Ювенальная юстиция в россии реальные истории

Ювенальная Юстиция в действии! Или что происходит в наших школах…

Родители, бабушки, дедушки, все неравнодушные люди! Щупальцы ювенальной юстиции все-таки добрались до наших детей. Сейчас, когда на законодательном уровне ювенальные нововведения тормозятся благодаря активной позиции родительской общественности и принципиальности отдельных депутатов, в СМИ, школах и на улице ювенальная пропаганда достигла масштаба информационной войны. Войны за души наших детей. Пора действовать.

СМИ, формально независимые, но реально дружно выполняющие ювенальный заказ, уже около года цинично муссируют «высосанную из пальца» тему насилия и жестокости в семье. Проблема наркомании, от которой по официальным данным гибнет не менее 100 тысяч молодых людей в год, выглядит на голубых экранах по сравнению с этим ничтожной. Какой-нибудь случай реальной жестокости, каких один на миллион, мусолят с упоением мазохиста. И всем родителям налепляют ярлык потенциального преступника и садиста. Очень хорошо об этом сказала И.Я. Медведева. Когда она еще много лет назад в Германии посмотрела ювенальную инсценировку, про отца педофила, предназначенную для детей (!), то каждый встречный немец казался ей маньяком. Еще большее воздействие эта чудовищная пропаганда оказывает на детскую психику: смотря эту мерзость дети невольно, может быть подсознательно примеряют все на своих родителей… Любому профессиональному психологу и психиатру ясно, что эта тема – для профессионалов, которые должны бороться с этими редкими вопиющими явлениями.

Мы уже привыкли к вседозволенности и разнузданности СМИ, особенно таких каналов как СТС и ТНТ, которые не только напрямую развращают наших детей вульгарщиной, пошлостью и жестокостью, но и профессионально формируют на глубинном уровне цинизм и нравственный релятивизм, гедонизм и самовлюбленность, культивируют весь спектр низменных страстей. Однако ювенальный беспредел в СМИ перешел все границы. В Тюменский городской родительский комитет (ТГРК) за помощью обращаются родители, пришедшие в ужас от того, что стало происходить на канале «Домашний». Там разыгрываются суды, учиненные детьми над родителями, показывается, как добрейшие омбудсмены изымают у гнусных родителей замученных чад, и как здорово жить в детдоме. При этом главный российский омбудсмен г-н Астахов с убежденностью и решимостью фюрера заявляет, что мол большинство детей у нас в стране живут в ненадлежащих условиях, и мы этим займемся… Что, и дальше будем молчать и сидеть сложа руки.

В школах ювенальная кампания также разворачивается «во всю». На родительских собраниях нагнетается истерия по поводу жестокости в семье, родителям предлагают «стучать» друг на друга. Это делают сами детские омбудсмены (уполномоченные по правам ребенка) или по их требованию могут делать учителя. В 92-ую школу г. Тюмени на общешкольное родительское собрание пришли уполномоченная по правам ребенка в Тюменской области Калюжная Г.Д. и директор департамента образования города Креков П.В. Они демонстрировали американский фильм про чудовищное насилие в семье. Когда же удивленные родители поинтересовались, зачем это им показывают, последовал вежливый ответ, что де, к Вам это конечно не относится, но может быть Ваши соседи… сообщайте, если что услышите… вот телефон.

Фактически создается система повального доносительства, что мы уже проходили. Для того чтобы к Вам нагрянула СЭР (служба экстренного реагирования) достаточно анонимного звонка соседа-недоброжелателя. Уже сейчас этим пользуются безответственные шантажисты, а семейные и соседские разборки заканчиваются угрозами позвонить в опеку… Поводом для изъятия ребенка из семьи потом может послужить что угодно: от отсутствия некоторых продуктов в холодильнике до случайного ушиба ребенка. Совсем необязательно, чтобы подтвердились слова доносчика – если к Вам приехали, то так просто в покое не оставят. Как показывает печальная практика последнего времени принцип презумпции невиновности полностью игнорируется органами опеки и попечительства.

Пока в Тюмени фильмы про родителей-садистов показывают самим родителям, но, судя по франко-германскому сценарию, разворачивающемуся в России вопреки клятвенным заверениям омбудсменов, скоро дойдут и до детей. Не удивляйтесь, если Ваш сын или дочь, придя домой после школы, будут с болью и глубинным ужасом подозрительно к Вам приглядываться.

Далее, в школах втайне от родителей на уроках и классных часах детей заставляют заполнять анкеты, в которых содержатся вопросы о том, как наказывают детей родители, что запрещают, чем кормят, сколько дают денег, ругаются или нет, какая в доме обстановка и т.д. Таким образом на Вас собирают досье, которое в любой момент может быть использовано против Вас и Ваших детей. Это является грубейшим нарушением Конституции и других законов России, защищающих неприкосновенность внутренней жизни семьи.

[2]

Наконец, детей провоцируют доносить на родителей, всячески рекламируя детский телефон доверия. Вот такие безобразные плакаты появляются в наших школах:

Само ощущение возможности наказать, а то и «посадить» отца и мать нравственно калечит ребенка. Жаловаться предлагают даже в том случае, когда родился младший братик… Дальше, по факту нелепого звонка семья попадает на крючок, а уж потом найдут за что изъять, и того и другого… Обратите внимание также на то, как отталкивающе показаны здесь родители: нашим детям пытаются навязать отвращение к нам. «Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», распространяющий эту мерзость с помощью омбудсменов работает по западным методикам под покровом наших чиновников.

По западной кальке.

Кому и зачем это нужно

На сегодняшний день в России создана изощренная циничная и профессиональная инфраструктура растления детей и молодежи (культ секса, насилия и вседозволенности в СМИ, игорные заведения, стриптиз, ночные клубы, притоны, компьютерные игровые салоны и многое другое). Ювенальная юстиция создается для того, чтобы не позволить родителям вытащить ребенка из этой трясины – вытащить любовью, которая проявляется в убеждении, запретах и наказаниях; чтобы и дальше грязные дельцы набивали себе карманы на растлении наших детей.

Насаждение толерантности ведет к легализации однополых «браков» гомосексуалистов и лесбиянок. Им тоже хочется «воспитывать» детишек. Где их им взять? Только в США в однополых «семьях» по официальным данным «воспитываются» не менее 300 тысяч (!) детей. По данным МВД только в 2008 году в России зарегистрировано 69 новых организаций, занимающихся усыновлением детей за границу. Ребёнок требуется здоровый и, по возможности, славянской внешности. Кроме удовлетворения запросов извращенцев, в мире процветает вывоз детей педофилами и порнодельцами, и просто – «на запчасти».

Если создать такие условия, что донести по той или иной причине можно будет на каждого, а уж подоспевшие «уполномоченные» найдут за что изъять, то каждый, имеющий ребенка, будет «на крючке». Более глубинные цели – тотальный контроль государства над семьей, в т.ч. в сфере воспитания, принудительное формирование мировоззрения личности. Традиционный семейный уклад, уничтожаемый ювенальной юстицией, позволяет воспитывать сильную, свободную, духовно и психологически здоровую личность, которую не так просто «загнать в стойло». Тоталитарному обществу нужны не сильные личности, а винтики.

Геноцид семьи приведет к еще большему спаду рождаемости. Будет происходить «демографическая зачистка» территории столь богатой недрами. Кстати, лоббисты «ювеналки», также активно проталкивают новую вакцину против рака шейки матки (гардасил), которая по данным многих независимых профессиональных исследований, а также по опыту ее применения вызывает бесплодие и многочисленные серьезные дисфункции. При этом предпринимаются попытки запретить родителям отказываться от прививок детям под угрозой лишения родительских прав. Наплыв мигрантов в условиях вымирающего населения вызовет социальную напряженность. Далее – спровоцированный по известным технологиям взрыв межнациональных конфликтов… Не трудно догадаться, кому выгодно еще большее ослабление России. Кто платит, тот и заказывает музыку.

Читайте так же:  Мать одиночка имеет право на квартиру

Что мы можем сделать для защиты наших семей

Проблемы, которые многим до сих пор кажутся далекими или «надуманными», на самом деле как никогда остры и актуальны. Беда может коснуться каждого: бедных, и богатых, верующих и неверующих, многодетных и однодетных. Беда стучится в наш дом, хочет захватить нас поодиночке. Но вместе нас не одолеть.

Первое. Распространяйте правдивую информацию.

Второе. Участвуйте в пикетах и митингах против ювенальной юстиции.

Третье. Пишите письма властям.

Президент РФ Медведев Д.А. 103132 г. Москва, ул. Ильинка д.23. http://letters.kremlin.ru/ E-mail: [email protected]

Председатель Правительства РФ Путин В.В. 103227 г.Москва, Краснопресненская наб.,2, стр.2. government.ru/online/

Председатель Госдумы РФ Грызлов Борис Вячеславович 103265, Москва, ул. Охотный ряд, 1. www.duma.gov.ru/letter_pr.html E-mail: http://mailto:[email protected]/

Четвертое. Не молчите, когда ваших детей вопреки закону заставляют заполнять безобразные ювенальные анкеты или провоцируют доносить на родителей (детский телефон). Или когда Вам самим предлагают доносить на других. Возмущайтесь на родительских собраниях, разъясняйте ситуацию другим родителям, вместе идите к директору. Выясняйте, на каких основаниях это происходит. Иски, поданные родителями и составленные профессиональными юристами, отрезвят зарвавшихся «ювеналов». Время терять нельзя. Если до Вашей школы еще не успела дойти пропаганда ювенальной юстиции, лучше заранее подготовиться к этому, распространяя информацию и находя единомышленников. На каждом родительском собрании ювенальная пропаганда должна встретить отпор, хотя бы в лице нескольких активных родителей, разоблачающих то, что «шито белыми нитками». Вас услышат очень многие, все, кто еще не превратился в «телезомби».

Пятое. Обращайтесь за помощью и подключайтесь к работе родительских организаций. Благодаря усилиям православных, общественных и родительских организаций удалось остановить введение с сентября 2010г. в систему образования ювенального досье (паспорта здоровья школьника), заблокирован параноидальный Форсайт-проект «Детство-2030», отменяются «гей-парады» – марши извращенцев, формируется общественное мнение, чиновники и депутаты начинают понимать закамуфлированные угрозы западных нововведений. Еще раньше, в конце 90-х удалось предотвратить массовое внедрение в систему образования «сексуального просвещения», т.е. развращения детей за школьной партой. Напомню, что это «достижение мировой цивилизации» лоббировалось тогда почти также активно как сегодня ювенальная система.

Пора действовать. Ювеналы боятся массового сопротивления «снизу», т.е. от простых людей, уповая на то, что мы уже достаточно развращены и оболванены телешоу и телесериалами. Не будем отчаиваться, но вспомним слова Александра Невского перед битвой с западными полчищами, которые и тогда несли нам «достижения цивилизации», выжигая наши города: «Нас мало, а враг силен, но не в силе Бог, а в Правде.»

Константин Александрович Шестаков,кандидат социологических наук, председатель Тюменского областного регионального отделения Общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей», заместитель председателя ТГРК по информационной политике

http://www.baby.ru/blogs/post/23882003-2209383/

Ювенальная юстиция в России: куда пропадают дети?

Детей, изъятых из семьи, соцслужбы даже не могут посчитать

«Свердловская область считается благополучным регионом. но когда мы начали сравнивать количество детей, изъятых из семей в порядке 77 статьи Семейного кодекса. по данным МВД их 213, по данным министерства — 218. Где дети?» — Лариса Докучаева, член ОП Свердловской области, из доклада на слушаниях в Общественной палате РФ.

Законность «изъятия» детей из российских семей и применения при этом ювенальных технологий обсудили сегодня в Общественной палате РФ члены региональных общественных палат, представители органов опеки, психологи и активисты. Ожидается, что их доклады об итогах мониторинга случаев отобрания детей из семей в ближайшее время лягут на стол президенту, который не так давно поручил провести объективное исследование на эту тему. Правда, общественники убеждены, что их данные будут разительно отличаться от благостных отчетов официальных структур, передает корреспондент Накануне.RU.

Модератор дискуссии — член комиссии по поддержке семьи ОП РФ Людмила Виноградова — напомнила, что в январе президент РФ Владимир Путин поручил Министерству труда и социальной защиты, Общественной палате РФ и уполномоченному по правам ребенка проанализировать практику изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения «избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью».

«Бесцеремонное вмешательство в семью недопустимо», — подчеркнул тогда глава государства.

Анализ исполнения закона об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации проводила и Общественная палата. Мониторинг за два года показал, что во всех регионах страны применяются ювенальные технологии.

Между тем, у органов опеки — свое видение ситуации. По их данным, практически все случаи изъятия детей из семей законны, поскольку сопровождались лишением родителей родительских прав в судебном порядке. Активисты же утверждают, что одного этого аргумента недостаточно. Работа «в поле» показала, что зачастую детей отбирают по надуманным причинам.

Нескольких детей в ходе мониторинга «недосчитались» в Свердловской области. Об этом рассказала член общественной палаты региона Лариса Докучаева.

«Свердловская область считается благополучным регионом с точки зрения изъятия детей из семьи. Но даже в таком благополучном регионе мы видим рост числа детей, отобранных от родителей. Сами цифры небольшие, но рост показателен. Когда мы начали сравнивать количество детей, изъятых из семей в порядке 77 статьи Семейного кодекса („Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью“), по данным МВД и министерства социальной политики, то у нас начались расхождения. По данным МВД их 213, по данным министерства — 218. Где дети?» — отметила Докучаева.

По словам члена ОП Свердловской области, чаще всего отбирают детей от года до семи лет. Как правило, из неполных и многодетных семей. Каждый такой случай сопровождался решением суда о лишении либо ограничении родительских прав.

«Это дает межведомственным органам основания говорить о том, что в сущности незаконного изъятия детей, лишения родительских прав, по статье 77 Семейного кодекса в регионе нет. Но мы прекрасно знаем проблему, которую озвучивают многие представители родительской общественности, что статья 77 достаточно расширительного толкования и требует конкретизации», — добавила докладчица.

Удручающе смотрится число ноль в колонке «Возвращены родителям». Чаще всего отобранные дети в регионе попадают в замещающие семьи.

«С одной стороны, это может говорить о тщательности проработки этого вопроса — изъятия детей из семьей, где существует угроза для жизни, с другой, в силу широкого толкования угрозы жизни, есть тенденция передачи в приемную семью», — добавила Лариса Докучаева и подчеркнула, что необходимо внести в законодательство поправки, которые бы предусматривали расширенную работу с кровной семьей.

Кроме того, за последний год возросло количество детей, отобранных по «безнадзорности». В 2016 г. их было 623, в 2015 г. — 539.

«Через 100 лет после революции у нас такое количество безнадзорности в нашем относительно благополучном регионе?» — удивилась Докучаева.

Представитель Министерства образования Московской области Лидия Куркина оптимистично доложила, что 50% отобранных детей в регионе возвращаются обратно родителям.

«Подростков мало изымается, в основном из неполных семей, где один родитель. В 50% случаев дети возвращаются родителям, в исключительных случаях — в организации для детей-сирот», — сказала она.

Улучшить работу помогли бы комиссии по защите прав несовершеннолетних, также необходимо ограничить срок отобрания ребенка двумя днями, после которых суд принимал бы решения об изъятии или возвращении ребенка в семью, считает Куркина.

Людмила Виноградова предположила, что это только усугубит ситуацию, так как список лиц, которым дозволено изымать детей, расширится.

«Не у всех такой благостный взгляд на ситуацию, что раз решения суда выносились, значит изъятия были правомерными. Здесь присутствуют активисты, которые работают „на земле“ и имеют несколько иное понимание этой ситуации, потому что они ее изучают и исследуют со всех сторон. Избыточность мер существует. Это касается всех органов межведомственного взаимодействия», — сказала модератор.

Читайте так же:  Сделать свидетельство о рождении ребенка через госуслуги

Ее слова подтвердила руководитель организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» Мария Мамиконян: отчеты из регионов о якобы «нулевых» незаконных отобраниях детей сильно расходятся с реальностью.

«С федерального уровня хорошо видна однотипность поводов для вмешательства в семью в разных регионах. Видны единые способы обхода законов. Видно, что это культивируемая система отношений госслужащих к семьям. Создается презумпция виновности родителей. Неблагополучие семьи становится виной, основанием не для помощи, а для насильственного вмешательства. Считается нормальным, что за родителя решают, что в интересах детей, а что нет. А выявление неблагополучных семей перестает восприниматься как постыдное, а становится хорошим поводом для заработка на чужих трудностях. Создан спрос на чужих детей. Родных детей отбирают от родной матери, хотя часто родной семье хватило бы единоразовой помощи в размере выплаты, которую приемная семья будет получать ежемесячно», — рассказала Мамиконян.

Отобрание детей обычно сопровождается формулировкой о наличии в семье «непосредственной угрозы жизни и здоровью». Но как определяется степень «непосредственности» данной угрозы, непонятно. О механизме изъятия детей рассказала юрист из Нижнего Новгорода Альбина Волкова.

По ее словам, родители вправе не впускать сотрудника органов опеки в жилище даже при наличии акта о проверке. Но после того, как в «игру» вступит полиция, и появится постановление межведомственного взаимодействия, родители обязаны будут принять нежданных «гостей».

«Органы опеки должны выявить наличие угрозы жизни и здоровью и отразить их в акте. С актами родители знакомятся уже в суде. Ребенка куда-то помещают, родителям не говорят, куда. В воздухе остается вопрос: как можно „поместить“ ребенка, предварительно его не отобрав? Нормативные акты, дающие широкие полномочия органам опеки, вступают в противоречие с Конституцией. Отобрание детей происходит не только с нарушением закона, но при этом игнорируется милосердие, происходит попрание прав родителей и нарушение семейных ценностей. Отобрание семей подрывает доверие президенту, как к гаранту Конституции, что может привести к „майданам“ и отстаиванию своих прав силой. Россия может стать не только сырьевым, но и генетическим придатком Европы», — отметила Альбина Волкова.

[3]

В качестве иллюстрации к словам юриста Мария Мамиконян привела шокирующую цифру — 46 тыс. 113 детей за 13 лет было усыновлено гражданами США до введения «закона Димы Яковлева».

Адвокат из Санкт-Петербургской коллегии адвокатов Олег Барсуков считает, что впору дополнять закон 282 («об экстремизме») формулировкой «деятельность по взращиванию вражды внутри семьи».

«Взращивается взаимная вражда между родителями и детьми, происходит „майданизация“ населения. Это целая военная операция», — добавил он.

В стране создается ситуация, при которой большинство населения пребывает в постоянном страхе, отметил активист отделения РВС в Пермском крае Алексей Мазуров: «Когда будут проводить мониторинг наверху, могут сказать, что изъятий не так много, грабежей больше, но нужно понимать, что пока у какой-то семьи не изъяли ребенка, эта семья живет в страхе. Страх покрывает всю территорию нашей страны».

Присутствующие обсудили повторяющуюся схему изъятия детей: синяк — проверка — отобрание. По словам психологов, оторвав ребенка от родных родителей, органы опеки наносят ему больший вред, чем если бы его мама с папой умерли.

Больше информации на сайте: Р.В.С.

http://rvs.su/statia/yuvenalnaya-yusticiya-v-rossii-kuda-propadayut-deti

Ювенальная юстиция

У ребенка есть права Знают все, как дважды два, У ребенка есть права: Читать далее →

Не думала, что когда то буду писать подобный пост, но меня раздирают противоречивые чувства. Читать далее →

Крепкая семья — основа нашего государства. На сколько крепкой она будет, на столько более сильной будет и наша Россия. Ведь в семье формируются и крепнут главные морально-нравственные устои человека. Соответственно институт семьи — как основа государственности, нуждается в защите и поддержке. Сфера семейных отношений, родительских прав и обязанностей — одна из важнейших и самых чувствительных для человека и для общества. И вмешиваться в нее с экспериментами, с чужим, несовместимым с российской традицией и устройством опытом не просто противопоказано — это. Читать далее →

как вы к ней относитесь, к социальному патронату? Сталкивались? Боитесь? Есть у вас организации, защищающие вас и детей от вмешательства излишнего опёки? Что будете делать если в дверь постучат? Читать далее →

Еще необходимо 6 341 подписей до 50 000 Пожалуйста, прочитайте эту петицию. Мы все должны присоединится к ней, чтобы добиться отмены закона, позволяющего отбирать детей у любой семьи по самым нелепые основаниям. https://www.change.org/p/наших-детей-у-нас-отбирают-мы-против-долой-из-россии-ювенальную-юстицию Читать далее →

ЗА ЧТО МОЖНО «ИЗЪЯТЬ» РЕБЕНКА? Наткнулась сегодня случайно на эту тему, читаю и офигеваю. ЮЮ в России не дремлет. Органы опеки развернулись не на шутку. Цитата: «На сегодняшний день изъять ребенка (детей) из среднестатистической семьи можно по следующим причинам: * непосещение детской молочной кухни; * ребенку не были своевременно сделаны прививки; * жилье в аварийном состоянии; * квартира требует ремонта; * квартира ремонтируется; * наличие в доме домашних животных; * аморальное поведение; * несвоевременное прохождение врачей в детской поликлинике; *. Читать далее →

Эх, нет на меня какой-нибудь финской социальной службы, чтобы сразу детей отобрать (ттт). Спят где придётся ))))) Читать далее →

Здравствуйте! Недавно пришлось подписывать медкарту с полным отказом от прививок для сада, и завполиклиникой сообщила мне, что «Скоро, наконец выйдет закон, и мы (врачи) сможем на вас (отказников) в суд подавать!» Подскажите, пожалуйста, имеется в виду не соблюдение родителем прав ребёнка и за это отбор ребёнка у родителя по решению суда? Кто-нибудь что-то слышал об этом, и как скоро он выйдет, этот закон? И что с ним делать тогда? Получается — от прививок отказаться можешь по Конституции, но ребёнка заберём. Читать далее →

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ К ВАМ ПРИШЛИ ОТОБРАТЬ ДЕТЕЙ? ПЕРЕПОСТ ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ К ВАМ ПРИШЛИ ОТОБРАТЬ ДЕТЕЙ?РОДИТЕЛЬСКОЕ ВСЕРОССИЙСКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕhttp://vk.com/rvs_groupТелефон горячей линии8 (800) 100-97-24Несмотря на бурные протесты общественности, в нашей стране повсеместно внедряются ювенальные технологии. Законодательно закрепляются принципы жесткого контроля над семьями, существенно расширяются возможности отобрания детей.К сожалению, даже заботливые и любящие родители рискуют столкнуться с визитоморганов опеки. И здесь логика «я — хороший родитель, мне нечего бояться, и потому я открыт контакту» — увы, не работает. Ведь риск потерять ребёнка. Читать далее →

Рискую навлечь скандал на свою голову, однако не могу не поднять эту тему. По следам обсуждения темы «страны уродов», которая бьёт своих детей, и государственная система этому якобы способствует. Читать далее →

Девочки, наткнулась на такую статью http://ruskline.ru/ special_opinion/2014/10/ s_1_yanvarya_2015_goda_vstupaet_v_silu_ zakon_kotoryj_vvodit_yuvenalnye_normy_i _principy/. Честно говоря, стало страшно. Кто нибудь слышал что нибудь про это? Это не утка? Неужели действительно, с 1 января вводят такой закон. Читать далее →

Видео (кликните для воспроизведения).

В соцсетях мне регулярно попадаются высказывания «всемирно известного детского психолога и писателя» Януша Корчака с непременным упоминанием о том, что он добровольно вошел в газовую камеру вместе с детьми. Мы уже рассказывали о том, . Читать далее →

Ювенальная Юстиция в России — Пособия и рекомендации скачала пособие почитаю, уже некоторые моменты из книги настораживают. Читать далее →

Как вы относитесь, хотя как к этому можно относиться, когда любая семья под угрозой. Девочки, пишите свое мнение и что можно сделать , чтобы защитить нормальные семьи Читать далее →

Это происходит не на Западе, а в России. А именно — уже началось, в Якутии. Не будьте равнодушны -подпишите протест. http://www.citizengo.org/ru/30355-ne-prinimat-zakon-o. Читать далее →

Песня Копыловой, трогает до слез, мне понравилась, решила сохранить: 1. Семья — это малая церковь, А дом — мой надёжный оплот, Да только железные цепи Наденут на семьи вот-вот. Под видом полезности дела, При помощи евро-мерил Готовят проект беспредела — Разрушить семью изнутри. Кружит-кружит хищной птицею Ювенальная юстиция! 2. Под видом защиты ребёнка В дома наши станут входить, Детей превращая в подонков, На взрослых уча доносить. Накажешь ребёнка за дело, Хоть тысячу раз будешь прав, — Звонок — и «состряпано». Читать далее →

Читайте так же:  Рсп подала на развод

Эту статью — рассказ о чудовищной практике, бытовавшей в Великобритании, о том, как в цивилизованной европейской стране у бедняков отбирали детей и отправляли их в качестве бесплатной рабочей силы в колонии, — написали еще в 2009 году. И по-прежнему на русском языке не найти материалов по этой теме. И у меня по-прежнему шевелятся на голове волосы, когда я осознаю, что эта практика под названием «child migration» действовала с 17 вплоть до второй половины 20 века. Статья отчасти переработана, ссылки актуализированы. Читать далее →

Что такое ювенальная юстиция? Это специальные законы, главной задачей применения которых является разрушение семьи. Осуществляется это, разумеется, исключительно в благородных целях «защиты детей». Способ действия ювенальной юстиции (или коротко «ЮЮ») — противопоставление ребёнка родителям. А это и есть разрушение семьи. Читать далее →

Какое-то время назад одна моя знакомая без конца выкладывала на ВК призывы против ювеналки. Это было год или полтора назад, и меня страшно бесили эти ее статусы, я думала: «Что за ненормальная? Так просто никто не может прийти и отобрать детей. Мне же мама-психиатр рассказывала, что даже пропитых алконавтов в нашей стране практически невозможно лишить родительских прав.» Однако вчера после поста Лены о принятии закона о защите детей в Эстонии, я полезла в инет уточнить, как обстоит дело у нас. Читать далее →

Девочки, никогда не разбиралась в этом вопросе. Даже с трудом представляю что это. А тут натолкнулась на пост http://www.babyblog.ru/community/post/sale/1953963Если это все правда, то наших деток скоро будут забирать от нас за угрозу отшлепать.Просто страшно. Еще прочитала что в ЕС и прочих прогрессивных странах могут отобрать у вас ребенка, если им покажется что вы плохо с ним обращаетесь. Читать далее →

У лучшего кореша две дочки близняшки. Воспитывает он их один, жена сбежала к молодому любовнику. На момент описываемых событий дочкам было лет по 13. Внешность уже фотомодельная, менталитет тоже. Сидим у него дома на кухне курим, пьем кофе, размеренно беседуем. Стремительно распахивается входная дверь, на пороге появляются обе наследницы, бухтят о чем то о своем, на нас ноль внимания. Сам папа довольно миролюбиво, попыхивая сигаретой, интересуется. — Девки, ни хрена ни могу понять, в комнатах бардачина, кровати не заправлены, посуда. Читать далее →

http://www.babyblog.ru/theme/yuvenalnaya-yusticiya

friend

Друг ЖЖ

«Что человек, когда его желания – еда и сон? Животное, не боле»


Елена Борисевич. Отняли внучек с формулировкой «одежда разбросана, постельные принадлежности в ненадлежащем виде, постель не заправлена. »


У Сергея Пчелинцева отняли троих детей с формулировкой «У вас тут чисто, но слишком БЕДНО». Больше, видимо, придраться было не к чему. Видимо, в детском доме у них будет гораздо больше. А главное, у них там будут любящие родные мама и папа.

В Карелии у матери отнимают больного диабетом ребенка и насильно помещают его в детдом, не оказывая необходимой медицинской помощи:
http://annatubten.livejournal.com/97235.html

Семья из Нижегородской области лишена троих детей за бедность:
http://vestnik-civitas.livejournal.com/182177.html

Серийные самоубийства матерей в Полтавской области — плоды ювенальной юстиции на Украине:
http://sovest.dnepro.org/2010/2154.html

Епископ Сергей Ряховский и Первый канал вернули детей матери:
http://jesuschrist.ru/news/2011/8/17/16092#.T8dC59W5nTo

Известный священник о самоубийстве девочки, отобранной у матери органами опеки:
http://www.newsland.ru/news/detail/id/878728/

[1]

Коммунальщики обратились в органы опеки с предложением отнять у Кузнецовых детей и держать их в детском доме до тех пор, пока Кузнецов-старший не выплатит весь долг (за комм. услуги). Органы опеки тут же составили акт о «финансовой несостоятельности» и временно изъяли детей из семьи:
http://www.utro.ru/articles/2011/01/20/950246.shtml

Это только навскидку.
Вот что нас всех ждёт.
А не ваши розовые мечты о каки-то отдельных судах, которые почему-то вдруг окажутся неподкупными и заинтересованными в детях.
Вашими благими намерениями, извините, устлана дорога в семейный ад.

http://friend.livejournal.com/235365.html

Система ювенальной юстиции в России есть и действует

Сенатор Елена Мизулина, ставшая голосом родительских организаций, представила альтернативный доклад по практике изъятий детей в стране

Родительская общественность берет дело по защите семей и детства в собственные руки.

Доклад, который не спрятали от общества

В частности, на основании мониторинга проблемы общественниками был подготовлен альтернативный доклад президенту России по практике изъятия детей из семей в России. Соответствующее поручение Владимир Путин давал еще в начале января этого года Минтруду, Общественной палате и уполномоченной по правам ребенка.

Однако судя по риторике последней, предоставленная родительскими организациями информация в официальный доклад не вошла, а само содержание итогового документа не предано огласке и по сей день.

Поэтому общественники, кстати, вышедшие из общественного совета при детском омбудсмене пошли ва-банк, председатель комиссии Совета Федерации по подготовке предложений по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина решила представить содержание «альтернативного» доклада широкой общественности.

В частности, сенатор сообщила о том, что в России из семей ежедневно изымают 850 детей, в год же — более трех тысяч! Причем 740 детей из 850 изымаются с формулировкой «временно». Но по имеющейся статистике, в семьи возвращаются только 38 процентов ребятишек.

Растет и число случаев помещения отобранных детей в медицинские учреждения «по заявлениям родителей». На самом деле к этому неискушенных в знании собственных прав и законодательства взрослых принуждают представители государственных служб под формулировкой «в больнице им будет лучше, чем в приюте». Причем нередко подобные заявления подаются постфактум — уже после помещения ребенка в стационар.

При подготовке доклада был проведен комплексный анализ 150 действующих законодательных актов, изучены 44 региональных регламента, и эксперты временной рабочей группы по совершенствованию Семейного Кодекса пришли к однозначному выводу, что система ювенальной юстиции в России не только создана, но и успешно внедрена во все сферы, которые касаются семьи и детей, прокомментировала ситуацию Елена Мизулина.

По ее словам, только лишь изъятиями несовершеннолетних она не ограничивается, система предлагает узаконенные способы контроля за семьей с несовершеннолетними детьми и вторжения в семью, характеризуется наличием замещающей среды — институтов, куда ребенка можно поместить временно. В результате сформировалась гигантская сеть учреждений и органов. Сейчас их уже более шести тысяч, и все они находятся на гособеспечении. Причем речь идет о триллионах рублей.

Саморазрушение за собственные деньги

Таким образом, разрушая институт семьи, государственная машина работает себе в убыток. Даже приемная семья, в какие нередко помещают изъятых детей, обходится бюджету, а, следовательно, налогоплательщикам в семь раз дороже, чем среднестатистическая обычная семья с двумя детьми вместе со всеми пособиями и маткапиталом. Ну а содержание ребенка в детдоме дороже господдержки обычной семьи уже в восемь раз.

Тем не менее маховик ювенальных репрессий запущен, его механизм работает вовсю и, по информации Елены Мизулиной, на острие атаки сейчас находятся малоимущие семьи, семьи, проживающие в коммунальных квартирах, семьи, находящиеся в состоянии развода, а также многодетные семьи — 25 процентов изъятий происходит именно оттуда.

«В преддверии летних отпусков хотела бы предостеречь и родителей, оставляющих своих детей на бабушек и дедушек, — сообщила сенатор в ходе общения с журналистами, приуроченного к выходу альтернативного доклада. — Вы тоже в зоне риска!»

Читайте так же:  Жена подала в суд на раздел имущества

По действующему законодательству бабушка и дедушка не являются законными представителями ребенка, поэтому и случаи, когда у них забирают внуков — не редки, предупреждает сенатор.

Какого детства десятилетие?

Странная ситуация. С одной стороны, лидер страны объявил грядущее десятилетие «десятилетием детства», с другой — государственные чиновники и служащие, в том числе и те, кому президент поручил это направление, делают все, что чтобы нормального детства у многих детей России просто не было.

На сегодняшний день научно-экспертный совет при временной рабочей группе по совершенствованию Семейного Кодекса подготовил поправки в существующее законодательство.

По словам Мизулиной, это — три поправки в действующий Семейный Кодекс.

Одна из них касается определения оснований для лишения и ограничения родительских прав, отмены института отобрания ребенка. Вторая говорит об установлении гарантий прав усыновителей. Третья поправка определяет приоритет кровной родственной опеки, когда ребенок, оставшийся без попечения родителей, приоритетно должен отдаваться в семью родственников, а не чужих людей. И, наконец, разработан законопроект, вносящий изменения в Уголовный Кодекс и предусматривающий установление ответственности за незаконное изъятие детей из семей.

Таким образом, битва за наших детей продолжается, и очевидно, что она будет тяжелой, поскольку даже явные союзники, соратники и единомышленники внезапно оказываются очарованными «продвинутыми финскими методами».

Впрочем, в России редко когда бывало легко, и опыт, когда вне домов и семей из детей расстрелянных «помещиков, белогвардейцев, кулаков и буржуев» лепили идейных строителей коммунизма, у нее уже был. Задачи новых адептов идеи системного разрушения семей пока не ясны, но каковы бы они ни были — однозначно они преследуют цель очередного удара по нашим многовековым традиционным ценностям, в число которых входит и семья. Посему для того, чтобы «десятилетие семьи» не превратилось в «десятилетие изъятия детей из семьи», нужно бороться денно и нощно, не отступая ни на шаг.

http://tsargrad.tv/articles/sistema-juvenalnoj-justicii-v-rossii-est-i-dejstvuet_66152

Зверства органов ювенальной юстиции. У кого забирают детей органы опеки?

МОСКВА, 1 апр – РИА Новости, Ирина Халецкая. Закон запрещает органам опеки вмешиваться в дела семьи. Исключение – случаи, когда есть реальная угроза жизни ребенка. Однако что именно под этим понимается, в законе четко не прописано, поэтому решение остается за сотрудниками опеки. Порой страх перед ответственностью приводит к тому, что детей изымают даже из благополучных семей – по причине грязных полов в доме или «подозрительной» внешности родителей. В то же время ситуации, когда нужно срочно спасать ребенка, зачастую остаются без внимания контролирующих органов. В чем кроется несовершенство системы, разбиралось РИА Новости.

Пороховая бочка

Игорь Павлов три года отработал в органах опеки в подмосковной Балашихе – был заместителем начальника отдела. Ушел, потому что сдали нервы. Обрел себя в частной практике и сейчас помогает с усыновлением детей. Однако он по-прежнему принимает близко к сердцу телевизионные сюжеты, в которых рассказывают о неблагополучных семьях. Свой опыт работы в опеке Павлов вспоминает неохотно и старается не вдаваться в подробности.

«Понятие «эмоциональное выгорание» мне не чуждо. Постоянное напряжение и ощущение, что ты сидишь на пороховой бочке, превратило меня в невротика. Я понял: лучше уйду и сильно потеряю в зарплате, но вздохну с облегчением. Даже работа с исками на многомиллионные суммы, которые мне приходилось оспаривать, стоила мне меньшей психологической встряски, нежели вопросы с изъятием детей», – признается он корреспонденту РИА Новости.

По его словам, в первую очередь напряжение связано с тем, что приходится в лоб сталкиваться с реальными трагедиями. «Конечно, в маленьком городе или поселке проще – все на виду, ты своими глазами можешь увидеть пьяную мать на улице и заподозрить, что дома там не все ладно. И помочь. А в мегаполисах к каждой семье не приставить сотрудника из органов опеки. Поэтому работа начинается с жалоб сторонних людей – соседей, врачей, полицейских и просто неравнодушных. Однако таких немного», – объясняет Павлов. В какой-то мере из-за этого органы опеки связаны по рукам и ногам.

Чуйку к делу не пришьешь

Впрочем, любая семья защищена законом, так что вмешательство должно быть оправданным. «Зачастую сотрудник опеки понимает, что мать лукавит и обещает то, чего не в состоянии выполнить, – продолжает Павлов. – Но свои личные убеждения и чуйку к делу не пришьешь: мы можем изымать детей только в том случае, если речь идет о реальной угрозе их жизни и здоровью. Если есть одежда, есть что поесть, если родители на момент осмотра были в адекватном состоянии, ребенка изымать никак нельзя, равно как и ограничивать родителей в их правах».

Собеседник вспоминает: «Однажды по телефону пришла жалоба от жильцов дома. Они сообщили, что соседка ушла в запой после смерти мужа. А у нее шестилетняя девочка постоянно плачет. Мы приехали в квартиру, когда женщина была «в завязке». В холодильнике есть еда, ребенок одет, дома порядок. Ремонт скромный, но имеется, санузел в рабочем состоянии. Я поговорил с ней, предупредил: ставлю семью на контроль. Это значит, что мы вернемся, если снова будут жалобы».

Женщина призналась, что после смерти мужа была в депрессии, однако тяжелый период – в прошлом. И пообещала, что будет серьезнее относиться к родительским обязанностям. Однако и недели не прошло, как снова ушла в запой. Павлов приехал уже с полицией. «Это обязательно, потому как процесс изъятия ребенка опасный: родители могут и попытаться что-то с собой сделать, и угрожать, и нападать. Все что угодно. Представитель опеки никак не защищен», – уточняет он.

Профилактикой не поможешь

Если родители не меняют поведения, органы опеки выходят в суд, чтобы их лишили или ограничили в правах. Это всегда крайняя мера: детей до последнего стараются не разлучать с семьей. Бывает всякое, в том числе трудная жизненная ситуация, в которой надо разобраться и помочь людям.

«Один раз мы приехали к семье опять же по звонку от соседей. Жаловались на вонь в квартире сверху. Когда зашли внутрь, поняли, что к чему. Мать – интеллигентная женщина, с двумя высшими образованиями, но в какой-то момент она стала таскать с помойки все, что плохо лежит. Кроме того, приучала к этому детей. Она искренне не видела в этом ничего плохого, дети тоже привыкли к такому образу жизни. Но их не назовешь асоциальными, они не отставали в развитии. Старшая дочка хорошо училась в школе, занималась английским, готовилась к экзаменам», – приводит пример Игорь Павлов.

«И как тут отрывать детей от матери?» – задается он вопросом. Специалисты взяли семью на контроль, подключили волонтеров, чтобы те навели порядок в доме. В итоге волонтеры вывезли несколько машин мусора. Впрочем, через несколько месяцев ситуация повторилась: снова поступили жалобы от жильцов на дикую вонь. Тогда стало ясно – профилактикой тут не поможешь.

Подняли вопрос о лишении прав, но мать неожиданно поддержали учителя старшей девочки. «Они прочили ей хорошее будущее, заверяли, что, если девочку заберут в детдом, сломают жизнь. В итоге судье и прокурору мы объяснили ситуацию и забрали только младших детей – их благополучие все же было под угрозой», – говорит собеседник.

Нищета – не повод для изъятия

Особняком в воспоминаниях Павлова – история семьи Мальцевых, лишенных родительских прав в этом году. В СМИ попали кадры жуткой антисанитарии в их доме: полчища тараканов на стенах, два десятка собак, кошек – невероятное зловоние. Павлов объясняет, что семья попала на контроль опеки еще 2010-м, – соседи били во все колокола. Следующие девять лет семью пытались «вытянуть», лишь бы не изымать детей.

Читайте так же:  Суд за неуплату алиментов наказание

«Мать не пьет, работает санитаркой, получает 26 тысяч рублей. У нее была умственная отсталость, однако она от детей не отказывалась, любила их, воспитывала, как могла. Семье помогали все. Приходили из комиссии по делам несовершеннолетних, органов опеки, с детьми в школах беседовали социальные работники. Периодически возникали нарекания – ребенок пришел на занятия грязным, – но острых проблем не было. Так тащили семью несколько лет», – рассказывает Павлов. Опека выходила с иском о лишении родительских прав в 2010 году. Суд отказал, решив, что нужно больше профилактики. Повторный иск был в 2017-м, снова отказ. А в третий раз старания волонтеров и специалистов уже не помогли.

Впрочем, это скорее показательный пример хорошей работы органов опеки, отмечает собеседник. К сожалению, многие сотрудники, особенно в регионах, очень боятся: ведь случись что, им грозит уголовная ответственность за халатность. Поэтому им проще перестраховаться, чем дать шанс на реабилитацию, – за это не накажут.

Докажи, что можешь воспитывать

Ольга Красильникова – волонтер в одном из городов Сибири (по ее просьбе мы не указываем реального имени и места жительства). В основном она занимается тем, что помогает детям из неблагополучных семей как можно быстрее найти новых родителей, чтобы не остаться в детском доме. Помимо этого, в практике Красильниковой бывали случаи, когда ей приходилось отстаивать права законных мам и пап, которым не хотели возвращать детей.

«В прошлом году в нашем городе убили женщину, ребенка сразу забрали в приют. Муж был на работе. Когда приехал на следующий день за девочкой, ему ее не отдали! Представители опеки потребовали: «Докажи, что можешь воспитывать». Их не смутило, что папа законный, девочку любит», – рассказывает Красильникова РИА Новости.

Она добавляет: отец был настолько ошарашен, что не смог ничего возразить. Это тоже не пошло на пользу в отстаивании прав на дочку. «Рожей не вышел, и слова из него не вытянешь. Еще и прописан в деревне. В общем, женщинам из органов опеки он не понравился, а он еще сдуру возьми и скажи, что сам детдомовский и знает, как это ужасно – жить без родных», – описывает детали волонтер.

Ольга решила помочь отцу и сдала ему комнату в квартире. «Сотрудница опеки пришла на осмотр, разговаривала очень грубо, тыкала пальцем. Не переобулась, не удосужилась даже надеть бахилы. Акт осмотра жилья писала две недели. Потом передала в другую опеку, которая должна была выдать разрешение отдать ребенка отцу. Но комиссия отказывала. В третий раз я пришла вместе с ним, так мне заявили, что мой 16-летний сын может девочку изнасиловать. Кое-как ребенок воссоединился с папой, сейчас все у них хорошо. Просто работник опеки, как правило, неимоверно боится всего. Этот страх – основная и зачастую единственная эмоция», – считает Красильникова.

Как сделать лучше

Волонтер уверена: меры органов опеки в обществе многие давно воспринимают как карательные, никому в голову не придет обратиться к ним за помощью. Сами сотрудники к этой роли тоже привыкли. «Посмотрите, кто там работает? В основном это хрупкие женщины, которые выгорают от эмоциональных перегрузок за месяц и превращаются в бюрократическую машину. И никто не помогает им», – с сожалением говорит Красильникова.

С ней соглашается и экс-сотрудник опеки Игорь Павлов. Он уточняет, что большую часть времени проводил с бумагами, чаще всего – ненужными. «Например, я выяснил, что оснований для нашего вмешательства нет. Мне нужно дать ответ жалобщику. Кому-то он не понравится, напишут повторную жалобу уже на меня. Придется увязнуть в бумажной волоките, отчитываясь по поводу своего решения. С учетом того, что в таких историях всегда кто-то недоволен, надо понимать, сколько времени мне приходилось тратить впустую. Прибавьте к этому нехватку кадров, и сложится целостная картина. А ведь это время я мог потратить на поиск неблагополучных семей и их контроль», – пожимает плечами он. И акцентирует внимание на главной проблеме: если семья не находится на контроле, не шумит и никаких сигналов не подает, для органов опеки она просто не существует.

«Сами сотрудники не могут просто так заявиться в дом, без сигнала со стороны. Зачастую «звоночков» не хватает. В поликлиниках недостаточно бдительные педиатры, хотя можно отследить, что ребенок родился, а мать на приемы с ним не показывается. Если дети не ходят в школу – это тоже сигнал. Да что там, иногда можно отследить и по записям в ЗАГСе! Однажды из ЗАГСа позвонили, забеспокоившись, что родители не получают свидетельство о рождении ребенка. Опасения подтвердились: в пьющей семье ребенок стал обузой», – объясняет Павлов.

В свою очередь, адвокат Виктория Данильченко, специализирующаяся на защите прав несовершеннолетних, считает, что у органов опеки достаточно полномочий, поэтому ничего нового придумывать не нужно. «К сожалению, основная беда в том, что сотрудники безразлично относятся к жалобам соседей и в 90 процентах случаев не выходят с проверкой. Реагировать на любое сообщение – не просто право опеки, а их основная обязанность. Если бы реагировали, возможно, меньше было бы проблем в нашем обществе», – уверена она.

По данным Министерства просвещения, за пять лет численность детей, изъятых у родителей при непосредственной угрозе жизни или здоровью, снизилась на 35,8 процента. Сократилось и число выявленных случаев жестокого обращения с детьми – на 41 процент (всего изъятых детей в 2014 году – 3270, в 2018-м – 2098; случаев жестокого обращения в 2014-м – 2116, в 2018-м – 1249).

Несмотря на хорошие показатели, уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова в беседе с РИА Новости признала, что в системе то и дело возникают сбои: где-то дети попадают в так называемую слепую зону, а где-то внимание настолько избыточно, что детей изымают из семьи, к примеру из-за неисправной электропроводки.

«Когда семья почувствует поддержку, когда возникнет доверие к представителям органов системы профилактики, ситуация изменится. Тогда родители сами станут сообщать о тревожных сигналах, не боясь, что у них заберут детей. А доверять семья будет тогда, когда изменится подход – с карательного на помогающий», – прокомментировала Кузнецова. По ее мнению, необходимо наращивать «помогающий» потенциал.

Детский омбудсмен полагает, что существующие компетенции органов опеки уже не отвечают стоящим перед ними задачам: «Будем настаивать на их реформировании, эту тему мы обсуждали с коллегами из Министерства просвещения России, встретили поддержку». Кроме того, Кузнецова призывает не забывать о главном: о том, что семейные ценности нужно транслировать с самого раннего возраста – «в школах, с телеэкранов, всеми доступными средствами».

Видео (кликните для воспроизведения).

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D1%8E%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%8E%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D1%83-%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B7%D0%B0%D0%B1%D0%B8%D1%80%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%B9-%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%8B-%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D0%BA%D0%B8/

Литература


  1. Акции. Судебная практика, официальные разъяснения, образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2016. — 930 c.

  2. Тарский, А. Введение в логику и методологию дедуктивных наук / А. Тарский. — М.: [не указано], 2014. — 694 c.

  3. Галахова, А. В. Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации. Комментарий. Судебная практика. Статистика / Под редакцией В.М. Лебедева, А.В. Галахова. — М.: Городец, 2015. — 367 c.
  4. Сергеев С. Г. Конституционное право России; Дашков и Ко — Москва, 2008. — 576 c.
Ювенальная юстиция в россии реальные истории
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here