Закон о домашнем насилии медуза

Путин В.В. про закон о домашнем насилии: «Не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?»

В.Путин: Подождите.«Домашнее насилие». Вы хотите про закон спросить?

Д.Песков: Давайте. Третий ряд, центр.

Э.Жгутова: Добрый день, Владимир Владимирович, Дмитрий Сергеевич и весь мир, который сейчас смотрит!

И нет у нас на сегодняшний день, оказывается, большей проблемы, чем проблема семейно-бытового насилия. Совет Федерации разработал законопроект, его повесили на официальном сайте.

И в Совет Федерации пришло обращений от граждан больше, чем за весь год. Против этого проекта выступает Русская православная церковь, подписываются многодетные семьи. За этот проект подписываются ЛГБТ-сообщества, феминистские организации и даже профсоюз секс-работников.

Вы сейчас говорили о том, что у нас демография, кривая демографическая вошла в штопор…

В.Путин: Это не штопор, это ожидаемый спад – это очевидная вещь.

Э.Жгутова: Опять же мы говорим о том, что всё-таки мы должны решать свои демографические проблемы каким-то образом. Но ведь этот законопроект содержит нормы, которые позволяют войти в любую семью. То есть некое количество мерзавцев, садистов, но, извините, нам преподносят цифры, заведомо завышенные. Я лично от своего агентства подавала запрос в ГИАЦ МВД и получила цифры, которые совершенно не стыкуются с теми, которые нам транслирует тот же самый центр «Анна», который является одним из основных…

В.Путин: Вопрос.

Э.Жгутова: Ваше отношение, читали ли Вы текст и считаете ли Вы, что это, возможно, будет последним гробом в крышку нашей демографии? И, собственно говоря, там содержатся нормы тотального контроля за семьёй.

В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» демографии.

Э.Жгутова: Нашей демографии, да, конечно.

В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» – так говорят.

Э.Жгутова: Да, да, прошу прощения.

В.Путин: Ничего страшного, я понял, что Вы хотели сказать.

Э.Жгутова: Вопрос: Ваше отношение, читали ли Вы сам проект, потому что это самая большая … Опрос Совета Федерации показывает, что большинство из этих 11 тысяч против, а ВЦИОМ публикует, что 70 процентов граждан «за». Но вциомовский опрос не подразумевает знакомства с законопроектом, а вот опрос Совета Федерации его подразумевает. В неволе не размножаются люди, мы же знаем об этом.

В.Путин: В неволе не размножаются – это правда.

Э.Жгутова: Я назвала это ювенальной юстицией для взрослых.

В.Путин: В неволе размножаются: есть рождение в тюрьмах и в местах лишения свободы. Но это не важно. Вообще моё отношение, да?

Законопроект я не читал, но Валентина Ивановна Матвиенко мне совсем недавно о нём достаточно подробно рассказывала. Отношение моё какое к этому делу? Оно смешанное. Силой не заставишь любить – первое.

Раньше у нас обращались в месткомы, парткомы и требовали от этих организаций, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов, прежде всего и чаще всего мужчину, конечно. Но даёт ли или давало ли это какой-то позитивный эффект – я не знаю. Но в отношении чего я совершенно против – я против любого насилия, в том числе и в семье, и, конечно, прежде всего к детям и к женщинам.

Это просто признак очень низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы. Ничего здесь хорошего нет. Правда, за ряд правонарушений можно воспользоваться действующими нормами, в том числе за хулиганство, за нанесение побоев или тем более тяжких телесных повреждений, всё это есть в действующем законодательстве.

Но, действительно, Вы правы в том, что подавляющее большинство опрошенных, это 70 с лишним процентов, за этот закон. Я на самом деле не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?

Э.Жгутова: Конечно, конечно.

В.Путин: Я тоже против насилия, как и эти 70 с лишним процентов наших граждан. Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать, в общественности, всё это должно пройти такую проверку. Надо понять, что написано в каждой из его статей, попробовать прогнозировать результаты, которые могут получиться после принятия и после правоприменительной практики, и потом принять окончательное решение.

Путин впервые прокомментировал закон о домашнем насилии

Президент России Владимир Путин на пресс-конференции заявил, что еще не читал законопроект о домашнем насилии, но ему подробно о нем рассказывала спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Отношение президента к нему «смешанное».

Путин вспомнил, что раньше с проблемой домашнего насилия обращались в месткомы и парткомы, но добавил, что не знает, давало ли это какой-то позитивный эффект. Действующее законодательство предусматривает наказание за такие правонарушения, отметил президент, и можно пользоваться им. Необходимость нового закона нужно обсуждать спокойно, попробовать спрогнозировать результаты его принятия и после этого принять решение, считает он.

«Это признак очень низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы»

Президент также прокомментировал опрос ВЦИОМа, который показал, что 70% россиян считают необходимым принятие закона о профилактике домашнего насилия. «Я не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия», – сказал президент, подчеркнув, что он против насилия.

В конце ноября на сайте Совета Федерации был опубликован проект закона о домашнем насилии. Матвиенко обещала, что в ближайшее время документ внесут в Госдуму. РПЦ призывала не принимать этот законопроект. Премьер-министр Дмитрий Медведев говорил, что у него пока нет окончательной позиции по этому вопросу.

Опубликованный закон о домашнем насилии в России раскритиковали

Сторонники законопроекта о домашнем насилии, который был опубликован Советом Федерации 29 ноября, раскритиковали документ. Активистка Алена Попова и член рабочей группы по разработке документа, юристка Мари Давтян написали об этом в Facebook.

Читайте так же:  Как получить развод с ребенком

По мнению Поповой, понятие «содействовать примирению», содержащееся в тексте законопроекта, — попытка переложить вину за конфликты на жертв насилия. «Сам факт «содействовать примирению» — это опять сказать жертве: «дура, сама виновата, ты чего это, не хочешь мириться что ли? А дети? А закон?»» — написала она. Попова отметила, что пребывает в ужасе от опубликованного варианта документа.

Давтян заявила, что опубликованная Совфедом редакция законопроекта «не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная». По словам юристки, определение семейно-бытового насилия в данной редакции полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия, так как они содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления. «То есть этот закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд», — сказала она.

Материалы по теме

http://lenta.ru/news/2019/11/29/kritika/

Почему закон о домашнем насилии до сих пор не принят в России

Как вышло, что побои не считаются преступлением, а общество защищает тиранов

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, текст которого был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года, вызвал негативную реакцию в российском обществе. Проект критикуется как ярыми его противниками, так и сторонниками и даже соавторами. Если одним закон кажется репрессивным и направленным на разрушение института семьи, то другие уверены, что он слишком «беззубый» и не способен защитить жертву насилия. Спорные моменты URA.RU обсудило со сторонниками и противниками законопроекта.

Что такое семейно-бытовое насилие?

В опубликованном документе под семейно-бытовым насилием понимается «деяние, причиняющее или содержащее угрозу физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Как отмечает один из авторов законопроекта юрист Алексей Паршин, из-за того, что из определения выпали лица, против которых осуществляется правонарушение или преступление, закон становится не применимым на практике. «То есть мы не должны защищать тех, кого избивают? Это принципиальная ошибка. Иногда административные дела возбуждают месяцами. И женщина в самое опасное время находится без защиты. Она написала заявление, он на нее зол и начинает еще больше агрессировать. В этот момент может произойти все, что угодно, вплоть до убийства», — считает юрист.

По мнению лидера Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) Ольги Летковой, выступающей против принятия закона, насилием, согласно определению, признается практически все, в том числе угрозы. При этом доказать, были ли угрозы на самом деле, по словам Летковой, невозможно.

Агрессора могут выгнать из собственного дома?

Противников законопроекта также смущает защитное предписание сроком на 30 дней, которое выдается абьюзеру с разрешения жертвы при установлении факта семейно-бытового насилия. Защитным предписанием нарушителю запрещается вступать в контакт с жертвой. Если это не помогает, судом выдается предписание, которое предполагает более жесткие меры борьбы с агрессором, в частности, выселение из совместного жилища.

Активисты, выступающие против законопроекта, уверены, что подобные меры слишком жесткие и нарушают базовые права. «Человеку выдают охранный ордер, по которому он не может в собственный дом прийти. Все же мы должны соблюдать такие базовые принципы, как презумпция невиновности, неприкосновенность частной жизни и жилища. Здесь перебор большой», — уверяет глава АРКС Леткова.

Однако сторонники закона говорят об обратном. По словам Паршина, в странах, где существует подобный закон, предусмотрено более жесткое наказание за насилие. Собеседник агентства отмечает, что агрессор обязан покинуть жилище только в том случае, если суд увидит на то основания. «Должно быть доказано, что было насилие. Также человек должен иметь другое жилье в собственности или найме, куда он может на время уйти. Либо жилье, которое он обязан покинуть, принадлежит не ему, а человеку, который подвергся насилию», — подчеркивает юрист. В случае, если они вынуждены жить на одной территории, выносится защитное предписание, запрещающее совершать акты агрессии, и уже не говорится о том, что нельзя приближаться на определенное расстояние.

Зачем нужен еще один неработающий закон?

Стоит отметить, что организации, выступающие против закона, как правило, критикуют его концепцию в принципе. Его противники убеждены, что уголовного и административного законодательства для борьбы с насилием достаточно. «Можно усовершенствовать существующие законы, если они плохо работают», — полагает Леткова.

Но соавторы законопроекта уверены, что бороться с домашним насилием нужно, используя сразу несколько инструментов. Сегодня в России не ведется работа по предупреждению преступлений, указывает руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия, адвокат Мари Давтян, входящая в рабочую группу по разработке законопроекта. «Единственное, что у нас сегодня есть — это наказание за уже совершенное действие. Законодательство ждет, когда произойдет что-то страшное и после этого уже человек будет наказан. Этот закон не про наказание, а про то, как оградить жертв насилия, если они не хотят, чтобы их безопасности угрожали», — рассказывает правозащитница.

Сейчас законопроект находится в стадии доработки. Предполагалось, что он будет внесен на рассмотрение в Госдуму еще в конце января, но процесс затянулся. Как объясняет депутат Госдумы, соавтор законопроекта Татьяна Касаева, разработка закона занимает много времени, потому что задействовано много профильных министерств и ведомств. «Ведутся дискуссии по закреплению основных понятий. Проект подразумевает внесение изменений в ряд других законов. Необходимо избежать юридических коллизий. Нормы закона должны быть досконально проработаны, чтобы исключить широкую трактовку и не допустить необоснованного вмешательства в семью», — заключила депутат.

В закон о домашнем насилии впишут изгнание виновного из дома

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) подготовил законопроект, в котором предлагает закрепить понятие «семейно-бытовое насилие» и права пострадавших от него. В частности, пострадавший, согласно предложению СПЧ, может получить право обратиться за так называемым защитным предписанием, говорится в документе. Текст законопроекта есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердили два источника в СПЧ.

В разработке документа приняла участие зампредседателя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. По ее словам, основная цель законопроекта — не вводить дополнительные или более строгие санкции, а предусмотреть превентивные меры по профилактике правонарушений. «Предусмотренные законопроектом меры не являются наказаниями за правонарушение, это временные меры по недопущению новых или более тяжких правонарушений и по защите пострадавших», — пояснила депутат.

Читайте так же:  Мегазвезды внебрачные дети пусть

Предложения СПЧ станут основой законопроекта о семейно-бытовом насилии, который разрабатывается в Совете федерации по поручению Валентины Матвиенко, рассказал РБК источник в верхней палате парламента. Финальную версию документа будут вносить сенаторы.

Что предлагает СПЧ

  • Семейно-бытовым насилием предлагается считать умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких родственников или их имущества.
  • Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей. «Например, в июле ЕСПЧ вынес решение по обращению Валерии Володиной, которую в течение нескольких лет преследовал бывший партнер — избивал ее, отправлял с разных номеров угрозы и оскорбления, — отметила адвокат Ольга Гнездилова. — Что касается усыновленных и усыновителей, то страдать от насилия могут и дети, находящиеся под опекой или проживающие в чужих семьях безо всякого оформления, как это случилось с Аишей Ажиговой, которую искалечили в семье тети».
  • Вводится понятие профилактики семейно-бытового насилия: предупреждение и пресечение насилия, его выявление и устранение его условий.
  • Закон призван обеспечить защиту прав жертв насилия, дать им возможность психологической реабилитации и помочь с социальной адаптацией.
  • Правом на защиту смогут пользоваться жертвы насилия или третьи лица, если есть основания полагать, что правонарушитель может причинить им вред.
  • Заниматься профилактикой насилия предлагается федеральным, региональным и местным органам власти, следственным органам и комиссиям по делам несовершеннолетних.

За/против домашнего насилия

В 2016 году в Госдуму был внесен законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой. Столичный омбудсмен Евгений Бунимович связывал с декриминализацией домашних побоев рост числа случаев жестокого обращения с детьми. «Теперь наказание за побои детей — штраф. Штраф взимается с той же семьи и бьет в том числе по тем же детям, которые и так пострадали», — пояснил он.

Видео (кликните для воспроизведения).

Какую защиту для жертв предлагает СПЧ

Согласно документу жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписание), которые:

  • запрещают преследователю приближаться к пострадавшему;
  • вводят для нападавшего необходимость пройти специализированную психологическую программу;
  • в исключительных случаях обязывают нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред;
  • обязывают нападавшего возместить жертве расходы на оплату консультирования или пребывания во временном жилом помещении.

Ордера будут двух типов — судебные и внесудебные. По примеру западных стран, например США, полиция сможет выдавать внесудебное защитное предписание при получении информации о насилии в семье. При наличии такого ордера нарушителю будет запрещено приближаться к жертве ближе чем на 10 м. Он также будет обязан являться в органы внутренних дел для профилактических бесед до четырех раз в месяц.

Судебное защитное предписание обяжет нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим независимо от того, кто является собственником квартиры.

Под профилактикой семейно-бытового насилия в СПЧ понимают:

  • правовое просвещение;
  • профилактические беседы;
  • объявление официального предостережения, что дальнейшее противоправное поведение в отношении близких лиц недопустимо;
  • предупредительное предписание;
  • профилактический учет;
  • профилактический надзор;
  • помощь в социальной адаптации пострадавшим от семейно-бытового насилия;
  • специализированные психологические программы.

По мнению Гнездиловой, запрет на приближение к жилищу пострадавшего позволяет экономнее расходовать бюджетные средства: не строить в большом количестве убежища для жертв домашнего насилия. «Это в течение многих лет было отговоркой властей против закона, мол, мы не можем позволить себе эти расходы, — уточнила адвокат. — Вопрос раздела совместно нажитого имущества может быть решен позже в суде в законном порядке». Если квартира является съемной, то покинуть ее должен нарушитель, а не пострадавший, считает юрист.

Она опасается, что защитные ордера могут использоваться в имущественных спорах, но ответственность за это уже прописана в российском законодательстве — и за заведомо ложный донос, и за фальсификацию документов.

Предупредительное внесудебное предписание законопроект предлагает выносить при наличии данных, указывающих на совершение домашнего насилия либо попытки его совершения сроком на месяц, оно может быть продлено до двух месяцев, пояснила РБК Пушкина. Судебное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего либо по заявлению субъектов профилактики домашнего насилия на срок от месяца до года и может быть неоднократно продлено на общий срок, не превышающий два года.

В предлагаемом СПЧ варианте документа согласие пострадавшего на вынесение судебного защитного предписания не требуется. За помощью может обратиться не только сама жертва, но и ее законные представители. Также основанием для профилактики насилия могут стать приговор, определение или постановление суда.

Глава думского комитета по делам семьи Тамара Плетнева заявила РБК, что профилактика домашнего насилия требует обсуждения. «Конечно, оставить без внимания эту тему нельзя, но как в Америке — тоже нельзя. У них свои представления о семье и об ордерах», — считает она. По словам Плетневой, у нее двоякое отношение к этой проблеме: «С одной стороны, нельзя женщин бить. С другой — у нас же люди быстро мирятся. Мужу этот ордер выпишут или посадят, не дай бог, а кто деньги будет зарабатывать. »

Как еще можно защитить жертв насилия

Для комплексной и эффективной защиты российских женщин необходима ратификация конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенции), считает Ольга Гнездилова. «В ближайшее время эту процедуру завершит Азербайджан, а Россия останется единственной страной Совета Европы, не присоединившейся к этим обязательствам», — отметила она. Конвенция предусматривает комплексный подход к борьбе с домашним насилием, но не только с его последствиями через охрану или привлечение к ответственности, но и на этапе предотвращения. Европейский документ также разделяет виды насилия — физическое, психическое (угрозы, изоляция), экономическое (лишение средств, запрет выйти на работу), сексуальное насилие, в том числе в браке. Это разделение не описано в законопроекте СПЧ. «Конвенция запрещает среди прочего преследование (сталкинг), сексуальные домогательства и женское обрезание», — отметила Гнездилова.

Читайте так же:  При разводе отец хочет забрать ребенка

Новости

Кто займется профилактикой домашнего насилия?

Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

«Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

«По сути, физическое насилие выпало из закона».

«[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

Из дома будут выселять без суда, а ребенка отнимать, если не купить ему игрушку. Разбираем 10 главных мифов о законе

Необходимость закона о домашнем насилии стала очевидна после серии громких дел последнего времени. Сестры Хачатурян убили своего отца, жертвами которого были многие годы; Маргарите Грачевой муж отрубил кисти обеих рук; широко обсуждались убийства женщин, которые до этого сообщали о насилии в семье. Авторы законопроекта утверждают, что его принятие заметно улучшит ситуацию. Однако у инициативы достаточно противников, которые развернули широкую протестную кампанию и создают много мифов вокруг законопроекта. «Медуза» вместе с юристами «Команды 29» Валерией Ветошкиной, Ариной Начиновой и Максом Оленичевым, а также одним из авторов законопроекта Алексеем Паршиным разбирают десятку самых популярных.

Что нового в этом законопроекте? Почему его все обсуждают?

Законопроект о профилактике домашнего насилия предполагает введение мер дополнительной защиты для людей, которые столкнулись с домашним насилием. Среди них полицейские или судебные предписания, которые обяжут агрессора не применять насилие, а в течение определенного срока вообще не приближаться к жертве и, возможно, пройти специальные психологические курсы. Авторы также считают нужным ввести категории экономического, психологического и сексуального насилия. Активные противники законопроекта в свою очередь утверждают, что его содержание противоречит Конституции, а сам закон позволит выселять людей из собственных домов, разрушит российские семьи и будет наказывать родителей, которые отказались купить ребенку новую игрушку.

Читайте так же:  Можно ли оспорить решение суда о разводе

Домашнее насилие не отличается от любого другого, отдельный закон не нужен

Что говорят противники:

Николай Земцов, депутат партии «Единая Россия»: «Насилие существует в обществе всегда, но только не надо выделять домашнее насилие. Есть уличное насилие, насилие на стадионах, в метро, любую область возьмите — и там найдутся люди, которые асоциальны».

[2]

В реальности:

Действительно, в Уголовном кодексе и КоАП уже предусмотрена ответственность за разные виды насилия. Однако существующие законы не ориентированы на профилактику. «Сейчас полицейские фактически вынуждены ждать, пока не случится очередная трагедия, потому что законных инструментов вмешаться на более ранней стадии и предотвратить ее у них нет», — говорит адвокат Алексей Паршин. Меры, которые предлагает законопроект — правовое информирование, профилактический учет, защитное предписание, — должны предотвращать преступления.

Например, временный запрет приближаться к человеку (защитное предписание) — эффективный способ оградить пострадавшего от агрессии. Уголовная или административная ответственность наступает лишь за неоднократное нарушение предписания.

[1]

Жертвы домашнего насилия порой не желают, чтобы обидчик (как правило, близкий родственник, опекун или сожитель) привлекался к уголовной и административной ответственности. «Зачастую им [жертвам домашнего насилия] нужно, только чтобы их оставили в покое и больше не третировали. Если на вас нападает хулиган на улице, от него можно спрятаться дома. Но если дебошир или насильник живет вместе с вами, бежать некуда. Семья по своей сути — это место, где мы должны чувствовать себя в безопасности. А в случае домашнего насилия страдающие от агрессии люди живут в состоянии перманентного страха», — объясняет Паршин.

Доказать наличие психологического насилия невозможно

Что говорят противники:

Владимир Соловьев, телеведущий: «Вы не сможете верифицировать жалобу, потому что вы не сможете определить, есть ли психологическое насилие. Кто будет определять, есть это насилие или нет? Кто приведет систему доказательств? В каком суде это будет взвешено? Кто вынесет это решение?»

В реальности:

Авторы законопроекта считают, что говорить о факте психологического насилия можно, если имели место оскорбления, преследование, клевета, угрозы или обещания расправы в адрес жертвы или ее близких. Также к психологическому насилию относят изъятие документов, удостоверяющих личность, принуждение к тяжелому или опасному труду, совершению преступлений, аморальному поведению или действиям, опасным для жизни и здоровья.

Вероятно, для доказательства таких случаев потребуется выстроить специальную систему. Но это не будет чем-то абсолютно новым для юридической практики, полагают юристы. Валерия Ветошкина и Макс Оленичев считают, что в качестве доказательств можно использовать свидетельские показания коллег, родных и соседей, результаты психологической экспертизы, предыдущие обращения потерпевшего в полицию.

Отказался купить жене шубу — совершил экономическое насилие

Что говорят противники:

Алексей Комов, член правления Всемирного конгресса семей: «Жена просит тысячу евро, а я говорю: нет, только семьсот. Вот уже экономическое насилие».

[3]

В реальности:

Согласно законопроекту, экономическим насилием считаются ситуации, когда человек умышленно лишает другого предметов первой необходимости (жилья, пищи, одежды, лекарств и т. д.). Портит или уничтожает его имущество. Не содержит детей или других недееспособных лиц, находящихся на иждивении. Отказ купить шубу или новый телефон явно не входит в этот перечень.

Людей будут выселять из собственного жилья

Что говорят противники:

Политик Сергей Удальцов: «Понятно, что в большинстве случаев у нарушителя не будет возможности проживать в ином помещении, так как в наших семьях часто еле-еле сводят концы с концами от зарплаты до зарплаты и никаких лишних денег или свободной жилплощади элементарно нет. Зато в тех случаях, когда деньги в семье водятся, новый закон открывает пространство для различных афер с недвижимостью».

В реальности:

В соответствии с законопроектом, суд может вынести предписание, которое обяжет агрессора покинуть место совместного проживания на строго определенный срок. Кто является собственником жилья — не важно, так как жилищные права не могут быть выше гарантированных Конституцией РФ прав на жизнь и личную неприкосновенность. Но присвоить чужое имущество не получится — его владельцем все равно останется тот, на кого оно было зарегистрировано.

Такую меру могут применить, только если нарушитель имеет возможность проживать в другом месте, в том числе по договору найма. Если такой возможности нет, суд вынесет защитное предписание с запретом на семейно-бытовое насилие, требованием пройти психологические курсы, или запрет на преследование (если потерпевшая уйдет из дома сама).

Также законопроект предусматривает обеспечение жертвы домашнего насилия бесплатным жильем, но не дольше чем на два месяца.

Запрет на измену будет считаться сексуальным насилием

Что говорят противники:

Ольга Леткова, председатель Ассоциации родительских комитетов и сообществ: «То есть люди в браке почему-то, по мнению авторов закона, сохраняют право вступать в половые связи с кем угодно, и никто не имеет права им мешать и критиковать. Это касается и детей, если они захотят вести раннюю беспорядочную половую жизнь».

В реальности:

Законопроект не вносит новых определений сексуального насилия, а ссылается на существующую 18-ю главу УК РФ, где содержатся определения половой свободы и неприкосновенности. К преступлениям относятся изнасилования, насильственные действия сексуального характера, секс и развратные действия с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, и т. д. Подробные разъяснения на этот счет дал Пленум Верховного суда.

«На практике, — добавляет Арина Начинова, — правоохранительные органы часто отказывают в возбуждении уголовного дела, например, об изнасиловании супругом. Законопроект дает дополнительную защиту тем, кому сложно доказать факт свершившегося сексуального насилия».

Родителям запретят воспитывать детей

Что говорят противники:

Протоиерей Всеволод Чаплин: «Если отец запретит 13-летней дочери уйти в полночь гулять непонятно с кем, это станет трактоваться как лишение свободы выбора. Вы отрубили какие-нибудь сомнительные сайты ребенку — вот вам уже „изоляция с целью лишения социальных контактов“».

В реальности:

Законопроект учитывает, что родители обязаны воспитывать своих детей. Поэтому считает насилием только действия (или бездействие), которые причиняют ребенку физическую боль, наносят вред здоровью или нарушают базовые права , прописанные в других законах. При этом действия родителей, которые формально могут считаться психологическим или экономическим насилием, но не нарушают базовых прав ребенка и не вредят его здоровью, насилием не считаются (это отдельно прописано в законопроекте).

Читайте так же:  Взыскание алиментов детей пользу родителей

Отказ купить ребенку игрушку или запрет пользоваться интернетом не считаются насилием, потому что не причинят вреда здоровью и не нарушат прав ребенка.

Детей будут забирать без суда и следствия

Что говорят противники:

Сергей Миронов, лидер партии «Справедливая Россия»: «Больше всего наша фракция опасается, что этим законопроектом прокладывается путь введения ювенальной юстиции в нашей стране, главная цель в конце концов — изымать детей из семей, изымать, потом куда-то отдавать, я не исключаю, что и в однополые семьи за рубежом. Нас не устраивает эта опасность в этом законопроекте».

В реальности:

Органы опеки уже имеют право изымать детей из семей в экстренных ситуациях — эта процедура прописана в Семейном кодексе. Ничего нового законопроект к этому не добавляет. Ни одна из профилактических мер (правовое просвещение и информирование, профилактический учет, профилактическая беседа, специализированные психологические программы, защитное предписание, судебное защитное предписание), содержащихся в законопроекте, не предусматривает изъятия детей из семьи.

Закон запретит ухаживать за женщинами

Что говорят противники:

Николай Николаев, депутат Госдумы от партии «Единая Россия»: «Признаюсь, я преследовал свою жену все 25 лет. Начал еще до свадьбы. И не прекращаю до сих пор. Например, я заезжаю за ней на работу. Иногда настырно, совсем без спроса, поджидаю ее с дочкой на занятиях, чтобы обеих забрать домой».

В реальности:

Преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Сталкер может искать, куда переехала его жертва, пытаться связаться через соцсети, электронную почту, звонить по телефону, преследовать на работе или учебе, настаивать на общении. Речь идет не об ухаживаниях, а о вторжении в личное пространство. Если разница вам не вполне ясна, Алексей Паршин советует ознакомиться с делом Валерии Володиной: «В результате преследования со стороны агрессора она была вынуждена покинуть родной город, сменить имя, а затем уехать и из страны».

Закон о домашнем насилии противоречит Конституции

Что говорят противники:

Фрагмент публичного аналитического доклада фонда «Семейная политика.РФ»: «Эта система позволит под видом „профилактических мероприятий“ произвольно применять практически к любому совершеннолетнему гражданину России меры репрессивного характера. При этом в рамках данной параллельной системы правовых норм не будет действовать конституционная презумпция невиновности».

В реальности:

Законопроект реализует то, что уже есть в Конституции. Вторая статья говорит о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. А согласно статье 21 «никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». Домашнее насилие нарушает права, которые государство обязано защищать.

Авторы законопроекта не собираются отменять презумпцию невиновности. Защитное предписание, во-первых, временная мера; во-вторых, не устанавливает чью-либо виновность. Ее определяют в суде.

Сторонники закона манипулируют цифрами

Что говорят противники:

Валерий Фадеев, глава Совета по правам человека при президенте РФ: «Теоретически борьба с домашним насилием — это правильно. Но когда я иногда слышу в СМИ от сторонников этого закона, что мужья убивают в семье 14 тысяч женщин, а оказывается, что 14 тысяч — это больше, чем общее число убийств в России, я начинаю сомневаться в правдивости этих аргументов».

В реальности:

Эта цифра и правда не соответствует действительности . Но поскольку нет соответствующего закона, единой системы статистики по домашнему насилию тоже не существует. А в полиции фиксируют далеко не все случаи. Согласно экспертным оценкам, больше половины женщин не обращаются в правоохранительные органы. К тому же в официальную статистику не попадают бывшие супруги, а также люди, живущие в гражданском браке.

C января по сентябрь 2019 года МВД зафиксировало 15 381 случай бытового насилия против женщин. За 2018 год подобных преступлений было 21 390. Больше 60% уголовно наказуемых деяний в отношении детей происходит в семьях.

Анна Вилисова, Илья Шевелев

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    Источники

    Литература


    1. Габов, А. В. Ликвидация юридических лиц. История развития института в российском праве, современные проблемы и перспективы: моногр. / А.В. Габов. — М.: Статут, 2011. — 304 c.

    2. Рассказов, Л. П. Теория государства и права / Л.П. Рассказов. — М.: Инфра-М, РИОР, 2014. — 480 c.

    3. Трудовое право; Юнити-Дана — Москва, 2010. — 504 c.
    4. Краткий курс по теории государства и права. — Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2015. — 140 c.
    Закон о домашнем насилии медуза
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here