней жительницы Нью-Джерси Меган Канки. Убийцей девочки был ранее судимый за насильственные действия Джесси Тиммендекас. Переживая трагедию, сначала родители Меган, а затем и жители всего Нью-Джерси и других штатов потребовали от правительства обязательного включения лиц, совершивших насилие на сексуальной почве, в доступную каждому гражданину базу данных. В Калифорнии начались массовые демонстрации с целью выгнать из штата всех осужденных за сексуальное насилие. Люди расклеивали фотографии преступников и рисовали на их домах граффити с угрозами.

Массовый протест активизировал работу Конгресса, и уже в сентябре Билл Клинтон подписал закон о насилии против женщин (VAWA), который расценивает любое домашнее насилие как уголовное преступление, независимо от родственных отношений и от иммиграционного статуса жертвы и насильника.

Закон не раз признавался неконституционным, а в 2011 году республиканская партия приостановила его действие. За это на выборах в 2012 году больше половины избирательниц раскритиковали республиканцев и проголосовали против них. Под давлением общественного мнения закон был подписан вновь. Кроме того, были созданы национальная горячая линия, управление по вопросам насилия в отношении женщин и многочисленные программы подготовки адвокатов, сотрудников полиции, прокуроров и судей по вопросам насилия по признаку пола.

Франция

Во Франции, как и в других странах Европы, феминистское движение набрало силу в конце 1970-х. Тогда женщины боролись за три направления: правовое определение изнасилования, признание сексуальных домогательств на рабочем месте преступлением и борьбу с насилием в семье.

В 1976 году феминистки начали обращаться в суды с требованием признать изнасилование уголовным преступлением. В 1980 году в уголовном кодексе Франции сексуальное насилие определили как посягательство на отдельных лиц вместо посягательства на общественную мораль. А уже в 1992 году насилие над супругами квалифицировали как отягчающее обстоятельство, а домогательство на рабочем месте — как уголовное преступление.

Самым важным шагом на пути к закону о домашнем насилии стало исследование Enveff, проведенное в 2000 году под руководством социодемографа Мэрис Джаспард. Оказалось, что каждая десятая женщина во Франции является жертвой домашнего насилия и только в год исследования было совершено свыше 50 тысяч изнасилований. Цифры распространялись в СМИ, а жертвы выступали с рассказами о пережитом насилии. Эта практика изменила и сам статус жертвы — в отделениях полиции и больницах были разработаны методики взаимодействия с пострадавшими.

В ноябре 2018 года около 30 тысяч французов вышли на митинг, организованный #NousToutes (реакция Франции на #MeToo, прим. ТД) — феминистским движением, которое призвало положить конец всем формам насилия над женщиной.

Сегодня французы защищены одним из самых суровых законов о домашнем насилии, максимальное наказание за которое предусматривает до трех лет лишения свободы и штраф 45 тысяч евро. Кроме того, обвиняемому запрещается приближаться к предполагаемым жертвам и их дому независимо от того, была ли доказана его вина.

Читайте так же:  Суд отказывает в разводе

Индия

Проблема насилия в Индии очень парадоксальна: помимо того что насилие над женщиной — одна из главных проблем в стране, эта тема и самая табуированная. Патриархальная форма социальной организации, четкая граница между общественной и частной жизнью и до сих пор существующие касты сделали борьбу с домашним насилием очень трудной и полной нюансов.

Еще с начала 1920-х индийское женское движение пыталось привлечь внимание к тяжелому положению женщин, но единственной задачей правительства была борьба с британским империализмом. Даже известный гуманист Махатма Ганди призывал женщин «прекратить борьбу за право голоса и сконцентрироваться на помощи мужчинам против общего врага».

В 1971 году по рекомендации ООН индийское правительство назначило комитет по положению женщин для оценки их конституционных, правовых и административных прав. С этого момента возобновляется активная работа феминистского движения. Сотни историй об изнасилованиях и убийствах стали регулярно освещаться в СМИ. Самым известным было дело об изнасиловании в 1972 году девушки из Матхуры, совершенном полицейскими.
Обвиняемые по делу получили оправдательный приговор на основании того, что жертва не имела видимых следов насилия и, возможно, могла сама быть не против секса с полицейскими. Начались общенациональные протесты женщин, а на имя председателя верховного суда Индии было отправлено открытое письмо с осуждением решения, вынесенного судом. Это повлекло за собой квалификацию жестокого обращения с женами как уголовного преступления с наказанием в виде лишения свободы сроком до пяти лет, которое не предполагает освобождение под залог.

Несмотря на успех протестов, закон раскритиковали за отсутствие точного определения термина «жестокость» и методики, по которой власть должна работать с жертвой. Более того, из-за моральных предрассудков и веры в нормальность бытового насилия большинство обвинений так и не было доказано — из 100 дел только по двум обвиняемые были осуждены.

Кампания национальной комиссии по делам женщин за принятие нового закона продолжалась более 10 лет, а в ее работе участвовало свыше 1,6 тысячи правозащитниц, пока в 1994 году не был принят первый проект гражданского закона о насилии в семье, превративший табуированное бытовое насилие в одну из важнейших проблем индийского общества. Через восемь лет произошло то, что можно сравнить с декриминализацией побоев в России, — вместо обещанного закона правительство внесло законопроект, направленный на сохранение структуры семьи. Под давлением общественного мнения он был отклонен, а действующее правительство вскоре распалось. Новый кабинет министров принял закон о защите женщин от насилия в семье (PWDVA) в 2005 году. Он вступил в силу 26 октября 2006 года и стал первым в истории Индии законом, охватывающим насилие всех форм и во всех формах отношений.

Австралия

После Второй мировой войны в Австралии впервые публично поднимается проблема насилия в семье. В 1970 году австралийское феминистское движение проводит в Мельбурне первую конференцию женщин-освободительниц, после чего в стране открываются центры и приюты для жертв насилия. Их сотрудники регулярно выступали с докладами, объединяя опыт жертв, и выявляли способы предотвращения домашнего насилия. В 1984 году правительство штата Виктория обратило внимание на проблему и приняло федеральный закон о дискриминации по половому признаку. Через три года в законе появилась поправка, которая гарантировала защиту жертвам домашнего насилия, а в 1991 году верховный суд Австралии дал женщине законное право отказываться от секса в браке. В общем, с 1997 по 2005 год правительство выделило 237 миллионов долларов на изучение, борьбу и профилактику домашнего насилия, а также на поддержку и защиту жертв.

В 2014 году в Австралии началась волна протестов, связанная с убийством 11-летнего Люка Бэтти. Убийцей мальчика был его отец, находившийся тогда под арестом за насилие над бывшей женой и мамой Люка Рози. Вскоре после трагедии Рози Бэтти была на всех телеканалах страны, требуя принять срочные и долговременные меры по борьбе с насильниками. Ее фонд Luke Batty Foundation стал уникальной площадкой для жертв насилия, где каждый может высказаться и потребовать защиты своих прав. Уже через полгода бывший премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл выделил 100 миллионов долларов на новые меры защиты от домашнего насилия. В этот список вошло внедрение в национальную образовательную программу «уроков уважительного отношения». В 2015 году Рози Бэтти была названа австралийкой года.

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на [email protected]

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 3 от 01.12.2016 г.)

Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»
125009, г. Москва, Столешников пер., д.6, стр.3

ИНН: 9710001171
КПП: 771001001
ОГРН: 1157700014053
Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
Наименование банка получателя платежа: ОАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
БИК: 044525225

Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

Читайте так же:  Также насилие в семье

Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

«Это приведет к геноциду семьи»: как в Госдуме обсуждали законопроект о домашнем насилии

В Госдуме 21 октября прошли парламентские слушания о предупреждении преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Они были организованы Комитетом по контролю и регламенту и Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей. «Афиша Daily» рассказывает, о чем говорили на заседании и какие перспективы у законопроекта против домашнего насилия.

Какие изменения предлагает законопроект

В 2017 году был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный Еленой Мизулиной. До этого момента семейно-бытовые конфликты попадали под статью 116 УК РФ о побоях. Теперь же человека, бьющего своих родственников или близких, можно привлечь только к административной ответственности в случае, если это случилось в первый раз.

Спустя год председатель СК Александр Бастрыкин заявил об участившихся случаях домашнего насилия из‑за декриминализации, а ЕСПЧ сообщил, что получил от россиянок около ста жалоб о преследованиях и побоях со стороны близких родственников. « Нужно в принципе менять российское законодательство, так как эффективной защиты сейчас нет . И так называемая декриминализация послужила сигналом к тому, чтобы ослабить и без того неразвитые гарантии защиты», — сказал судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов.

В 2016 году депутат Салия Мурзабаева и сенатор Антон Беляков уже пытались внести законопроект против семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение.

Новый законопроект, который обсуждался на слушаниях, направлен в первую очередь на профилактику — именно этот аспект законодатели и правозащитники считают наиболее важным. Алена Попова, одна из соавторов законопроекта, рассказывала в видео на Change.org о главных нововведениях (официально документ пока нигде не опубликован. — Прим. ред.).

Определение термина «домашнее насилие». Сейчас в законодательстве РФ он не утвержден, а значит, нет понимания того, что именно можно считать домашним насилием.

Создатели закона выделяют четыре вида насилия: сексуальное, психологическое, экономическое и физическое.

Введение охранных ордеров — судебных и полицейских. Это профилактическая мера, которая предусматривает запрет на угрозы, приближение, преследование, коммуникацию с жертвой и ее родственниками. В пояснении подчеркивается, что сейчас у сотрудников полиции нет полномочий для воздействия на потенциального преступника, который, например, регулярно угрожает близким. А после введения охранных ордеров ситуация изменится.

Обязательное посещение специальных курсов по работе с гневом для насильника.

Все дела о домашнем насилии должны стать частно-публичными. Это значит, что вне зависимости от того, пишет ли жертва заявление на насильника, государство обязано ее защитить.

Кто поддержал законопроект

На обсуждениях в Госдуме в поддержку проекта выступили активисты и сторонники законопроекта. Политолог Екатерина Шульман ссылалась на опыт Казахстана, где после принятия законодательства о профилактике домашнего насилия в 2009–2010 годах число насильственных преступлений в семьях снизилось на 35% за 5 лет. Адвокат по правам женщин Мари Давтян сообщила, что в год получает более тысячи обращений от переживших домашнее насилие: «Соцопросы показывают, что 97% пострадавших, которые обратились в полицию, не получили от полиции помощи . Сегодня полицейским чаще всего просто нечем помочь потерпевшим». Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет», сказала:

Первый замглавы комитета Совета Федерации по социальной политике Инна Святенко также высказалась за профилактику семейных конфликтов. Но отметила, что «необходимо прописать механизмы, которые могли бы развести на время противоборствующие стороны, чтобы накал страстей остыл».

На обсуждениях выступил профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков, который представил статистику преступлений на почве семейно-бытовых конфликтов. Он отметил, что жертвами рукоприкладства в семье в 75% случаев становятся женщины. «Если за 100% принять тех, кто обратился в правоохранительные органы, заявление регистрируется только в 56% случаев, остальные теряются на этапе от обращения в полицию до регистрации заявления», — сказал Щепельков.

Кто выступил против

Оппоненты активистов в основном обращались к вопросу о сохранении семьи и традиционных ценностей, а также, как сообщают авторы законопроекта, не раз оскорбляли их и называли агентами Госдепа .

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что главная проблема в том, что мужчина теряет статус «главы семьи»: «Это понятие у нас исчезло. Если мужчина на работе никто, дома никто, это прорывается в издевательствах над самыми близкими». По его мнению, сегодня общество не оберегает семью.

Андрей Цыганов, руководитель совета Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге, сказал, что закон может стать причиной уничтожения семьи: «На сегодняшний день наше законодательство имеет огромное количество возможностей для предотвращения таких ужасных ситуаций [домашнего насилия]. Какую Россию пытаются построить товарищи, которые лоббируют этот законопроект? Мы, представили многодетных семей, категорически против него».

Адвокат Анна Швабауэр заявила, что законопроект превращает семейные отношения в отношения бизнес-партнеров: «У нас сейчас вообще-то есть все определения насилия: включая «побои, клевета, оскорбления». А получается, что вы хотите сделать насилием любые действия, которые кому‑то не нравятся. По новому закону отнять у ребенка планшет — это тоже насилие».

Видео (кликните для воспроизведения).

Андрей Комухин, представитель православного движения «Сорок сороков», считает, что общество должно культивировать идею многодетной семьи, а люди, которые разрабатывали этот закон, «не совсем многодетные»: « У меня бы не было девяти детей, если бы этот закон был принят . Потому что многодетность при этом законе не норма. Это чудовищный закон, который приведет к геноциду семьи».

Источники

Литература


  1. Чашин, А. Н. Что такое исполнительное производство и как гражданину общаться с судебным приставом / А.Н. Чашин. — М.: Дело и сервис, 2016. — 240 c.

  2. Файфер, Боб Удвойте ваши прибыли; М.: Юнити, 2011. — 143 c.

  3. Гамзатов, М.Г. Английские юридические пословицы, поговорки, фразеологизмы и их русские соответствия / М.Г. Гамзатов. — М.: СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2004. — 142 c.
  4. Десницкий, С. Е. Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции. Юридическое рассуждение о вещах священных, святых и принятых в благочестие, с показанием прав, какими оные у разных народов защищаются… и др. / С.Е. Десницкий. — Москва: Гостехиздат, 2016. — 193 c.
Сторонники закона о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here