Усыновление вич инфицированного ребенка

«В детдоме его научили, что у него ядовитая кровь»: история матери, усыновившей ребенка с ВИЧ

Два года назад Екатерина взяла из детского дома двоих детей: пятилетнего ВИЧ-положительного мальчика и его четырехлетнюю сестру. Нам женщина рассказала, как решилась на этот шаг, почему не говорит о статусе сына даже самым близким и как помогают инфицированным людям в Петербурге.

У меня не было цели взять ребенка с ВИЧ, я просто хотела детей. Лучше двоих – родных друг другу. У них даже в приютах остается подобие семьи. Еще мечтала, чтобы они были похожи на меня – так у малознакомых людей возникает меньше вопросов.

В школе приемных родителей (ШПР) мы разбирали типовые истории сирот. Часто это дети трудовых мигранток (те оставляют их, возвращаясь домой). Они обычно более здоровые, так как их родители приезжают, чтобы зарабатывать, а не пить или колоться. Бывают и местные дети – почти всегда они из неблагополучных семей (иначе, даже если с родителями что-то случилось, помогли бы родственники и друзья). Часто у них есть особенности здоровья – пороки развития, которые и подтолкнули от них отказаться. У нас ведь даже в роддомах предлагают оставить детей, например, с синдромом Дауна и другими серьезными заболеваниями. Совсем здоровых малышей в детдоме практически не бывает. Если проблемы не физические, то психологические.

В ШПР подробно рассказывали о многих распространенных диагнозах. И нам, как ни странно, говорили, что из них ВИЧ — один из самых безобидных. Потому что с расстройством привязанности или фетальным алкогольным синдромом сжиться гораздо сложнее. Советовали присмотреться к детям со статусом: если у ребенка больше ничего нет, он вполне может считаться здоровым. Объясняли, что все время нужно пить таблетки, но если малыш их принимает и наблюдается у врача, то не заразен. Самое страшное — то, чего не понимаем. Как только мы можем разложить все по полочкам, то начинаем видеть не страшилку, а конкретную ситуацию, в которой можно как-то действовать.

Конечно, я оценивала свои силы, думала, с чем могу справиться. Я не замужем, воспитываю детей одна и работаю, поэтому мне было важно, чтобы они могли ходить без посторонней помощи. А еще я не была готова к проблемам психического развития: хотела общаться, путешествовать, посещать музеи, разделять с ними свою жизнь. Также я не была готова к гепатиту, так как в быту он более заразен, чем ВИЧ.

Своих сына и дочь я выбрала с самого начала, написала в органы опеки, но мне ответили, что через пару месяцев их кровная мать выйдет из тюрьмы. Под Новый год я получила все необходимые документы для того, чтобы стать приемным родителем, и начала поиски. Я звонила, писала, один раз даже съездила познакомиться. У всех детей были свои особенности: у кого-то алалия, у кого-то – задержки развития. Я внутренне чувствовала, что они – не мои, и через месяц решила проверить, забрала ли мать тех детей. Оказалось, они все еще есть в базе. В опеке поняли, что я серьезно настроена, и сообщили о статусе старшего. Я примерно что-то такое подозревала, было странно, что их не забирают: они маленькие, симпатичные. Конечно, мог сыграть роль короткий срок заключения матери, но дополнительный нюанс должен был быть.

Тогда я полночи просидела за компьютером. Несмотря на то, что работаю с медиками, про ВИЧ ничего толком не знала: помнила свое ощущение ужаса в юности при сдаче анализов, нужных для каких-то документов. Но потом я начала читать и поняла, что сын сможет и жить полноценно, и, если с умом подойти к процессу, завести абсолютно здоровых детей.

Об этой теме говорить не принято, поэтому посоветоваться мне было не с кем, помогали только сайты и форумы. Я отыскала анонимный блог девушки, которая взяла девочку с ВИЧ. Она писала, что спокойно ест с ней из одной тарелки, а еще, что главная забота только одна – дать ребенку вовремя таблетки два раза в день. Разве это сложно?

Оказалось, ВИЧ – хроническое заболевание, о котором не так много информации и все боятся задавать вопросы. В быту инфицированные люди не заразны, если принимают медикаменты. Их кровь тоже безопасна – в ней неопределяемая вирусная нагрузка.

Наутро у меня сложился пазл, и я приняла решение познакомиться с детьми. Я была первой, кто к ним приехал – остальные отказывались, когда узнавали о статусе мальчика. Меньше чем через месяц забрала их домой.

Сложностей в воспитании детей с ВИЧ действительно не очень много. Да, каждый день в определенное время нужно принимать таблетки. Но я уже привыкла в будни и на выходных без будильника вставать в семь. Позже мне объяснили, что плюс-минус час погоды не сделает, но привычка осталась.

Мы регулярно ездим к врачу наблюдаться, чтобы отслеживать вирусную нагрузку и влияние препаратов. Организм сложный, в какой-то момент он может перестать откликаться на лечение, и тогда терапию необходимо корректировать или полностью менять. Нужно следить за диетой, но врач всего лишь советует нам не злоупотреблять чипсами и колой, то же самое говорят и здоровым детям, в этом нет ничего экстраординарного.

Раз в три месяца я вожу сына сдавать анализы и получаю таблетки – это бесплатно. Выдача занимает пять минут, сами анализы – час, по крайней мере, в Петербурге. Насколько знаю, в Москве с этим тоже никаких проблем нет.

Сейчас у нас такая политика госзакупок, что если у зарубежного лекарства есть отечественный аналог, то приобретут российский. Нам недавно так заменили один препарат, я советовалась с врачами, и те сказали, что выданный нам дженерик не хуже оригинала. У сына по-прежнему неопределяемая вирусная нагрузка и чувствует он себя хорошо, так что, полагаю, так оно и есть.

Я не собиралась никому говорить о статусе ребенка: ни своим родителям, ни няне. Но все-таки одному человеку тяжело следить за регулярным приемом таблеток — невозможно задержаться на работе, съездить в командировку. А чем серьезнее к этому относишься, тем больше совершаешь ошибок. Через пару недель после того, как я привезла детей, мне пришлось рассказать няне. Я забыла дать таблетку сыну, позвонила ей, объяснила, где они лежат, а вечером обговорила ситуацию с диагнозом. Няня могла уйти, но вариантов уже не было: здоровье ребенка стояло на кону. На мое счастье, у нее биологическое образование, она знает, что такое ВИЧ, и не боится. Для меня это было неожиданным сюрпризом.

Читайте так же:  База данных детей на усыновление в башкирии

Маму я не хотела травмировать еще больше, она и так переживала, когда я брала детей из детдома. В итоге сказала ей только спустя полтора года – она, конечно, обиделась. И, несмотря на то, что она медик, предложила купить сыну отдельную посуду «на всякий случай». Посмеялись, и, конечно, делать этого не стали.


Остальным родственникам мы так и не сказали. Больше всего я боюсь дискриминации в адрес сына и не готова проверять, кто из моих близких хорошо разбирается в этой теме, а кто – нет. Почти все приемные родители детей с ВИЧ не афишируют статус даже среди самых близких.

Мой ребенок пока не знает, что у него за болезнь и какое у нее название. В детском доме его научили, что у него ядовитая кровь. Когда он шкодил и хотел меня отвлечь, то рисовал себе точку красным фломастером и говорил: «Мама, у меня кровь». Он думал, что это очень страшно. Некомпетентные люди вместо того, чтобы объяснить ребенку, что ему просто нужно принимать лекарства, напугали его. Их тоже, конечно, можно понять. Нянечки малообразованные, им нужно соблюдать безопасность. Чтобы, если он порезался, сразу прибежал к ним. Вот его и научили, что он может всех вокруг отравить. Я его потом долго избавляла от этого страха, показывая, что не боюсь. Объясняла его особенность так: «У тебя есть заболевание. В твоей крови идет война. Есть хорошие солдатики и плохие. И хорошим мы помогаем таблетками. Но об этом говорим только дома».

Чем старше сын становится, тем больше боюсь, что однажды он проговорится в запале о болезни. Мы, конечно, обсуждаем это дома и скоро поедем к психологу – подошел возраст. Разговор про статус мы пока отложили, этот вопрос должен решать он, когда подрастет, а не я. Только взрослый человек имеет право раскрывать такую информацию о себе, а не его родители.

Конечно, пока мы не начнем говорить о ВИЧ, болезнь будет стигматизирована. Именно поэтому я сейчас говорю с вами. Но подвергать опасности своего сына не могу – не знаю, как отреагируют мамы его одноклассников.

Я начала вести блог под псевдонимом. Даже если почитать комментарии к тому, что пишу, можно понять: у людей в головах очень много каши. Это я живого собеседника могу переубедить, а экран — нет. А случайные комментарии могут ранить моего ребенка.

О статусе знает терапевт в поликлинике, а сотрудники детского сада и школы — нет. Мы никому не обязаны сообщать, наоборот, есть законодательный запрет на разглашение этой информации. И это правильно, потому что сначала общество должно быть подготовлено. Сейчас же знаний у людей очень мало, ВИЧ – молодое заболевание, которое активно изучают.

Я сама еще недавно была во власти стереотипов. Например, когда у ребенка шла носом кровь, старалась быть с ней аккуратнее, хотя и прочитала к тому моменту уйму информации.

Кроме заболевания у детей много других особенностей, детский дом – сложный опыт. Дочь мне говорила: «Мама, как хорошо, что ты нам все рассказываешь и показываешь, раньше этого никто не делал».

Первые три месяца у моих детей был другой запах, неприятный. Это влияние гормонов страха и смены пищевых привычек. Потом он исчез. Кроме того, у детей из детдомов специфическое понимание личных границ: там нет мам, которые растаскивают детей, бьющих друг друга лопатками. Им не объясняют, что можно не ударить, а договориться, простить, обнять.

Я искренне считаю, что мой сын очень добрый, но он еще не понимает, что толчки и прикосновения для другого ребенка будут вторжением на его территорию. Человек из детдома травмирован своим опытом, поэтому если всем еще и радостно объявить, что у него ВИЧ, ему станет только сложнее. А я хочу, чтобы ему было легче и радостнее в жизни. Это желание любой матери.

Усыновление вич инфицированного ребенка

Производится перенаправление с сайта

Всероссийской акции по тестированию на ВИЧ-инфекцию

Авторизация

Восстановление пароля

  • Главная
  • Семья и рождение детей
  • Как усыновить ребенка с ВИЧ-положительным статусом?

Среди малышей, живущих в детских домах, есть и ВИЧ-позитивные. Стоит ли потенциальным усыновителя бояться диагноза «ВИЧ-инфекция»?

По статистике, около пяти процентов ВИЧ-положительных матерей отказываются от своих детей еще в роддоме. После прохождения необходимого медицинского обследования «отказники» попадают в дом ребенка – обычный или специализированный.

Из-за сложившихся в обществе стереотипов, вызванных страхом перед ВИЧ и отсутствием информации об этом заболевании, в период с 1991 до 2005-06 гг. только один ВИЧ-позитивный ребенок из ста находил свою семью. Однако за последнее время ситуация изменилась. За последние 5–6 лет усыновлены или взяты под опеку более 50% ВИЧ-инфицированных детей. Нет ни одного случая возврата ВИЧ-позитивного ребенка в сиротское учреждение. Некоторые семьи опекают 2 и более ВИЧ-инфицированных малышей.

Не бойтесь

При своевременном и правильном лечении дети с ВИЧ-позитивным статусом живут долгой и полноценной жизнью: получают образование, находят интересную работу, женятся и радуют родителей здоровыми внуками. И их развитие ничем не отличается от развития остальных детей и во многом зависит от того, что готовы им дать их родители. ВИЧ-позитивные дети не представляют никакой опасности для остальных членов семьи, а процедура оформления необходимых документов для усыновления является стандартной и занимает не более 1 месяца.

Запомните: ВИЧ не передается при бытовых контактах, при условии, что в семье соблюдаются обычные правила гигиены. Поэтому малыш, живущий с ВИЧ, не представляет никакой опасности для других детей и взрослых.

Для людей, думающих об усыновлении, на первом месте должен быть сам малыш: его внешность, характер, поведение. ВИЧ – это особенность ребенка, которой не надо бояться и к которой можно приспособиться.

В основном это касается необходимости постоянного медицинского наблюдения ребенка в СПИД-центре и лечения. При соблюдении рекомендаций лечащего врача ребенка эти особенности быстро станут привычными и не нарушат обычный уклад жизни.

Читайте так же:  Нужна доверенность на ребенка по россии

Не думайте, что уход за таким ребенком потребует огромных денежных средств: закон гарантирует бесплатное лечение ВИЧ для всех категорий граждан. Более того, являясь, в соответствии с законодательством РФ инвалидами детства, ВИЧ-инфицированные дети пользуются всеми льготами, представленными для этой категории пациентов. В настоящее время можно оформить социальное пособие однократно до 18 лет ребенка. Будет начислено ежемесячное денежное пособие, оформлены льготы для опекунов.

Почему ВИЧ — основание для отказа

Действующее законодательство не запрещает напрямую людям с ВИЧ усыновлять или брать под опеку детей.

Однако запрет фактически распространяется на них на основании наличия «инфекционного заболевания до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией».

Несмотря на то, что современные лекарства позволяют снизить вирусную нагрузку и ретровирус не передается в быту, ВИЧ пока остается неизлечимым заболеванием, поэтому прекратить медицинское наблюдение при его наличии нельзя.

[1]

В 2014 году фактический запрет на усыновление детей людьми, живущими с ВИЧ, подтвердил Верховный суд России. Суд согласился с мнением специалиста минздрава, заявившего, что никто не может предсказать, как будет мутировать вирус, и если заболевший родитель из-за него ослабнет, то о ребенке будет некому позаботиться.

Право на сохранение тайны

Вас может волновать проблема раскрытия диагноза ВИЧ-положительного ребенка. У него есть право на сохранение диагноза в тайне. Оно позволяет ребенку уберечься от негативного отношения окружающих, вызванного отсутствием информации или страхами.

В законодательстве нашей страны есть пункт, согласно которому наличие ВИЧ-инфекции у ребенка не может служить основанием для отказа в его приеме в образовательные учреждения или исключения их них. Если малышу позволяет здоровье, он может посещать кружки, спортивные секции, музыкальные школы и факультативы, так как он не представляет инфекционной опасности для других детей или персонала учреждения.

При поступлении в школу или детский сад от родителей не требуется сообщать диагноз ребёнка, и ни одно официальное лицо не может потребовать от родителей справки об отсутствии или наличии ВИЧ-инфекции или заставлять родителей раскрывать диагноз ребенка.

Ситуация с ВИЧ в России

20 мая в Роспотребнадзоре сообщили, что на конец 2018 года в России зарегистрировано более 1 миллиона граждан с ВИЧ. При этом, по данным Минздрава, число людей с ВИЧ составляет около 896 тысяч.

В 2018 году, по данным Роспотребнадзора, от вируса умерли 36,8 тысячи россиян. Всего, с 1987 года, когда на территории России был выявлен первый случай заражения ВИЧ, от последствий вируса, по оценкам ведомства, скончались 318 тысяч человек.

Наибольший уровень смертности от вируса иммунодефицита человека в 2018 году был в Кемеровской, Иркутской и Свердловской областях, сообщало РБК на основе информации, полученной из территориальных органов статистики.

Основной причиной смерти ВИЧ-инфицированных, по данным Роспотребнадзора, становится туберкулез.

В феврале ведомство сообщило, что в 2018 году число заразившихся ВИЧ снизилось впервые за шесть лет и составило 86,5 тысяч человек. Однако, как говорил заведующий отделом по профилактике и борьбе со СПИДом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Вадим Покровский, это снижение можно считать статистической погрешностью.

Осенью 2018 года Европейский центр профилактики и контроля заболеваний и Европейское бюро Всемирной организации здравоохранения назвали Россию лидером по темпам распространения ВИЧ в Европе.

Женщине с ВИЧ впервые разрешили усыновить ребенка

Постановлением суда в Балашихе ВИЧ-положительной женщине впервые разрешили усыновить ребенка. Портал Москва 24 рассказывает, с чего началась история семьи и как спустя три с половиной года родители, все это время жившие со своим ребенком, воссоединились с ним юридически.

Фото: портал мэра и правительства Москвы/Юлия Иванко

Судебные разбирательства

Семейная пара из Балашихи долго мучилась в попытках завести своих детей. В 2012 году после безуспешных попыток забеременеть женщина обратилась в медицинское учреждение, но вместо помощи была заражена ВИЧ и гепатитом С. Из-за опасных заболеваний она чуть не умерла и в итоге окончательно потеряла возможность родить самостоятельно.

Понимая, что ребенка выносить не получится, супруги решились на искусственную инсеминацию. В этом им помогла сестра женщины, которая выносила и родила малыша в июне 2015 года.

Адвокат Наталья Карагодина рассказывает, что в подобной ситуации биологическая мать и потенциальная мачеха должны подписать документ об усыновлении.

[2]

«При этом биологический отец тоже должен дать свое согласие на усыновление без изменений правового положения по отношению к ребенку. Согласие можно заверить у нотариуса или оформить документ в органах опеки. После этого усыновитель идет с готовым согласием в суд», – говорит эксперт.

Несмотря на наличие всех документов, в октябре 2016 года, когда ребенку было чуть больше года, органы опеки отказали семье в усыновлении, хотя малыш жил с ними с рождения. В январе 2017 года суд оставил их жалобу без удовлетворения, апелляцию в мае также отклонили.

В декабре 2018 года супруги обратились с жалобой уже в Конституционный суд. Они ссылались на то, что решение суда нарушало их конституционные права, в том числе ст. 38 Конституции РФ, гарантирующую защиту семьи и обеспечивающую равное право на заботу о детях. После рассмотрения жалобы запрет на усыновление детей ВИЧ-положительными родственниками был признан неконституционным, а в Семейный кодекс были внесены соответствующие поправки. Согласно им, суды могут разрешать усыновление в том случае, если человек с ВИЧ или гепатитом С, в силу уже сложившихся семейных отношений, проживает с ребенком.

В список заболеваний, при которых человек не может усыновить ребенка, принять его под опеку или взять в приемную семью, вошли туберкулез органов дыхания (I и II группы диспансерного наблюдения), злокачественные новообразования III и IV стадий и злокачественные новообразования I и II стадии до проведения радикального лечения. Также к ним относятся психические расстройства, токсикомания, наркомания, алкоголизм и травмы, приведшие к инвалидности I группы. С полным перечнем заболеваний, которые запрещают усыновлять детей, можно ознакомиться здесь.

Этот перечень был утвержден Правительством РФ в 2013 году. В деле семьи из Балашихи причиной отказа в усыновлении послужило инфекционное заболевание до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией, к нему отнесли ВИЧ.

Фото: портал Москва 24/Лидия Широнина

Отношение к проблеме в России

Дело семьи в суде представлял адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Ильнур Шарапов. Он прокомментировал исход дела:

Конституционный суд посчитал, что приоритетом в вопросе при усыновлении должны быть «наилучшее обеспечение интересов ребенка и его потребность в любви». Впервые ВИЧ-инфицированному человеку в России было разрешено усыновить ребенка. Хотя напомним, что еще в ноябре 2017 года Минздрав РФ рассматривал возможность разрешить людям с ВИЧ усыновлять или брать под опеку детей.

Читайте так же:  Исковое заявление о взыскании алиментов форма

Сегодня также комитет Госдумы по охране здоровья рекомендовал принять в первом чтении законопроект, разрешающий людям с ВИЧ, гепатитом С и другими заболеваниями официально усыновлять детей, которые уже с ними проживают.

Вопрос усыновления детей последние годы активно обсуждается в Рунете. Одни считают, что таким образом дети подвергаются смертельно опасной болезни, другие полагают, что лучше ВИЧ-инфицированные родители, чем их полное отсутствие.

В настоящее время, согласно результатам ВЦИОМ, каждый второй опрошенный россиянин считает, что «нет ничего страшного» в том, чтобы работать вместе с ВИЧ-инфицированными (в 2005 году таких было 33 процента), а 29 процентов отметили, что, несмотря на трудности, они готовы трудиться рядом с такими коллегами. При этом 15 процентов респондентов заявили, что такая работа для них «абсолютно неприемлема».

Также в текущем году почти вдвое по сравнению с 2005 годом увеличилось число людей, которые готовы ухаживать за ВИЧ-инфицированными.

Люди, живущие с ВИЧ, обратились к Путину с просьбой разобраться с запретом усыновления

Жалобу уже отправляли в правительство, но пока нет ни ответа, ни реакций. А пересмотреть перечень заболеваний, с которыми запрещено усыновлять, и исключить оттуда ВИЧ-инфекцию должны были еще полтора года назад.

Форум людей, живущих с ВИЧ, попросил президента РФ Владимира Путина обратить внимание на существующий запрет на усыновление ВИЧ-положительными людьми детей-сирот, об этом пишет «Коммерсантъ».

Видео (кликните для воспроизведения).

Они уточняют, что нынешние нормы правительство ранее собиралось пересмотреть, но до сих пор так этого и не сделало. План реализации Госстратегии по борьбе с распространением ВИЧ в России до 2020 года включал разработку постановления правительства страны, которое отменило бы этот запрет. Это должно было произойти еще во втором квартале 2018 года, но до сих пор из перечня заболеваний, с которыми нельзя усыновить или взять под опеку ребенка, не убрали ВИЧ-инфекцию. Соответственно, люди с ВИЧ все еще не могут усыновлять детей.

Сейчас в этот перечень (на него ссылается ст. 127 Семейного кодекса РФ «Лица, имеющие право быть усыновителями») также включены: гепатит С, туберкулез, психические расстройства, алкоголизм, наркомания и ряд других болезней.

Авторы письма подчеркивают, что при нынешнем развитии медицины ВИЧ-инфекция — больше не смертельное заболевание, а продолжительность жизни людей с этим диагнозом (при лечении) такая же, как и у ВИЧ-отрицательных людей. Соответственно, люди с ВИЧ «могут обеспечить достойное и полноценное проживание приемных детей в их семьях». Они просят Путина лично проконтролировать выполнение плана реализации Госстратегии.

Проект постановления должен был сделать Минздрав, но он сорвал сроки, сославшись на «широкую дискуссию в профессиональном сообществе».

Ранее, 15 сентября, они уже направили такое же обращение в правительство. Их перенаправили в Минздрав, Минпросвещения, Минтруд и Роспотребнадзор. Составители письма также пожаловались генпрокурору, что министерства не реагируют на обращения.

21 мая 2019 года Госдума в третьем чтении окончательно приняла закон, разрешающий ВИЧ-позитивным людям усыновлять детей. Он предполагает изменение ст. 127 Семейного кодекса. Тем не менее изменения подразумевают, что усыновить можно будет по суду, только если человек и раньше жил с ребенком на одной жилплощади. То же относится и к людям с гепатитом, туберкулезом и онкозаболеваниями.

Изменения прописали после решения Конституционного суда, который 20 июня 2018 года признал не соответствующими Конституции нормы Семейного кодекса и перечень заболеваний, не позволяющих людям усыновлять детей, которых они постоянно воспитывают.

Поводом стало обращение в судебную инстанцию пары из Подмосковья, в которой супруга была инфицирована ВИЧ и гепатитом С. Ранее Верховный Суд отказал им в усыновлении ребенка, который постоянно с ними проживал и был рожден родной сестрой женщины в результате искусственного оплодотворения. Причем биологическим отцом является муж заявительницы. Биологическая мать ребенка от своих родительских прав на него отказалась. В феврале 2019 года стало известно, что Балашихинский городской суд разрешил этой женщине усыновить ребенка.

Почему не надо бояться детей-сирот с ВИЧ: опыт сообщества приемных родителей

Рассказать о диагнозе

Со временем вам придется рассказать ребенку о его ВИЧ-положительном статусе. Отношение ребенка к своему ВИЧ-статусу во многом зависит от того, как к нему относятся родители. Поэтому постарайтесь сами узнать о ВИЧ как можно больше из достоверных источников.

Специалисты рекомендуют рассказать ребенку о диагнозе как можно раньше – ведь малыш захочет узнать, зачем ему надо ежедневно принимать лекарства, а подросток должен понимать свою ответственность перед потенциальным партнером.

Раскрыть диагноз ВИЧ-инфекции могут сами родители или психологи СПИД-центров. Существуют специальные программы для работы с ВИЧ-инфицированными детьми и их родителями по оглашению диагноза и дальнейшего консультирования по мере необходимости.

Что решил КС

21 июня 2018 года Конституционный суд России признал запрет людям с ВИЧ усыновлять детей не соответствующим основному закону страны.

Суд счел, что при решении вопросов усыновления «подлежат учету и требования международно-правовых актов», в которых говорится, что главным соображением при усыновлении или опеке должны являться «наилучшее обеспечение интересов ребенка и его потребность в любви».

В постановлении суда также сказано, что «мировым сообществом признано, что наличие у лица ВИЧ-инфекции не должно рассматриваться в качестве создающего угрозу для здоровья населения».

Отказы в усыновлении на основании одного только факта наличия ВИЧ-инфекции или гепатита С без учета «всех заслуживающих внимания обстоятельств» нарушают предписания Конституции и международно-правовых актов о правах ребенка, постановили судьи.

13 февраля 2019 на основании этого решения Балашихинский городской суд разрешил паре из Подмосковья усыновить ребенка, которого родила сестра ВИЧ-положительной супруги.

Президент подписал закон, который разрешает людям с ВИЧ и вирусом гепатита С усыновлять и брать под опеку уже проживающих с ними детей.

До этого момента было множество ситуаций, когда болезни рушились семьи, родные люди вынуждены были разлучаться. Детей отправляли в приюты, в то время как их могли воспитывать самые близкие люди, чей диагноз ставил крест на всех надеждах.

У Светланы ВИЧ. Ее диагноз был безапелляционным вето на статус опекуна. Она хотела стать опекуном брата после смерти матери.

Светлана Изамбаева: «Это был ужас, шок, это было тяжело. Прямо вот тыкали этой инфекцией. Я точно была уверена: не сдамся».

Восемь судебных процессов, отказ за отказом. Она действительно боролась до победного. Это был первый в России случай, когда родственнику разрешили стать опекуном ребенка. Исключение из очень жестких правил, которые разрушили не одну семью. И вот президент подписал закон, который разрешает людям с ВИЧ и гепатитом С через суд становиться приемными родителями.

Читайте так же:  Получить справку в загсе о смене фамилии

Ольга Окунева, первый заместитель председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей: «Речь идет только о семьях, где ребенок фактически проживает, где сложились уже определенные взаимоотношения с ребенком. И только в интересах ребенка. Важно, чтобы был психологический комфорт у ребенка».

То есть родственнику, живущему с ребенком в разных городах, например, скорее всего, откажут в иске. Депутаты, которые разрабатывали законопроект, объясняют: в первую очередь заботились о детях. Потерять и мать, и отца и так большое горе. И главное — не усугубить психологическое состояние сирот. Не каждый ведь родственник — это действительно родной человек.

Путин разрешил людям с ВИЧ усыновлять детей. Но есть нюансы

Президент России Владимир Путин подписал закон, который позволит людям с ВИЧ-инфекцией и вирусом гепатита С усыновлять детей. Правда, речь идет только о тех случаях, когда ребенок уже проживает в семье.

Документ о внесении соответствующих изменений в Семейный кодекс опубликован на официальном портале правовой информации.

Он позволит судам выносить решения в пользу людей с ВИЧ (и другими заболеваниями из утвержденного правительством перечня), если «лицо, желающее усыновить ребенка, проживает с ним в силу уже сложившихся семейных отношений, с учетом интересов усыновляемого ребенка и заслуживающих внимания обстоятельств».

А чем поможет государство?

Права ребенка, живущего с ВИЧ, регламентируются Федеральный законом от 30 марта 1995 г. N 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)».

Согласно его третьей главе, ВИЧ-позитивные дети приравниваются по статусу к детям-инвалидам и имеют права на те же льготы до наступления 18 лет. Кроме того, малыши в полном объеме бесплатно обеспечиваются препаратами для АРВ-терапии в Центрах профилактики и борьбы со СПИДом по месту жительства.

Положительный фактор: как люди с ВИЧ смогут усыновлять детей

К чему надо быть готовым?

Не поддавайтесь первому порыву. Забота о ВИЧ-позитивном ребенке требует дополнительных сил и времени.

Вам будет необходимо постоянно наблюдать за состоянием здоровья малыша и приезжать на осмотр в Центр профилактики и борьбы со СПИДом, в котором ребенок будет состоять на учете пожизненно.

Кроме того, вы будете ежедневно давать ему препараты антиретровирусной терапии, которые позволят снизить вирусную нагрузку и поддержать иммунитет ребенка. Жесткое расписание приема лекарств надо тщательно соблюдать – отклонение от него снижает эффективность лечения, может привести к ухудшению состояния здоровья и даже гибели ребенка.

ВИЧ-позитивный ребенок безопасен для окружающих, при отсутствии иммунодефицита переносит все заболевания как другие дети, однако дети с иммунодефицитом (СПИДом) болеют более часто и тяжелее, чем их не ВИЧ-инфицированные сверстники.

У вас есть хороший пример: огромное количество родителей по всей стране растят своих малышей, живущих с разными хроническими заболеваниями, к которым относят и ВИЧ, занимаясь не только их воспитанием, но и лечением.

Как принимался закон

Проект закона был внесен в Госдуму в конце 2018 года. Он был разработан правительством после того, как Конституционный суд России в июне 2018 года признал незаконной норму, запрещающую людям с ВИЧ и гепатитом C усыновлять детей.

Поводом к вынесению такого решения стала жалоба семейной пары из Подмосковья, которой отказывали в усыновлении ребенка из-за наличия ВИЧ у супруги. Женщина заразилась в больнице, куда попала после выкидыша в 2012 году (с тех пор она проходила антиретровирусную терапию).

Биологическим отцом ребенка, которого она хотела усыновить, стал ее муж, а матерью — сестра, зачавшая с помощью искусственного оплодотворения.

Хотя ребенок с рождения жил в семье заявительницы, а его биологическая мать отказалась от родительских прав, паре не разрешали его усыновить.

Читайте также

ВИЧ-контакт: 5 вредных мифов

«У ребенка ВИЧ-контакт! Что это значит?»

Блог Екатерины Пирожинской. Часть 4. Про плюсов. Начало

Стоит ли упрощать процедуру усыновления в России

Иду на риск: как взять в семью ребенка-инвалида и не пожалеть

Дети с ВИЧ-инфекцией: обычные заботы и особенные потребности

«Нет никаких причин бояться усыновления детей, живущих с ВИЧ»

Виктор Крейдич: «Дети-сироты с диагнозом ВИЧ ничем не отличаются от остальныx»

Сообщество приемных родителей «Дети+», которое недавно стало благотворительным фондом с тем же названием, за 10 лет помогло устроить в новые семьи более 400 детей-сирот, среди которых 80 — с ВИЧ. Директор фонда Ольга Кирьянова рассказала корреспонденту «Филантропа» об успешном опыте сотрудничества дома ребенка и сообщества приемных родителей.

— Сообщество приемных семей «Дети+» формировалось постепенно, начиная с 2005 года. Тогда основной частью нашей работы стала помощь в семейном устройстве детей-сирот из московского Дома ребенка №7. Это учреждение было создано по инициативе Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИД для размещения детей-сирот, рожденных ВИЧ-инфицированными женщинами. В 2005 году он был рассчитан на 60 детей, и был полностью заполнен. Очаровательные, без всяких внешних дефектов дети – но и их никто не берет в семьи. Проживали в доме ребенка дети как с подтвержденным диагнозом ВИЧ, так и с диагнозом «неокончательный тест на ВИЧ». Детей с «неокончательным тестом» в 1,5 года снимают с диспансерного учета, они здоровы. Но специализация дома ребенка отпугивала потенциальных приемных родителей.

Однако начиная с 2005 года из дома ребенка №7 стали активно забирать в приемные семьи детей-сирот, рожденных со статусом ВИЧ+.

— Что способствовало активному усыновлению детей?

— В 2004 году вышел цикл передач о детях из дома ребенка № 7 по «Радио России» в программе «Детский вопрос», а также статьи с фотографиями о детях размещались на сайте «Детского вопроса».

Это привело несколько приемных родителей в дом ребенка. В 2005 году пришли мы с волонтерами и с предложением обновлять сайт дома ребенка. Мы фотографировали детей, писали яркие характеристики и размещали все это на сайте опеки Сокольники.

Тогда нам разрешили под фотографией указывать диагноз ребенка. Мы изначально понимали, что открытая информация о диагнозе детей позволяет найти потенциального родителя, готового взять такого ребенка в семью.

Мы создали Форум приемных родителей, где приемные родители высказывались, как живется с «плюсом», что это не страшно, что это вполне возможно.

Наша помощь заключалась в том, чтобы постепенно сформировалось сообщество приемных родителей, готовых принять ВИЧ-положительного ребенка в семью. В результате – в 2006 году были переданы в семьи 25 детей, из них трое с ВИЧ+, за 10 лет – более 400 детей, из них 80 ВИЧ-положительных.

Читайте так же:  Размер пошлины при взыскании алиментов

После того как Министерством образования и науки были сформулированы правила размещения информации о детях — сиротах на сайтах, например, запрет на разглашение диагноза ребенка, мы изменили сайт. Это совпало со временем, когда наша помощь в семейном устройстве детей-сирот уже была не нужна: в Москве ВИЧ-положительные дети до четырех лет очень быстро находят семьи. Но устройство детей с таким диагнозом по регионам России — по-прежнему трудная задача.

— Принято считать, что чем меньше «проблемных» сведений о ребенке, тем больше его шансы на усыновление, так ли это? На ваш взгляд, нужно ли давать информацию о диагнозе ребенка?

— Писать о диагнозе, хотя бы в виде кода Международной классификации болезней, в федеральном банке данных о детях-сирота нужно, — но только у детей до четырех-пяти лет. Когда маленьких детей забирают домой, их внешность очень меняется. Фамилия в базе данных не пишется, только имя, точная дата рождения также не указывается. В общем, ребенка не узнают. Да и пользуются базами данных в основном потенциальные приемные родители.

Другое дело — социальные сети. Размещать информацию о детях-сиротах в социальных сетях нужно очень осторожно. Там охват аудитории гораздо больше, и это уже не только потенциальные приемные родители, но и ваши соседи.

Потенциальным приемным родителям нужно давать возможность влюбиться в фотографию ребенка, увидеть диагноз, задуматься, почитать про опыт других приемных родителей, найти соратников. А если родители приходят за направлением на ребенка к оператору банка данных, а им только в этот момент говорят, что у ребенка ВИЧ или нет ручки, — скорее всего, родители не будут смотреть такого ребенка.

— Что ожидает ВИЧ-положительных детей в домах ребенка, в детских домах, если они не найдут семью?

— Независимо от диагноза, подросткам без поддержки родных трудно адаптироваться к жизни вне стен детского дома. А с хроническими заболеваниями, к которым относится ВИЧ, — еще труднее. Одна из проблем: дети не приучены регулярно самостоятельно принимать лекарства, приходить в СПИД-центр для получения терапии. Это означает, что после выпуска из детского дома очень велика вероятность, что он бросит принимать лекарства.

Также выпускник детского дома с ВИЧ+ может попасть под влияние ВИЧ-диссидентов. Сироты отрицают все, что с ними было в детском доме, что им «навязывали» взрослые, медсестра. Думают: «Я всю жизнь не хотел этого делать, а меня заставляли!» И одинокий подросток находит подтверждение своим отрицаниям в руках ВИЧ-диссидентов. Если вбить в интернете запрос о существовании ВИЧ, первое что выйдет – «ВИЧ-инфекции не существует». Но это не так. Существует. От нее умирают.

Для ВИЧ-положительных детей жизненно важно попасть в семью. И больше шансов — пока ребенку меньше четырех-пяти лет. Если в ФБД полгода «висит» четырехлетняя белокурая и голубоглазая девочка с сохранным интеллектом, без братьев и сестёр — 90 процентов, что у нее такой диагноз.

— Какие сложности встают перед приемными родителями?

— После усыновления ребенка приемные родители всеми силами стараются скрыть его диагноз. Адекватные приемные родители не играют с этим, не пытаются получить себе какие-то блага. А вот неадекватные, на мой взгляд, — начинают всем подряд рассказывать: мол, мы взяли ребенка с ВИЧ. Вот, нас будут притеснять или уже притесняют. Конечно, надеяться, что все взрослые от поликлиники до школы начнут принимать ребенка таким диагнозом нельзя, общество еще не готово.

В Москве были случаи, когда ребенка не брали в школу и директора за это снимали с должности. Дети должны учиться на общих основаниях. Количество вируса настолько мало в крови ребенка, принимающего специальную терапию, что дети не представляют никакой опасности окружающим, даже если укусят, или оближут, чего все так боятся. Обычные страхи окружающих: в детском саду кровь потечет из носа, попадет на руку другого ребенка, и он заразится. Это не так! Кожный барьер другого ребенка – это защита. Все дети с ВИЧ принимают терапию, наблюдаются в центрах, где у них регулярно, раз в три месяца, проверяют уровень вирусной нагрузки. Если же уровень вируса начинает расти, то препарат перестал действовать – меняют схему лечения, назначают один или два препарата, через три месяца снова проверяют. Нечего бояться.

Никто не хочет заразить ваших детей. А все страхи надо лечить, изгонять, просвещаться. Бояться ВИЧ-положительных не современно, не модно, стыдно. Не актуально.

— Каково отношение в обществе к детям с ВИЧ+ в настоящий момент?

— Общество не хочет узнавать, менять стереотипы. Испугали население в 1990-е годы: «СПИД — чума XX века», и больше не хотят разбираться. ВИЧ не передается воздушно-капельным путем, а передается специфичными вещами: половой контакт, инъекционные наркотики, от ВИЧ-положительной матери к ребенку, при переливании крови, при использовании нестерильного оборудования, например, при набивании татуировки или пирсинга.

Дети с ВИЧ+ не виноваты. Играют во дворе в компании, все нормально, а вот упал ребенок, разбил коленку — дети вокруг разбежались… И ребенок не понимает, что с ним не так? Может, он плохой?

[3]

Порой, родители скрывают диагноз от самого ребенка, он принимает лекарства, но долгое время не понимает, от чего и как называется его болезнь.

Важно поддержать ребенка, когда ему скажут диагноз, есть специальные методики психологов. В Москве это делают психологи ГКУ Центр содействия семейному воспитанию «Соколенок». БФ «Дети+» поддерживает их работу.

Цель благотворительного фонда «Дети+» — содействовать семейному устройству ВИЧ-инфицированных детей — сирот, помогать детям с там диагнозом, оказывать поддержку учреждениям, работающим с ВИЧ+ детьми.

Видео (кликните для воспроизведения).

Мы надеемся, что найдем друзей, и изменим отношение в обществе к детям, затронутым эпидемией ВИЧ-инфекции.

Источники

Литература


  1. История государства и права России; АСТ, Сова, ВКТ — Москва, 2009. — 395 c.

  2. Земельные споры. Комментарии, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 705 c.

  3. Макаров, Ю.Я. Рассмотрение мировыми судьями уголовных дел / Ю.Я. Макаров. — Москва: ИЛ, 2015. — 302 c.
  4. Комаров, С. А. Общая теория государства и права / С.А. Комаров. — М.: Юридический институт, 2001. — 352 c.
Усыновление вич инфицированного ребенка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here